Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Издательский слух настроен как камертон

«Издательство Ольги Морозовой»

Текст: Альбина Гимранова
Фото: www.liter.net

«Год литературы» продолжает публиковать интервью с независимыми издателями. Наш сегодняшний герой — «Издательство Ольги Морозовой». Точнее говоря, сама Ольга Морозова, потому что она и есть издательство.

Ольга Васильевна Морозова — один из первых независимых издателей России. С 1991 она выпускала книги, которые невозможно было представить себе изданными в СССР. Достаточно сказать, что «первенцем» издательства «Независимой газеты», с которой началась вся эта история, стала вышедшая в свет 15 декабря 1991 года остроумная и возмутительная «Родная речь» Вайля и Гениса. С 2004 года Ольга Морозова выпускает в издательстве имени себя самой высококачественную отечественную и зарубежную беллетристику и эссеистику. Среди ее авторов — Питер Акройд, Орхан Памук, Арто Паасилинна, Владислав Отрошенко, Алексей Кара-Мурза. В 2008 году Ольга Морозова сделала неожиданный и резкий «карьерный скачок», заняв должность главного редактора несоизмеримо большей по размеру группы «Азбука-Аттикус», — но уже через год с небольшим вернулась «домой», в «Издательство Ольги Морозовой».

Что побудило вас оставить должность главного редактора в «Азбуке-Аттикус»?

Ольга Морозова: Это довольно сложная история. Тогда, в 2008 году был издательский кризис. В первое время я ощущала себя кризис-менеджером, расчищала авгиевы конюшни. Я быстро поняла, чтó требуется большому холдингу, думала, сейчас все поменяем, найдем что-то новое. Нужно было отобрать новые выгодные контракты, но главное — была ощутимая конкуренция со стороны других крупных издательств. Несмотря на то, что я предлагала много разумного и интересного, я все равно находилась под давлением. Все время приходилось отстаивать свою точку зрения по поводу тематики, дизайна, тиража. И в какой-то момент я поняла, что в таких условиях не смогу долго продержаться. И тогда я стала полностью заниматься своим издательством. Пусть у нас выпущено немного книг, но все они мне дороги, и я вправе ими гордиться.

А с какими новыми трудностями вы столкнулись, когда вернулись в свой книжный бизнес?

Ольга Морозова: Во-первых, с постоянной боязнью потерять автора или проект. Многие из-за высоких гонораров переходят в крупные издательства. Все хотят жить. А мы выживаем с трудом. Экономим абсолютно на всем, в основном, конечно, на себе. Переводчики хотят получать достойные гонорары, писатели тоже ждут роялти. Приходится постоянно вкладываться в полиграфию, в редактуру, в распространение и постоянно рисковать. Два года назад мы даже подумать не могли, что будем выпускать книгу тиражом в 500 экземпляров. В прежние времена тираж был от 3000 до 10 000.

А понятие «книжный бизнес» ко мне применить нельзя. Скорее это похоже на коллекционирование. Пытаешься издать умную качественную книжку: отыскать интересного автора, сделать хороший перевод, придумать серию, воплотить новую идею. Хочется сохранить достойную читательскую аудиторию. Как выразилась обо мне один литагент: «Да разве у Морозовой бизнес?! Это хобби».

Вы не обиделись на эти слова?

Ольга Морозова: Сначала это вызвало некоторое недоумение. Но потом я подумала и поняла, насколько она права. Мы не станем покупать ни Гарри Поттера, ни другие бестселлеры за бешеные деньги. Да это и невозможно по формату. Этот год оказался крайне тяжелым. Мы стали предельно осторожно подходить к покупке прав, тщательнее отбирать авторов. Раньше мы тоже многих отсеивали. Хотя был такой счастливый период, когда нам казалось, что все можно издать. Но этот период закончился, и настал период мучительного выбора. Как малое издательство, мы не можем выпускать большие серии, но нужно делать хотя бы маленькие. А иначе, открывая нового автора (чем мы, маленькие издательства, гордимся), мы его где-то убиваем, поскольку нового автора нужно продвигать. Редко случается, что автора продвигать не надо.

У вас был такой пример?

Ольга Морозова: Да, финский автор Арто Паасилинна, хотя не могу сказать, что мы его не продвигали. Он написал порядка 30 романов. На сегодняшний день в нашем издательстве вышло семь книг. Не скажу, что они разлетаются, но три романа из семи продавались неплохо и нашли своего преданного читателя. Наиболее любимыми стали «Лес повешенных лисиц», «Год зайца», «Очаровательное самоубийство в кругу друзей», а также недавно выпущенный роман «Воющий мельник». Мы планировали издать еще один-два романа, наши читатели их очень ждут. Кстати, это редчайший случай, когда большинство читателей этого автора — мужчины.

А с чем это связано?

Ольга Морозова: Я как-то поинтересовалась у одного постоянного покупателя Паасилинны, почему его притягивают книги финского автора. И он так быстро ответил, а главное — точно: «Потому что главный герой — мужчина». У него мужчина умеет работать руками и совершает поступки. Вообще Паасилинна такой выдумщик и виртуоз сюжета. Он ни на кого не похож, он изобрел свой совершенно индивидуальный жанр, и поэтому некоторые скандинавские писатели пытаются ему подражать.

