САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Книжный ключ к Улан-Удэ

Фестиваль детской и подростковой литературы в столице Бурятии глазами автора московского фэнтези

Фото: baikalib.ru/paperkey
Фото: baikalib.ru/paperkey
Пока Москва готовилась к Книжному фестивалю «Красная площадь», в далёком от нее Улан-Удэ готовили свой фестиваль под названием «Книжный ключ». Конечно, двухдневный смотр, организуемый региональным министерством культуры в республиканской детско-юношеской библиотеке, нельзя сравнить по масштабу с четырехдневным праздником на главной площади страны, но, в отличие от него, «Бумажный ключ» оказался «провернут» точно в оговорённый срок – 5-6 июня. Что, конечно, радует.
А еще больше радует сам факт, что далеко за Уралом проводятся такие праздники детской литературы, имеющие возможность пригласить на встречу с читателями известных авторов и издателей из российских столиц. Которым тоже очень интересно погрузиться в совсем новую для них среду. Которая тоже – Россия.
О том, как это было, рассказывает Надежда Беленькая – переводчик-испанист, автор фэнтези о чудесах московской географии и истории «Девочки-колдуньи» и, между прочим, автор «Года Литературы».

Текст: Надежда Беленькая

Улан-Удэ – город до того далекий, что изначально лежал за пределами моей личной географии. И вот он рядом, совсем ручной, солнечный и уютный, купеческий и очень мирный, с белопенными яблонями, деревянными домиками, украшенными сложными резными наличниками. Непростой: многоуровневый, но соединенный уютными лесенками, прирастающий не человейниками, а деревнями.

Гуляя по улицам Улан-Удэ под майским солнцем, трудно было поверить, что в Москве сейчас ночь - спят дети, спит кошка. А всего несколько часов назад наш самолет висел над бездной, и под его крылами простиралась абсолютная чернота – много километров незаселенной территории. Что это, океан? тайга? А потом чернота переставала быть сплошной, внизу плыли огни, сливавшиеся в мигающие алые угли, похожие на вход в преисподнюю.

Фото: baikalib.ru/paperkey

А вскоре после приезда совсем уж невиданное потрясение. Иволгинский дацан, погружение на несколько часов в незнакомый, но очень притягательный буддизм. По периметру дацана положено сделать круг (сделали), поворачивая молитвенные барабаны (поворачивали). Заходили во все храмы подряд, а в завершение увидели нетленное тело Ламы Этигэлова, ушедшего в нирвану в 1927 году. Тело полностью сохранено, хотя его не касалась рука бальзамировщика, а температура его всегда на 4-5 градусов выше температуры окружающей среды. Кажется, в мире Лама Этигэлов один такой. А современный местный лама живет здесь же, в простом деревянным домике с сельским туалетом во дворе – нам показывали этот домик, весь в цветущих яблонях и сирени.

Потом Байкал, настоящая тайга, сопки, байкальские подснежники - эндемики, растущие у самого синего моря, к берегам которого все еще кое-где прибит лед, заросли багульника, который в Москве зимой продают у метро – в домашних условиях бурый веник покрывается нежнейшими розовыми цветами, а там они повсюду, прямо не верится.

Фото: baikalib.ru/paperkey

Сам фестиваль проходил в Центре современного искусства, отличающемся от подобных московских заведений только размерами: да, он меньше. Два этажа, занятых собственно фестивалем – книжной ярмаркой, лекциями и мастер-классами, граффити на стенах, уютная минималистическая кафешка с недорогим вкусным кофе, диванчиками и квадратиками солнца, падающим сквозь мансардные окна, модные местные девочки с браслетиками, купленными на гаражной распродаже. Четыре издательства – «Самокат», «Розовый жираф», «Детская литература» и «Белая ворона» – привезли уже знакомые по Москве книжки, среди них мои «Девочки-колдуньи»: московский талисман уютно чувствовал себя в новой атмосфере - город есть город, а чудеса есть чудеса.

Иллюстратор Тимофей Яржомбек представлял свои книжки про девочку Соню, созданные вместе с писателем Алексеем Олейниковым (ставлю заметку: купить дочке), а потом мы все вместе ели буузы, бурятские хинкали в очень колоритной местной столовке «для своих».

Очень запомнились книги ручной работы художницы Даримы Контаковой. Особенно «Эволюция женского образа», так называлась ее книга. Если я ничего не путаю – в одном экземпляре. Объемная и прозрачная, со множеством тщательно прорисованных деталей, похожая не то на аквариум, не то на застывший кадр кино 3D.

А так – на улицах Улан-Удэ та же плитка, много современных кафе (особенно запомнилось одно – необыкновенно стильное, с висящими кое-где гамаками), свой Арбат, Оперный театр и даже – не поверите! – надпись на одном из домов: «Китай-город». Оказалось, кафешка с китайской кухней, всего-навсего, а я думала пространственно-временной портал.

Фото: baikalib.ru/paperkey

В общем, ехать надо. Во время путешествия проясняются мысли. Чем дальше, тем лучше. В Улан-Удэ, например, а оттуда на Байкал и в прочие интересные места. Здорово, что свет не сошелся клином на Москве.