САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Все на фейсконтроль

В новой постановке Театра.doc по пьесе Мариуса фон Майенбурга урод становится красавцем без грима, а за смехом скрывается знакомый каждому страх — потерять себя

Фото: Театр.doc
Фото: Театр.doc

Текст: Людмила Прохорова

24 февраля на сцене Театра.doc пройдет премьерный показ спектакля «Урод» по одноименной пьесе современного немецкого драматурга Мариуса фон Майенбурга, известного российским зрителям по фильму Кирилла Серебренникова «Ученик».

Пьеса «Урод» — не новая, написана она в 2007 году, но охотно ставится в разных театрах по всему миру. Два года назад состоялась премьера на сцене Центра им. Мейерхольда, и то был режиссерский дебют актера мастерской Виктора Рыжакова Артема Дубра. Нынешний «Урод» — тоже режиссерский дебют, но уже актера и музыканта Антона Ильина (выпускник мастерской Юрия Муравицкого, играет в спектакле «Человек из Подольска» по пьесе лауреата «Золотой маски» Дмитрия Данилова).

Сюжет «Урода» довольно прост. Изобретатель штекера нового поколения Летте невозможно уродлив, но каким-то чудесным образом он смог прожить всю жизнь, не замечая этого, и даже вполне счастливо жениться. Ужасающая правда о его внешности открывается лишь когда встает вопрос о поездке на конференцию, где необходимо представить изобретение Летте. Начальник собирается отправить в командировку ассистента Летте, лишь бы только главный герой не светил лицом и не отпугивал потенциальных партнеров и покупателей. Узнав о своем изъяне, Летте выводит на откровенный разговор жену, которая вынуждена признать, что она никогда не смотрит Летте прямо в глаза — настолько он уродлив, — но ведь любит она его совсем не за это. Упав духом, главный герой решается на пластическую операцию, в ходе которой его лицо меняется до неузнаваемости. Из урода он превращается в писаного красавца. Все в восторге от его новой внешности: начальник отправляет его в командировку, женщины выстраиваются к нему в очередь, деловые партнеры очень заинтересованы в штекере, который он изобрел, впрочем, не только в штекере…

Усовершенствованная внешность лишь на время меняет жизнь Летте в лучшую сторону, а затем пускает ее под откос.

Брак главного героя трещит по швам, сам он погряз в странных отношениях с дважды бальзаковского возраста богачкой и ее сыном, в научной деятельности — застой, он только и делает, что презентует, но ничего не создает. А главная беда в том, что пластический хирург решил подзаработать на столь удачно созданной им внешности и стал плодить клонов Летте. Вокруг все готовы лишиться своего лица, лишь бы стать обладателями прекрасного нового лица Летте. Вот уже и ассистент главного героя лег под нож и стал его копией. Все хотят стать «красавцами Летте», только вот он сам во что бы то ни стало хочет вернуть назад свое уродливое лицо и свою прежнюю жизнь.

Хотя пьеса Майенбурга не просто комична, но и в очевидной степени фантастична, Антону Ильину удалось поставить ее так, что она смотрится органично Театру.doc. Абсурд, который не прячется за пышными декорациями, становится еще более абсурдным и одновременно более искренним, а остроумные диалоги, произносимые без лишней патетики — наоборот, в сдержанной и чеканной манере, — становятся от этого ещё более смешными.

Есть во всем этом что-то глубоко сообразное человеческой природе — смеяться над чужой неловкостью (это ещё Чарли Чаплин уловил и уморительно обыгрывал в своих фильмах), незадачливостью, неудачливостью… Так и в спектакле «Урод» коллизии, происходящие из-за особенности внешности Летте, не выжимают из зрителя горьких слез сострадания и сопереживания, а смешат его. И сквозь смех в финале подводят к главному — вопросу о самоидентичности, о способности быть собой и принимать себя таким, какой ты есть. Больше того — о способности противостоять давлению со стороны абстрактного, а потому еще более безжалостного общества, которое навязывает искусственные идеалы, искусственные цели, искусственное счастье и красоту. «Красота спасет мир» — фраза, известная даже тем, кто не читал роман Достоевского «Идиот». После спектакля «Урод» хочется задать риторический вопрос: а спасет ли мир красота, выкроенная по шаблону?

