САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

12+5=22. Что купить на Non/Fictio№22

Двенадцать новых книг и еще пять, которые лучше бы иметь дома

Текст: Михаил Визель

Фото обложек с сайтов издательств

1. Андрей Рубанов. «Человек из красного дерева». М.: АСТ, Редакция Елены Шубиной, 2021

Вероятно, главная новинка постковидного премиального сезона – многозначительная то ли притча, то ли предупреждение о деревянных людях, выступающих, по воле многоопытного автора, истинным «глубинным народом» России. И при этом просто здорово написано.

2. Кейт Расселл. «Моя темная Ванесса». М.: Синдбад, 2021, пер. с англ. Любови Карцивадзе

Точно так же – вероятно, главная переводная новинка. Автор(ка) романа на скандальную тему – сексуальные отношения 42-летнего учителя и 15-летней ученицы элитной школы-пансиона – искусно избегает однозначности в оценках и трактовках. И сделанное с продуманной оттяжкой признание, что книга всё-таки имеет автобиографическую подоплёку (поэтому пол автора – важен), еще подогрело интерес.

3. Чжан Юэжань. «Кокон». М.: Фантом-пресс, 2021, пер. с китайского Алины Перловой

500-страничная семейная сага на хорошо знакомую русским читателям тему: грехи отцов, наслаивающиеся на грехи дедов, и современные дети-внуки, не желающие тащить их в собственное будущее – каким бы оно ни было. Любопытно, что толстый роман переведён действительно с китайского, не с английского, как повелось. И действие его, соответственно, разворачивается в континентальном Китае. С которым у огромной России, что ни говори, много общего, кроме границы, – и столько же различающегося.

4. Антон Секисов. «Бог тревоги». СПб.: Лимбус Пресс, 2021

Молодой автор выпускает уже третий роман, и, подобно «Крови и почве» и «Реконструкции», на густо автобиографическом материале, доходящем здесь до прямого автофикшна. Завязка книги в том, что автор-герой решает, чтобы преодолеть творческий кризис (и заодно избавиться от опостылевших отношений) перебраться из Москвы в Петербург – и «самый умышленный город» с мрачной радостью распахивает над ним свои демонические крылья.

5. Оксана Васякина. «Рана». М.: НЛО, 2021

Еще одна книга-автофикшн. И притом на сей раз травелог, хотя и довольно специфический. Оксана последовательно рассказывает, как перевозила прах умершей матери из Волгоградской области в Усть-Илимск Иркутской области, чтобы похоронить рядом с бабушкой и теткой. Такое путешествие не может не обернуться путешествием вглубь себя – а оно, в свою очередь, не может состоять исключительно из радостных открытий. Да что там – порою из просто удручающих. Как бы там ни было, перед нами полноценный прозаический дебют поэтессы, уже успевшей снискать достаточно громкую известность – в том числе известность радикальной феминистки.

6. Линор Горалик. «Мойра Морта мертва». М.: Центрифуга, 2021

Если настоящий актер может захватывающе прочесть хоть телефонный справочник, то настоящий писатель может сделать сборник короткой прозы, взяв за основу хоть учебник по уголовному праву. Что и демонстрирует нам Горалик, давно занимающая своё уникальное место в русской литературе.

7. Дмитрий Данилов. «Человек из Подольска». М.: Городец, Книжная полка Вадима Левенталя, 2021

Все шесть пьес одного из самых оригинальных современных русских драматургов впервые собраны под одну печатную обложку – от прославившего его и уже экранизированного «Человека из Подольска» до самоизолированного «Выбрать троих» и совсем нового «Пути к сердцу» - скорее верлибрической поэмы, чем театрального монолога. Впрочем, кто сейчас разберет, где кончается одно и начинается другое.

8. Борис Виан и УЛИПО. «Деваться некуда». СПб.: Поляндрия No age, 2021, пер. с французского Валерия Кислова

Странный издательский кентавр – набросок Бориса Виана, похоже, предназначавшийся для его детективного alter ego, цветного американца Вернона Салливана, брошенный после четвертой главы и дописанный полвека спустя, по предложению наследников Виана в год его столетия «группой товарищей», принявшей легендарное название OULIPO – «общество расширения возможностей литературы», придуманное Жоржем Переком и Раймоном Кено. В которое Виан действительно вступил бы, если бы не умер за год до его создания, в 1959 году. Формально общество до сих пор существует, но этот роман, стилизованный под немножко альтернативный американский 1950 год – первое заметное проявление его деятельности за много десятилетий.

