Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
дуэль

Реанимировать классику

Произведения школьной программы по литературе оживают на окраине Москвы

Текст и фото: Ольга Барабаш

— Воды у нас мало, боюсь, не хватит до прихода подмоги, — грустно говорит лекарь. — Кто знает, сколько еще держать осаду.

Софья и Ольга быстро переглядываются: вот и для них нашлось настоящее дело. Конечно, они никому не скажут… Кто отпустит двух девиц за водой, когда того и гляди в крепость ворвутся головорезы Емельки Пугачева. Но не станут барышни ни у кого отпрашиваться. Дочь коменданта и поповская дочка знают, что делать. Незаметно они выберутся из крепости, чтобы наполнить водой пластиковые стаканчики.

Затерянная в степи крепость продержится еще несколько дней, и подкрепление придет. Довольные, все договорятся о теме следующего занятия, выйдут на улицу и побегут к метро.

Все смешалось в библиотеке на окраине Москвы. Виной тому популярные среди подростков ролевые игры. С их помощью здесь оживляют произведения школьной программы по литературе. Литературно-исторический кружок «Ожившая классика» собирается по воскресеньям. Что будет, если скрестить модные «ролёвки» и канон русской литературы, выясняет ГодЛитературы.РФ.

— К барьеру! — провозглашает ведущий.

дуэльДуэлянты начинают сходиться. Джинсы и толстовки не мешают ощутить себя дворянином. Противники медленно приближаются к лежащим на полу рюкзакам, барьеру. Вскидывают револьверы и целятся. Но пули не повредят стекло библиотечных витрин. Вместо револьверов — сведенные пальцы одной ладони.

— Пушкин едва ли не единственный автор, кто оставил нам очень подробное техническое описание процесса дуэли, — объясняет педагог Валентина Сергеева. — Грех было не воспользоваться.

Благодаря Александру Сергеевичу технологию поединков можно проверить в деле. И дать подросткам почувствовать мандраж от нахождения под прицелом.

— Нет, никого не убили, — смеется еще одна ведущая кружка, Анна Гумерова. — В ХIX веке даже женщины дрались на дуэлях. Дамские поединки заканчивались трагично. В игре повторять их исход необязательно. Ведущий вправе внести любые ограничения. Даже ненастоящих смертей можно избежать.

Но все-таки ролевики стараются как можно меньше ограничивать развитие сюжета. Любая ролевая — сплошная импровизация. Ход ее всегда непредсказуем. Каждый из участников играет за своего персонажа. Перед началом ведущий сообщает игрокам только самое необходимое: место, время событий, основные черты всех персонажей. Как правило, что произойдет в ходе игры, не знает никто, включая самого ведущего. Часто события принимают самый неожиданный поворот. Финал зависит от того, как проживет свою роль каждый.

Занятие_ожившая классика

Подростки охотно разыгрывают фантастические сюжеты. Заядлые ролевики не раз спасали марсианские станции, которые захватили инопланетные зомби. Другие ролевики ищут основу для игр в ярких событиях Средневековья, славянской Руси, древнего Китая. Но в сторону русской классической литературы редко кто смотрит. Считается, что заезженные в школе Пушкин, Гоголь, Толстой не дадут накала страстей и драматизма сюжета. С этим решили поспорить обожающие историю и литературу педагоги Валентина Сергеева и Анна Гумерова. Сначала делали «квартирники», собираясь у кого-то дома. Потом кружок переехал в библиотеку.

— Почему богиня должна бежать и скрываться? Почему ода начинается таким образом? Думайте! — адресует вопрос Валентина Сергеева к сидящим перед ней кружковцам. — Что вообще за жанр такой — ода? Ломоносова в школе проходили. Почему про оды не знаете?

Занятие_ожившая классикаКто-то отводит взгляд при вопросах педагога. У школьников разный уровень знаний. Один так и сыплет историческими фактами, другой спрашивает, что такое «аракчеевщина». Поэтому часто целое занятие уходит только под разбор произведения.

— Без такого разбора очень трудно вынуть из себя персонажа и заговорить, как персонаж. Нужно понимать, кем он может быть и кем быть не может. — Татьяна, одна из немногих взрослых кружковцев, объясняет необходимость теоретической подготовки.

Наверное, если бы каждый раз играли, то народ бы сюда валом валил. Сейчас ходят только те, кто готов ради будущей игры побыть сначала в роли школьника. И наконец услышать долгожданные слова.

— Если все будет в порядке, то на следующем занятии поиграем, — произносит Валентина. Десять пар глаз загораются в ответ.

Все в порядке, на следующее занятие пришло достаточно народу. Начинают с распределения ролей. Подростки внешне безучастны, лица непроницаемы. Сейчас они напоминают игроков в карты. Как опытные картежники, выжидают, пока ведущий назовет привлекательную роль.

— Сын богатых родителей, нигде не служит, живет в свое удовольствие, потому что средства позволяют, коллекционер и меценат, — перечисляет Валентина персонажей, и постепенно за столом оказываются князь, граф, офицер, пару лет прослуживший в Европе. Чем же будет заниматься просвещенная публика? Во что будут играть сегодня?