КСТАТИ

Пьесу «Урод» можно найти и прочитать в сборнике новой немецкоязычной драматургии «ШАГ». В антологию вошли тексты современных авторов из Германии, Австрии и Швейцарии, переведенные на русский язык. Сборники изданы Гете-Институтом в сотрудничестве с Австрийским культурным форумом и Швейцарским советом по культуре Про Гельвеция. Все выпуски выложены здесь.


Если сюжет пьесы натолкнул вас на мысль прочитать что-нибудь о героях, лишённых физической привлекательности, то вот вам небольшая подборка.

Три персонажа, которые не отличались приятной наружностью:

Гуинплен, главный герой романа Виктора Гюго «Человек, который смеется». Гуинплен — законный и единственный сын покойного лорда Кленчарли, был выкран в двухлетнем возрасте компрачикосами и изуродован по заказу короля, который позарился на богатства лорда. Компрачикосы, спасаясь от преследования властей в море, бросили десятилетнего Гуинплена на скале. Мальчик выжил, к тому же он спас маленькую девочку, взяв ее с груди замерзшей матери. Пройдя трудный путь, он вышел к людям. Его приютил бродячий артист, ученый и философ Урсурс. Когда Гуинплен вырос, он стал выступать в балагане приемного отца. Изуродованное компрачикосами лицо, с «ртом, открывающимся до ушей, ушами, загнутыми до самых глаз, бесформенным носом, …и лицом, на которое нельзя было взглянуть без смеха», позволило Гуинплену и его названной семье выручать у веселящейся публики достаточно для жизни. Несмотря на свое уродство и вызываемые им насмешки, Гуинплен был счастлив и был способен на сострадание к другим людям.

Квазимодо — еще один персонаж Виктора Гюго, горбатый звонарь из знаменитого романа «Собор Парижской Богоматери». Квазимодо родился с физическими недостатками — всё тело его было неправильной формы, он был горбат, хром и имел огромную бородавку на левом глазу. Пакетте Шантфлери вместо ее первенца подбросили Квазимодо, но несчастная мать при его виде чуть не сошла с ума, и мальчика унесли. Его отправили в Париж, где его и нашел в яслях для подкидышей собора Парижской Богоматери двадцатилетний священник Клод Фролло, назвавший его в честь праздника Октавы Пасхи (лат. Quasimodo), в который и был найден Квазимодо. Когда мальчику было четырнадцать, Клод Фролло дал ему должность звонаря собора, но из-за громкого звона колоколов у Квазимодо лопнули барабанные перепонки, и он оглох. Квазимодо ненавидел своё уродство, но при этом обладал добрым сердцем.

Чудовище Франкенштейна (как вариант — создание Франкенштейна или монстр Франкенштейна) — одно из главных действующих лиц романа Мэри Шелли «Франкенштейн, или Современный Прометей». В романе доктор Виктор Франкенштейн хочет создать живое существо из неживой материи. В результате экспериментов с мертвецами у него получается существо, вид которого самого Франкенштейна повергает в ужас: «Как описать мои чувства при этом ужасном зрелище, как изобразить несчастного, созданного мною с таким неимоверным трудом? А между тем члены его были соразмерны и я подобрал для него красивые черты. Красивые — Боже великий! Жёлтая кожа слишком туго обтягивала его мускулы и жилы; волосы были чёрные, блестящие и длинные, а зубы белые как жемчуг; но тем страшнее был их контраст с водянистыми глазами, почти неотличимыми по цвету от глазниц, с сухой кожей и узкой прорезью чёрного рта. <…> На него невозможно было смотреть без содрогания. Никакая мумия, возвращенная к жизни, не могла быть ужаснее этого чудовища» (пер. З. Александровой).