САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Стругацкое кино. Сталкер – аниме-сериал?!

Настоящий бум киноадаптаций братьев Стругацких еще впереди, убежден лауреат «Нацбеста», сценарист «Викинга и «Вратаря Галактики» Андрей Рубанов

В январе 2021 года в Японии выйдет аниме Otherside Picnic по манге, вдохновленой фантастической повестью братьев Стругацких «Пикник на обочине» / Кадр из Youtube
В январе 2021 года в Японии выйдет аниме Otherside Picnic по манге, вдохновленой фантастической повестью братьев Стругацких «Пикник на обочине» / Кадр из Youtube
В 2021 году в Японии выйдет 12-серийная экранизация книги Иори Миядзавы “Otherside Picnic”, которая, в свою очередь, является адаптацией повести Аркадия и Бориса Стругацких «Пикник на обочине». Судя по выложенным в Сеть кадрам, адаптация выполнена в канонической стилистике аниме. Что может вызвать недоумение у российского читателя и зрителя. «Пикник на обочине» – с глазастыми девочками в коротких юбочках? Да разве можно эдак снимать Стругацких?!
А как – можно? За ответом на этот вопрос мы обратились к писателю Андрею Рубанову – сценаристу недавнего фантастического «Вратаря Галактики», который знает предмет изнутри. И, кстати, его роман «Финист - Ясный сокол», принесший ему «Нацбест», тоже имеет к фантастике прямое отношение.

Текст: Андрей Рубанов

Фото:www.igromania.ru

Как снимать фантастику – никто не знает. Так мне сказал мой товарищ, очень известный российский продюсер и режиссёр. В Голливуде тоже не знают. На один успешный фильм приходится несколько провальных.

Провальными в своё время стали «Дюна», «Джонни-мнемоник», «Бойцовский клуб».

Экспертов в этом деле мало. Каждый, кто делает – идёт по минному полю.

При этом современная кинофантастика пребывает в бурном развитии, в прорыве. Фанаты избалованы качественными и дорогими западными сериалами и фильмами. Но всё это – фантастика игровая, сугубо развлекательная, со стрельбой и беготнёй.

Фантастика серьёзная, «советская» – как у Стругацких или Лазарчука, – имеет весьма ограниченный спрос.

У писателей братьев Стругацких есть две большие, известные экранизации, Тарковского и Германа-старшего. Обсуждать их бессмысленно. Это индивидуальные случаи. И «Сталкер», и «Трудно быть богом» делались тяжело, в муках. В ближайшее время такие дорогие и сложные авторские фильмы никто снимать не будет. Они не окупаются в прокате.

Зато сериальное производство, развлекательное качественное кино, поднимается, и эта волна рано или поздно подхватит и Стругацких.

В их лучших книгах – замечательные фантастические допущения, фабулы. Но сами сюжеты, как правило, социально-философские. С точки зрения развлекательного кино сюжеты Стругацких надо переделывать, добавлять аттракционов и поворотов.

«Жук в муравейнике» – готовый триллер-боевик. Но чтобы превратить его в восемь серий, нужно многое добавлять. «Хищные вещи века» – готовый триллер, но его надо осовременивать. «Град обречённый» тоже просится на экран, как история создания тоталитарного общества в замкнутой системе. Но и там надо добавлять событий. В «Гадких лебедях» шикарная идея, «мокрецы», но затем история съезжает в антибуржуазный памфлет и в сатиру, нынче такое вряд ли прокатит. Режиссёр Лопушанский пытался – у него не вышло.

«Страна багровых туч» – замечательный сай-фай ближнего прицела. Увы, сай-фай теперь стал другой, нужны чудовища, как в «Риддике» или в «Чужом», если нет инопланетных тварей – зрители смотреть не будут.

«Улитка на склоне» – крутой био-панк. Но надо добавлять действия.

«Понедельник начинается в субботу» – возможно, лучшая вещь Стругацких. Однако для современного зрителя тут нужно многое объяснять, адаптировать.

Стругацкие не работали в «жанре фантастики». Они использовали фантастику как приём, они пытались говорить о людях, а не о гиперпространстве или прыгающих марсианских пиявках.

Они верили, что можно обывателя превратить в коммунара. При помощи педагогики сделать из жадного дурака благородного умницу. Далее, важное место занимает тема борьбы с тоталитаризмом. Нацизм и фашизм, по Стругацким, рождаются из мелкобуржуазной среды, из мещанства и скудоумия.

А в наше время, увы, обыватель победил – по крайней мере, в общеевропейской культуре. Личное, частное торжествует над общим; воцарился самый крайний, оголтелый индивидуализм, какой только можно себе представить.

Наконец, Стругацкие были детьми эпохи НТР и верили, что наука и техника, индустриальные технологии – изменят человека к лучшему, помогут победить голод и войны. Сейчас, спустя полвека, мы увидели, что технологии никак не повлияли на животную, хищную природу человека, мир по-прежнему дымится.

Нынешнему молодому индивидуалисту, который смотрит в IMAX фильм Криса Нолана, сделанный за 200 миллионов долларов, а вечером ещё скачивает себе «Мир Дикого Запада» – такому избалованному зрителю трудно объяснить конфликты Стругацких.

Они воевали против невежества, бюрократизма, мещанской лени.

Они яростно сражались с пережитками сталинизма, прежде всего с доносительством. Сейчас, к нашему счастью, этот слой реальности смыт, новые поколения просто не понимают, что значит выражение «сообщить куда следует». Зачем? Алгоритм Фейсбука сам это сделает.

Стругацкие транслировали проблематику советского общества 60-х, оттепельный подъём, полёт Гагарина, мечты о новых, неизведанных мирах.

Стругацкие были пацифистами, антивоенный пафос у них превращался в антимилитаристский, они насмехались над казармой, над солдафонством; согласно Стругацким, армия есть порождение того же обывательского, мелкобуржуазного болота.

Критики упрекали Стругацких за то, что они насаждали мораль, и упрекали правильно. Морали в литературе быть не должно. И если делать кино по Стругацким – то нужно отовсюду аккуратно эту мораль убирать. Мораль – понятие классовое, она у каждого своя, и она со временем меняется.

Чтобы экранизировать Стругацких, надо сначала договариваться с правообладателями, а затем найти хорошего сценариста, конгениального самим Стругацким, способного аккуратно перелицевать изначальную историю. Таких сценаристов у нас в стране примерно пять человек, и все они очень дорогие и очень загружены.

Рассчитывать, что экранизации будут иметь успех за счёт фан-базы, тоже не следует. Фан-база у Стругацких есть, но её недостаточно для рекламы, к сожалению. Насколько я знаю, ПСС Стругацких продаётся с трудом.

Так или иначе, хорошей развлекательной кинопродукции, в первую очередь сериалов – будет больше. Индустрии нужны новые идеи, и в большом количестве. Чего-чего, а оригинальных ярких идей у Стругацких достаточно.

Стивен Кинг и Филип Дик когда-то, в 80-е, были производителями палпа, книжек в мягких обложках с яркими картинками. Их никто не воспринимал всерьёз. Спустя 40 лет – они самые востребованные, каждый год выходят два-три фильма по их книгам.

То же самое будет и со Стругацкими. В ближайшие 20 лет все хиты великих братьев будут перенесены на экран, и не по одному разу. Но, конечно, в сильно адаптированном виде, приспособленном под реалии рынка.

Что касается кино как искусства, кино глубокого, рассчитанного на думающих зрителей, кино без попкорна, кино «про людей» (по выражению Арабова) – его у нас в России почти не делают. Возможно, его время вообще прошло.