— На дворе 1820 год. Сыграем, как молодые дворяне могли бы обсуждать вызывающее, провокационное, еще нигде не опубликованное стихотворение, — дает вводную Валентина.


— Собираемся все у молодого мецената, которому деньги девать некуда, — уточняет Анна. — Подумайте о том, кто с кем из вас дружен, о месте, где вы все встретились.

— Встречаемся на заброшке, — хохмит еще не вошедшее в роль молодое поколение.

Через пару минут дверь распахивается. В комнату врывается один из героев. В руках у него листок со стихотворением.

— Господа, я знаю, это никогда не будет напечатано, но, я понимаю, что хочет сказать автор. Будем откровенны, это то, о чем Москва и Санкт-Петербург говорят не первый год. Говорят о том, что единая и ничем не ограниченная власть — это зло, — юноша понижает голос. — Капитан, вы возьметесь распространить это стихотворение среди офицеров?

Тот отказывается. Боится поплатиться свободой и студент университета. Распространять такие тексты — нет, увольте. Но обсуждать — почему бы и нет. Начинают с того, как бы добиться официальной публикации стихотворения. Но горячие головы гнут свое — империя должна быть разрушена.

— Необходимо ограничить власть монарха. Сколько нужно для этого дивизий? — рвется в бой тайный масон и философ.

— Пожалуй, что и все дивизии. Хотя можно обойтись одним полком, как делали в свое время. Смотря где он находится, — откликается опытный офицер. Остальные многозначительно переглядываются. Но круг их узок, и представитель народа возвращает дворян с небес на землю.

— Зачем вам все это надо, господа, — поражается бывший крепостной, а ныне слушатель Академии художеств, который еще сохранил связь с деревенской родней. Он-то видит, как далеки собравшиеся от народа.


Дворяне сомневаются. Задумывается о будущем богатый меценат: «Если освободить крестьян, придется им землю отдавать…»


Занятие_ожившая классика_01Но мысль ограничить власть монарха, создать конституционную республику не покидает. «Похоже, светский разговор привел к зарождению тайного общества», — скажет уже после игры Валентина. Тайное общество, которое ставит своей целью свержение монархии. Современные подростки знают, как сложилась судьба декабристов. Но надеются не повторить их ошибки.

— Такое чувство, будто с помощью машины времени переносишься на двести лет назад. Погружаешься в игру, и кажется, что можешь изменить прошлое. Ты, человек ХХI века, со своими знаниями, со своим взглядом со стороны на все их проблемы, можешь повернуть ход истории вспять, — делится ощущением от игры кружковец, игравший за бывшего крепостного.


Можно почувствовать, что от тебя зависит будущее твоей страны. И неожиданно решиться его изменить.


Финал вовсе не предрешен и может быть неожиданным для них самих. Тот, кто боялся погореть на запрещенных стихах, решится: «Пожалуй, я раздам эти стихи в полку, даст Бог, ничего мне за это не будет».

Конечно, таких цитат не встретишь ни в одной книге — ни по школьной программе, ни сверх ее. И в «Капитанской дочке» нет сцены, где храбрые девушки доставляют воду в осажденную крепость. Да и сама крепость похожа, но не та.

— Крепость вроде той, что описал Пушкин в «Капитанской дочке», мы назвали ее Нижнеозерской, — объясняет Валентина. — Но самих событий и персонажей мы не повторяли. Известно, что начинается Пугачевское восстание. В крепость приходит письмо от Пугачева с предложением сдаться. У нас был общий исторический фон и в чем-то похожая ситуация.

Все-таки в библиотеке на окраине Москвы оживляют не классику. Иначе это был бы театральный кружок, играющий пьесы со всем известным финалом. Здесь оживает атмосфера, которая окружала будущих классиков. Оживают истории, которые могли происходить с их современниками. Из этих историй и сложился канон русской литературы.

Ну а что до книг из школьной программы… Все-таки кружок — не школа, чтобы разбирать целиком все произведение. И на игру время надо оставить. Однажды все так спешили перейти к «настоящим» дуэлям, что пушкинский текст прочитали только до слов: «Онегин выстрелил…»

И пошли к барьеру. Зато потом, уже дома, дети удивили родителей.

— Возвращаемся после занятий домой, а вечером я слышу: «Мам, почитай «Онегина», что там дальше-то было», — рассказывает Татьяна, мама двух пятиклашек. — Ничего себе, думаю, по программе они только до Крылова добрались. Ну что ж, хоть и с пропусками, но прочли весь роман с моими 11-летками.

Занятие

Страница по теме:
Страница «Ожившей классики» ВКонтакте

Ссылки по теме:
Пушкин и Печорин попали в блог — 18.03.2017
10 главных мемов русской классической литературы — 08.11.2016
Квест с котом Бегемотом — 27.05.2016
10 причин ненавидеть уроки литературы — 02.08.2016
Квест по книжным лабиринтам — 09.04.2015

21.03.2017

Просмотры: 0

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