САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Любить ушами. Аудиокнига VS бумажная: кто победит?

Александр Беляев разбирается в феномене аудиокниг и выясняет у актера Максима Суханова, подарившего голос произведениям Фаулза и Достоевского, как он относится к этой работе

Фото: pixabay.com
Фото: pixabay.com

Текст: Александр Беляев

Пять минут назад я вылез из шкафа. Сегодня там было моё рабочее место: в этой импровизированной студии я начитываю текст своего документального романа «Человек в бандане». Чтоб сделать аудиокнигу. Чтоб издательство «Время» поставило её на все площадки. Почему в шкафу? Потому что там – глухо! С хорошим микрофоном и правильными программами на лэптопе – да еще и в шкафу – получается хорошая запись. А я люблю хорошие аудиокниги. К счастью, таких сейчас очень много, и у народа они пользуются всё большей и большей популярностью.

Зачем вообще нужны аудиокниги?

Вообще – как ещё один канал распространения контента. Я, как и любой, наверное, автор, хочу, чтоб моя книга распространилась как можно более широко. Пошла в народ, «зашла», как сейчас говорят. Шансы есть.

«Кто сейчас книги-то читает? - удивляется бывший одноклассник. – Нет, я понимаю, в машине аудиокнигу включить, с “Литреса”, это ещё куда ни шло!»

Этот парень – шофёр по профессии, образование: один курс технического вуза, два года армии – открыл мне глаза. И уши. Я понял, что упускаю ещё один способ добраться до аудитории. Способ очень важный. Может быть, сейчас – самый важный? «Наверное, хорошая у тебя, Сань, книжка, судя по фрагментам, но вот читать время нету от слова “совсем”, а в машинке б слушал!» Вот теперь и послушаешь, не отвертишься.

Рост «невидимого» рынка

Три года назад я написал для «Российской газеты» исследование рынка аудиокниг. Тогда, в 2017-м, эксперты оценивали его объём в 500 млн рублей: «По оценкам экспертов, ежегодная выручка в нише “звучащих книг” – примерно полмиллиарда рублей». По статистике за 2020 год рынок аудиокниг уже «составляет примерно 2 млрд рублей», - говорит генеральный продюсер аудиоиздательства ВИМБО Михаил Литваков.

При этом аудиокниги находятся в некой теневой зоне: их не рецензируют, особо не рекламируют, не дают им никаких премий за актёрскую работу или звукорежиссуру. Но это у нас. Вот у «Грэмми», например, есть категория spoken word. Там обычно побеждают мемуары президентов или иных сильных мира сего.

Идеальные условия

Когда я проходил курс химиотерапии, врач велела мне ходить не менее часа в день. До того я вечерами валялся на диване и читал книжки. А тут стал слушать аудиокниги: про психологию и мемуары рок-звёзд на английском. Настоящую книжку пока ещё закажешь/получишь, а тут сразу тебе в уши. Да ещё если сама звезда читает – просто удовольствие! Новый альбом любимого исполнителя, только без музыки.

Но это мой путь, музкритика. А как у нормальных людей? Провёл небольшой опрос в своём фейсбуке. Ответы от «Слушаю фантастику на рыбалке» до «Как снотворное – “Илиаду” на ночь» и «детям что-нибудь!».

Вот уж где-где, а в сегменте аудиокниг о вкусах действительно не спорят. Почти все «читающие ушами» сходятся на том, что плохая начитка убивает произведение – причём некоторые потом не могут и бумажную книгу читать, голос застревает в голове – а слишком хорошая начитка, наоборот, слишком многое добавляет. Хочется ведь самому визуализировать!

То есть голос, манера исполнения и текст должны на какой-то очень тонкой грани сойтись, и так бывает крайне редко. Константин Хабенский, читающий произведения Сергея Довлатова – пример, в котором сошлись харизма актёра и непреходящая популярность произведения.

Нонфик и «мотивашку» в аудио мы, видимо, воспринимаем лучше. Там всякие художества неуместны, но зато даже искусственный интеллект с ником типа «Робот Иван» не раздражает.

Побочный эффект

Популярность аудиокниги – отражение популярности обычной книги, электронной или бумажной. Есть исключения, когда лучше или хуже «заходит» аудио, но они редки. Как правило, это когда аудиокнига представляет собой какой-то самостоятельный продукт: саунддизайн интересный или чтец/автор сами по себе привлекают внимание. Есть также любопытный побочный эффект: аудиокниги положительно влияют на чтение книг бумажных (да, учитывая вышесказанное про отсутствие времени на чтение).

Михаил Литваков говорит, что «по статистике Storytel 30% людей, слушающих аудиокниги, через какое-то время (полгода, по-моему) прочитывают свою первую со школьных лет бумажную книгу. То есть через слушание приобщаются к чтению!»

Актёр Максим Суханов: «Начитывание книги за микрофоном не похоже ни на что»

Кто короли озвучания? Один из самых заметных, плодотворных и любимых чтецов – Александр Клюквин. 65-летний актёр Малого театра – голос телеканала «Россия-1», а также заслуженный и народный артист РФ.

Также респонденты отмечают универсала Владимира Левашёва, который читает, похоже, любые тексты: от «Сапиенса» Харари до братьев Стругацких. И конечно, Сергея Чонишвили; его бархатным голосом в своё время, похоже, были озвучены все передачи на всех телеканалах!

Одна читательница посетовала: «Жаль, что Суханов так мало книг начитал, у него дивный голос!» Именно. И выбор книг элитарный: от «Мастера и Маргариты» до «Коллекционера» Фаулза, от «Крёстного отца» Пьюзо до Достоевского.

Как сам Максим Суханов относится к работе над аудиокнигами, мы и решили выяснить у артиста.

Максим Суханов в 2017 году на спецпоказе фильма "Жили-были мы". Фото: Svklimkin / ru.wikipedia.org

Что такое «свой» автор?

Максим Суханов: Я думаю, что прежде всего «своим» можно назвать автора, чьё произведение тебе просто нравится! Что удивительно, талантливо, и ты находишь для себя в нём разного рода многослойные удовольствия, скажем так. Совпадения с автором по юмору и философии.

Но и равнодушие никак не исправить! Вот книга может быть написана хорошо, даже прям блестяще, но сердце твоё не отвечает – и всё, это значит просто не твой автор.

Аудиокнига для актёра: «начитывание» или игра? Как соблюсти баланс?

Максим Суханов: Моё ощущение: начитывание книги за микрофоном не похоже ни на что. Ни на театральную игру, ни на работу в кино, ни на исполнение на концерте. [Начитывание есть] какое-то отдельное совершенно мероприятие, сродни интимному чему-то, когда ты наедине с микрофоном представляешь произведение в своих фантазиях и пытаешься донести свое представление через голос, интонацию, смену голосов.

Так или иначе, ты стараешься отделять персонажей одного от другого, да. Но вот говорить тут о театральной или киноигре я бы не рискнул. Повторюсь: отдельное мероприятие. Ну, может быть, сравнил бы с чтением вслух сказки ребёнку, когда погружаешь его в этот мир сказочный. Неважно в данном случае, о каком произведении идёт речь, главное, что ты сам веришь в то, что доносишь.

Есть вообще какие-то объективные критерии качества книги?

Максим Суханов: Как с любым произведением искусства, критерии одни и те же: насколько произведение талантливо. Насколько оно написано сущностно. Подняты ли темы, которые волнуют всех, и/или будут ли они волновать многих людей на протяжении многих лет… Талантливо должна быть написана книга, талантливо. Вот и весь критерий, как мне кажется.