САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Достоевский-стрип

Комиксы по роману «Преступление и наказание»: от адаптаций для детей до триллеров и детективов, от историй про Бэтмена до аниме

Dostoevsky Comics: Raskol. Robert Sikoryak, Drawn and Quarterly, Montreal, 2009.
Dostoevsky Comics: Raskol. Robert Sikoryak, Drawn and Quarterly, Montreal, 2009.

Текст: Евгения Литвин (филолог, историк культуры РАНХиГС)

Превращение романа в комикс сродни переводу на другой язык. Точнее даже на два языка, поскольку при этом происходит «перекодировка» содержания оригинального произведения в систему, состоящую из двух компонентов. Часть текста передается при помощи реплик персонажей, при этом косвенная речь переходит в прямую, а длинные фразы укорачиваются. А описания эмоций или обстановки, как правило, становятся частью визуального ряда.

По количеству графических адаптаций среди всех произведений Достоевского «Преступление и наказание» лидирует с большим отрывом:

первые комиксы по этому роману были созданы еще в 1950-х гг., и можно насчитать по крайней мере семь его графических версий, выполненных в разных стилях и жанрах.

Некоторые из них усиливают детективную линию в сюжете романа, другие подробнее останавливаются на романтических отношениях главного героя или на его мистических переживаниях. Различается и контекст, на фоне которого разворачиваются основные события: из Петербурга XIX в. мы перемещаемся в Америку 1950-х, Россию 1990-х или в совсем уж фантастические миры.

1. Руди Палайс (Rudy Palais). «Преступление и наказание», 1951 г.

Комикс входит в американскую серию Classics illustrated, выходившую с 1940-х гг. Считается не самым удачным номером этой серии. Раскольников в нем изображен как жадный еврей, стремящийся всеми силами избежать правосудия (Sosnak, K. The Many Faces of Raskolnikov: Prestuplenie i Nakazanie as 1950s 'Popaganda'. // Slavic and East European Journal 57 (2), 2013. P. 154–174).

2. Осаму Тэдзука. «Преступление и наказание», 1953 г.

Пер. с яп. А. Деминой. Екатеринбург: Фабрика комиксов, 2010. 176 с.

Комикс был рассчитан, в том числе, на детскую аудиторию, поэтому сцена убийства старухи-процентщицы в нем не показана. Читатель видит лишь, как Раскольников поднимается по лестнице в ее квартиру и затем выходит с драгоценностями. Комикс содержит множество шуток, которых не было в оригинале, а его герои изображены в виде забавных мультяшных персонажей, немного напоминающих диснеевские. После выхода статьи Раскольникова о сверхчеловеке у него появляется поклонник – Свидригайлов, воспринимающий статью как призыв к восстанию, которым и заканчивается книга.

3. Коркос А., Мейровиц Д. З. Преступление и наказание: роман-комикс, 2009

Пер. с англ. С. Долотовской; М.: АСТ, 2014. 128 с.

Черно-белая адаптация в стиле готического романа с реалиями “бандитского Петербурга” 1990-х. В ней Раскольников со всклокоченными волосами спорит с “новым русским” Лужиным и страдает от болезненных видений: здесь, например, смешиваются первый и второй сны Раскольникова из романа, рождая лошадь с головой убитой старухи.

4. Сикоряк Р. Достоевский комикс: «Преступление и наказание», 2009

Шедевральные комиксы. СПб.: Комфедерация, 2017. 64 с.

Графика этого комикса пародирует старые выпуски комиксов о супергероях (Makoveeva, I. (2013). Crime and Punishment as a Comic Book. In Andrew, J., Reid, R. (Eds.). Dostoevskii’s Overcoat: Influence, Comparison, and Transposition. Amsterdam, New York, Rodopi, pp. 335-354). Раскольников (для краткости именуемый «Раскол») в костюме Бэтмена, вероятно, является аллюзией на рассуждения его романного прототипа о сверхчеловеке. «Супергеройский» костюм он надевает, приняв решение о необходимости убийства, а снимает его, признав свою вину в полиции. Процентщица выглядит как Джокер – вечный противник Бэтмена. Лицо Джокера всегда искажает гримаса смеха, как и лицо старухи, которую в романе Достоевского Раскольников видит во сне уже после совершенного им убийства.

5. Scala G. L`opera a fumetti. Topolino in Relitto e Castigo. // Guerra e pace e Topolino in Relitto e Castigo

Milano: Corriere della sera & Walt Disney Italia, 2013. P. 131-177

Итальянская версия иллюстрированной классики для детей Уолта Диснея сделана с образовательной целью: комикс предваряется подробной статьей о романе и его авторе. При этом он пародирует название романа (relitto – «обломки» вместо delitto – «преступление») и довольно сильно отличается от оригинального сюжета. В частности, убийство в нем заменено кражей, чтобы не пугать читателей младшего возраста, а в конце раскаявшийся преступник с удовольствием отрабатывает свое наказание в саду старушки-утки. Комикс использует рамочную структуру детективных рассказов: на первой странице мы видим Микки-Мауса и его помощника Плуто в образе Шерлока Холмса и доктора Ватсона, читающих газету в ожидании новых интересных расследований.

6. Ochiai N. Crime and Punishment: A Falsified Romance. In 10 volumes

San Francisco: JManga, 2007-2011

Сериальная манга, по которой в 2012 г. сняли телесериал. Действие перенесено в Японию наших дней. Студент Мироку убивает Хикару – девушку, руководившую группой несовершеннолетних проституток, а также одну из участниц этой группы. Герою приходится скрываться одновременно от подозрений полиции и уличной банды, которая ищет того, кто украл деньги Хикару: как раз в день убийства их предполагалось передать членам банды. Сцен насилия и секса здесь куда больше, чем в тексте Достоевского, однако состав основных персонажей и ключевых эпизодов примерно соответствует роману. Главный герой все так же рассуждает о сверхчеловеке, видит во сне умирающую лошадь, а “Соня” по-прежнему читает Библию, необычную в азиатской стране.

7. Акишин А. Преступление и наказание. Графический роман

СПб.: Комильфо, 2019. 72 с.

Стиль графического романа напоминает о советской научной фантастике, а его место действия – фантастический Петербург, в котором правят роботы. Люди находятся в подчиненном положении, но биоинженер Раскольников, который решился сломать старый банкомат АИ, бросает вызов мироустройству. Конфликт романа сведен к противоборству двух сообществ: часть персонажей романа изображена в виде людей (Соня, Мармеладов, Разумихин, Свидригайлов), а обыватели и представители власти (Порфирий Петрович, сотрудники полиции, доктор) – в виде роботов.