9. Умберто Эко. «С окраин империи». М.: АСТ, Corpus, 2021, пер. с итальянского Я.Арьковой, И.Боченковой, Е.Степанцовой, А.Ямпольской

Колонки Умберто Эко, объединенные в очередной том его ненумерованного собрания сочинений, были написаны в первой половине 70-х и, по идее, должны были кануть в лету вместе с поводами, их породившими, – но ничего подобного не произошло. «Путешествия в гиперреальность», «Первые признаки гибели богов», «К новому Средневековью» - сами названия разделов звучат пугающе современно. (Наши читатели сами могут в этом убедиться.) И в этом проявляется как фундаментальная, а не наносная учёность Эко, так и его истинный, а не накачанный маркетологами литературный талант.

10. Сильвен Гугенхейм (ред). «Империи Средневековья: от Каролингов до Чингизидов». М.: Альпина Нон-фикшн, 2021, пер. с франц. Алексея Изосимова

Книга, описывающая становление и закат 16 грозных некогда империй в разных концах обитаемого мира, составляет прекрасную пару с предыдущей. Вооружившись оптикой Эко, читатель может распространить наблюдения и выводы Гугенхейма гораздо дольше Чингизидов – то есть гораздо ближе к нам. И не только по времени.

11. Ксения Ремезова, Олеся Гонсеровская. «Мчится поезд «Авангард». СПб., Арка, 2021

Знакомство с искусством авангарда оформлено на сей раз в виде «вагонных споров» Малевича, Гончаровой, Ларионова, Кандинского, Татлина, Лисицкого, Маяковского, Родченко и других. Вышло остроумно и занимательно – на грани детской книжки с картинками и взрослой графической новеллы. Характерно самопредставление создательниц, вынесенное на обложку: «подслушала…» и «подсмотрела…»

12. Григорий Кружков. «Что и требовалось доказать. Жизнь Льюиса Кэрролла в рассказах и картинках». М.: Книжный дом Анастасии Орловой, 2021

Пожалуй, это тот случай, когда самое полное представление о книге способно дать авторское объяснение, вынесенное на заднюю обложку: «Задумав написать книгу о Льюисе Кэрролле, я с самого начала понял, что писать обыкновенную скучную биографию о таком необыкновенном писателе, пересмешнике и выдумщике, просто грешно. И я решил написать книгу о Кэрролле в манере Кэрролла – то есть правду вперемешку со всякими фантазиями, дразнилками и небылицами».

И действительно, по части выдумок автор дает себе волю. Так, одно из приводимых стихотворений сопровождается примечанием: «Это стихотворение я долго искал в книгах Кэрролла, но так и не нашел. Возможно, он просто забыл его написать». Заметим также, что известное правило: «Когда пристально вглядываешься в кого-то, на самом деле смотришься в зеркало» (о котором недавно напомнил один политический деятель), и здесь сработало прекрасно: у Кружкова, много лет вглядывавшегося в английскую литературу, вышел не столько идеализированный портрет Доджсона-Кэрролла, сколько идеальный слепок лютой русской англомании.

А также

Этих авторов нельзя назвать дебютантами, а их книги – новинками, но лучше иметь их дома, под рукой, в бумажном виде. На всякий случай.

1. Михаил Гаспаров. Собрание сочинений в шести томах. Т. 1: Греция. – М.: НЛО, 2021

«Новое литературное обозрение» затеяло первое полное собрание сочинений выдающегося филолога-античника, внятного популяризатора и своеобычного переводчика. И очень хорошо сделало, что затеяло.

2. Аллен Гинзберг. «Вопль. Кадиш». СПб.: Подписные издания, 2021. Пер. с англ. Дмитрия Манина

Две вольные (во всех смыслах) поэмы одного из столпов битничества, переведенные одним из основоположников русского литературного интернета, кудесником сетевых игр.

3. Владимир Набоков. «Я/сновидения Набокова». Перевод с англ., сост., публ. и коммент. Геннадия Барабтарло. СПб., Издательство Ивана Лимбаха, 2020

В 60-е годы Набоков взялся записывать свои сновидения, чтобы проверить (или опровергнуть) полунаучную теорию: более позднее по времени событие находит отражение в более раннем сне. Верный рыцарь набоковедения Барбатарло до самой смерти упорядочивал и расшифровывал этот материал - который наконец выходит в виде печатной книги, несущей не только отпечаток гения автора, но и экстравагантности составителя.

4. Франко Нембрини. «Данте, который видел Бога: «Божественная комедия» для всех». М.: Никея, 2021, пер с итал.

Заслуженный итальянский учитель рассматривает Данте как последнего библейского пророка и, соответственно, подвергает его opus magnim толкованию по лекалам, выработанным за много сотен лет христианским богословием: строка или две строки поэтического текста – две страницы богословских выкладок. Подобный вид экзегезы не всем может оказаться близок, но, безусловно, вполне легитимен.

5. «Сверхповесть «Зангези» Велимира Хлебникова: Новая текстология. Комментарий. Рецепция. Документы. Исследования. Иллюстрации». М.: Бослен, 2021

Фундаментальное издание произведения, загадочностью и глубиной не уступающего 700-летнему шедевру Данте. Которое, возможно, нам только предстоит толковать.