САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Нет ничего лучше литературных премий

На «Красной площади» обсудили литературные премии как двигатель книжного мира и представили премию Шейха Заида как двигатель русского писателя в сердце мира арабского

Фото: Елизавета Портная
Фото: Елизавета Портная

Текст: Елизавета Портная

«Ничего нет лучше литературных премий» — этой фразой Георгия Урушадзе, генерального директора Национальной литературной премии «Большая книга», был открыт круглый стол на тему «Литературные премии как двигатель книжного мира». Встреча прошла в рамках книжного фестиваля «Красная площадь».

На первый вопрос «Влияют ли литературные премии на книгоиздание?» ответила Екатерина Кожанова, глава департамента по стратегическим коммуникациям ИГ «Эксмо-АСТ»: «Конечно. Учитывая, что у нас на издательском рынке только в издательскую группу «Эксмо-АСТ» входят шестнадцать тысяч наименований, и в каждом книжном находится около двухсот тысяч книг, ориентироваться в этой массе очень сложно, и литературные премии, безусловно, выступают самым главным маяком. Я со стороны издательства могу сказать, что значок «Большой книги» на обложке книги-лауреата помогает продажам, потому что, безусловно, это крупнейшая литературная награда нашей страны, которая имеет свой бренд и узнаваемость».

Далее началось обсуждение всероссийского конкурса на лучшее литературное произведение для детей и юношества «Книгуру». Лауреаты конкурса получают не только денежное вознаграждение, но и возможность издать свои тексты. Книги победителей пользуются особой популярностью, поэтому правительство Москвы специально заказывает их для городских библиотек. «Передо мной лежит пятнадцатый юбилейный каталог «Сто новых лучших книг для детей и подростков» и, если проанализировать, за все эти годы туда попадают книги разные, для разных возрастов, разные стилистически, разные жанрово, но я сейчас сижу, листаю и мне приятно: «Ага, а это книжечка из «Книгуру», а эта вот книжечка из «Премии Чуковского», а эта книжечка из «Михалковки», а эта книжечка из «Росмэна». И у каждой премии есть своё лицо, своя читательская аудитория», — отметила главный библиотекарь Центральной детской библиотеки им. А. Гайдара (Москва), эксперт в области детской книги Татьяна Рудишина.

Затем Георгий Урушадзе задал вопрос писателю и лауреату «Большой книги» Шамилю Идиатуллину, изменилась ли его жизнь после получения престижной литературной награды или нет? «Если нет, то может быть и не давать больше тебе ее?», — пошутил Урушадзе.

«Во-первых, естественно давать, другого ответа быть не может, как иначе? А во-вторых, жизнь, скажем так, не изменилась, но углубилась, расширилась, что ли. Действительно, после премии «Большая книга» меня стали активнее хотеть. То есть, издатели стали стучаться, читатель стал натыкаться на меня», — ответил Идиатуллин.

В продолжении обсуждения «Книгуру» эксперты конкурса огласили Короткий список нынешнего сезона.

После началась презентация международной премии Шейха Заида. Ныне покойный Заид бин Султан Аль-Нахайян — отец-основатель Объединенных Арабских Эмиратов. В честь его новаторской роли в продвижении вопросов национального единства и развития была учреждена премия, общая сумма которой составляет 1,9 млн. долларов США. Награды выдаются в девяти категориях, в двух из которых отныне могут участвовать русскоязычные авторы:

  • Арабская культура на других языках
  • Перевод

«Связи между Россией и арабским миром намного обширнее, чем нам со своей позиции кажется, — заметил Урушадзе. — Эта тема так или иначе звучала и у Пушкина, и у Толстого. И Россия, в общем, сейчас активно взаимодействует с книжным миром ОАЭ, в следующем году Россия планирует стать почетным гостем книжной ярмарки в Абу-Даби. В Эмиратах уже вышло двадцать переводов русскоязычной литературы и эта премия, видимо, будет очень важным мостиком для взаимодействия и стран, и писателей».

«Год литературы» поинтересовался у Шамиля Идиатуллина, будет ли он участвовать в этой премии и что она может дать современному российскому писателю.

— Я участвовать не буду, по крайней мере потому, что просто не с чем. Автору, естественно, в первую очередь это может дать деньги, что немаловажно, а во вторую очередь — это выход на совершенно новую аудиторию, на арабоязычный мир, который, с одной стороны с любовью, с другой стороны нервозно, с трепетом и множеством сложных чувств относится к постсоветскому пространству, к России… Если удастся прорваться современному автору с актуальной и для России, и для арабского мира книжкой, и открыть Россию для миллиарда арабов, мне кажется, это будет очень круто.

— А вы бы хотели написать такую книжку?

— Это было бы мило, прикольно, но, естественно, этой задачи перед собой ставить не буду. Если вдруг само выйдет, то ради бога, если какую-то книжку из будущих я смогу как-то вот «прокрутить» и сделать вид, что, ребята, вообще говоря, это про арабские проблемы, то - возможно. Но поскольку я пишу в основном про то, что меня терзает, колышет и прочее, и несмотря на то, что я и мусульманин, и татарин и всё такое, именно проблемы арабские меня касаются чуть меньше, чем проблемы российские.

В заключении спикеры обсудили российскую премию «Большая книга», которая накануне открытия фестиваля «Красная площадь» назвала своих финалистов. Всего в финал вышло тринадцать авторов.

«Андрей Дмитриев, выступая на литературном обеде, сказал прекрасную фразу: «Бог послал читателя». Вот очень важно для всех авторов, что Бог посылает читателя. Наверное, в этом тоже задача литературных премий: объединять читателя и писателя, содействовать этой связи», — в завершении заметил Урушадзе.