Хотя истории у него преимущественно грустные, написано все с юмором, и это тоже секрет его популярности. Я так горжусь тем, что открыла его.

А если бы вам предложили коммерческие проекты, вы бы взялись?

Ольга Морозова: Мы были бы рады, если бы удалось осуществить коммерческий проект. Коммерческий проект — это успех. Это удачное попадание в аудиторию, в тему, в запросы времени, когда удается попасть не в аудиторию из ста человек, а выпустить книгу для миллионов. Нам тоже иногда кажется, что мы попали, но аудитория оказывается не так велика. Бывает, выходят книги, которые словно появились раньше времени. И спрос на них появляется значительно позже. Например, у нас вышла книжка Одена «Лекции о Шекспире». Она шла довольно медленно, после посыпались вопросы: «А где купить? А будет ли допечатка?» Но так бывает у многих.

Вашей визитной карточкой стала серия «Биография города». Планируете ее продолжать?

Ольга Морозова: Читатели ждут ее продолжения, хотя финансово это тяжело. Книги получаются дорогие, так как мы стараемся сохранить полиграфическое качество и выпускать книги в твердом переплете с суперобложкой. Такие книги нужно выпускать раз в три месяца. И печатать их в мягкой обложке не хочется.

Сейчас мы готовим к изданию сравнительное описание двух столиц — Парижа и Лондона. Это будет не совсем биография городов, а рассказ об исторически параллельном развитии двух столиц. Сравнивается все: парки, сады, рестораны, архитектура. Надеемся, что выпустим ее к ярмарке «Нон/фикшн».

А как насчет русских авторов?

Ольга Морозова: Продолжится наше сотрудничество с Алексеем Кара-Мурзой. В прошлом году мы издали «Знаменитые русские о Риме», а в этом году выйдет книга про Неаполь. Помимо этого, мы планируем продолжение «Гоголианы». Владимир Отрошенко очень талантливый и глубокий автор. Хотя мы и продали книгу не сразу, а за год-полтора, но для такой серьезной книги это неплохо. Кстати, его «Гоголиана» включена в программу РГГУ для студентов по специальности «Литературная критика».

А о Москве не хотите выпустить книгу в этой серии?

Ольга Морозова: У нас во всех книгах «Биография города» присутствует индивидуальный взгляд на город: каким Памук видит свой Стамбул, Акройд — свой Лондон, Рипеллино — Прагу и так далее. Это не путеводитель и не энциклопедия. О Москве написано много книг. Но все они краеведческие и в чем-то безличностные. Но нас не покидает надежда, что мы найдем автора для этой книги. Книга о Москве должна быть не только информативной, но и написана человеком, влюбленным в этот город. Я думаю, Питер Акройд написал бы книгу о Москве, но он ее не любит. Он как патриот своей страны любит только Лондон. И я его понимаю.

Удавалось ли вам получить финансовую поддержку на издание книг?

Ольга Морозова: Да, когда мы издавали «Магическую Прагу» Анджело Марии Рипеллино в серии «Биография города». Рипеллино — это итальянский славист, сицилиец, влюбленный с чешскую культуру. Это история Праги, готически мрачноватого города, где было пролито столько слез и перемолото множество судеб. Книга оказалась сложной, но мы решили рискнуть. Основной текст итальянский, но параллельно присутствуют сноски с немецкого, чешского языков. Переводчики Ирина Волкова и Юлия Галатенко прекрасно справились. При этом они были сильно стеснены по срокам: если бы перевод сдали хоть на месяц позже, тогда бы мы эту поддержку не получили.

Вы следите за деятельностью других издательств?

Ольга Морозова: Слежу и не слежу одновременно. Мне не интересно копировать. Я люблю придумывать все сама. Я искренне восхищаюсь теми, кто придумал нечто оригинальное, но это не означает, что мы будем делать так же. Очень уважаю издательство «Амфора» (Санкт-Петербург). Они все время что-то придумывают: меняют и направление, и тематику, и формат. Конечно, это не всегда дает желаемый результат в наше тяжелое время. Но мне нравится их подход.

Еще я очень уважаю и ценю петербургских издателей «Издательство Ивана Лимбаха», «Лимбус-Пресс» — они всегда находят что-то неожиданное.

Похвально, когда идея найдена самостоятельно. Когда общаешься с другими издателями, видишь некую вторичность, когда многие работают по принципу «новое — это хорошо забытое старое».

А в чем причина такого обмеления?

Ольга Морозова: Не издатели измельчали, а писатели. Вот мы издаем в основном переводную английскую литературу, но особо ярких авторов не видим. У нас без особого успеха прошла Зэди Смит, хотя она входит в двадцатку крупнейших писателей Великобритании.

Сначала хочется издать книги, а потом опять задумываешься, как ее продавать. Риск…

Издательский слух настроен как камертон. Даже если ты хочешь отключиться, заявляешь, что устал, что нет сил — все равно ты слышишь, что происходит вокруг.

Меня мало что потрясает. Я очень хочу когда-нибудь испытать острое чувство зависти и удивления. А это случается все реже и реже.

17.11.2015

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹Издательство›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