Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

«Хорошая книга способна найти своего читателя»

Беседа с американской переводчицей Евгения Водолазкина, Владислава Отрошенко, Марины Степновой, Вадима Левенталя

Интервью: Юлия Арсений
Фото Анатолия Степаненко из «Фейсбука» Лизы Хейден
На фото: Лиза Хейден-Эспеншейд на финальной церемонии премии «Читай Россию/Read Russia». Дом Пашкова. 06.09.14.

Весною 2015 года в независимом американском издательстве Dalkey Archive Press вышел перевод романа Владислава Отрошенко «Приложение к фотоальбому». Небольшая книжка об экзотических для американского читателя донских казаках начала XX века, написанная в традициях скорее Борхеса, чем Шолохова, встретила благожелательный отзыв придирчивой до снобизма американской литературной критики. «Чрезвычайно странный роман, читаешь его как чеховскую пьесу, вдохновленную комедийными штучками “Монти Пайтон”», — отозвался о нем старейшей американский литературный журнал Kirkus.
Разумеется, немалая заслуга в этом успехе принадлежит переводчику — Лизе Хейден-Эспеншейд (Lisa Hayden Espenschade). Лиза — один из не столь уж многочисленных людей в США, для которых продвижение русской литературы — не только миссия, но и основная профессия. И наоборот. Что становится особенно актуально в связи с началом реализации проекта «Русская библиотека на английском языке».
ГодЛитературы.РФ взял у Лизы Хейден интервью по почте и в фейсбучном чате. Мы предложили ей прислать ответы на английском, но она сразу отвечала на русском — и эти ответы пришлось редактировать не больше, чем любой другой материал. Мы специально оставили ответы практически «как есть», чтобы читатели могли оценить степень ее владения русским языком — который был не ее семейным наследием, а сознательным выбором.

addendum_cov_finalС чего началось ваше знакомство с русской литературой?

Лиза Хейден-Эспеншейд: Всё получилось удивительно логично: где-то в семь-восемь лет я прочла сказки про Бабу Ягу, потом в шестом классе мы читали Чехова (рассказ «Пари»), а в двенадцатом дело дошло уже до «Преступления и наказания». Я не помню, что было в промежутках, но это самые памятные русские произведения моего детства.

Вы прекрасно говорите и пишете по-русски! В каком возрасте вы начали учить русский язык? Есть ли у вас русские корни?

Лиза Хейден-Эспеншейд: Начала в 19 лет, на втором курсе в университете. Нет, никаких русских корней у меня нету.

А вы жили в России сколь-нибудь длительный период?

Лиза Хейден-Эспеншейд: Жила в Москве в 1992-1998. Я стала лучше писать, когда стала больше переводить!

Как вы поняли, что хотите заняться переводом профессионально?

Лиза Хейден-Эспеншейд: Я относительно недавно начала переводить литературу, лет семь, наверное, назад, хотя были некие эпизоды достаточно давно. Точно могу сказать, что я студенткой не мечтала стать переводчиком: когда один мой знакомый сказал, что в соседнем доме живёт Margaret Wettlin, переводчик целого ряда русских классиков, я ему ответила, что литературный перевод, наверное, самая скучная работа на свете. Я тогда, конечно, ничего не понимала! Я полюбила перевод потому, что он даёт возможность выбирать слова и создать художественный текст, но без заботы о сюжете, развитии героев и т. п. Кто-то уже (мы очень сильно надеемся!) это сделал.

Какая была ваша первая русская книга, которую вы перевели на английский язык?

Лиза Хейден-Эспеншейд: Как это ни странно, можно три раза ответить на этот вопрос! Если говорить про первый перевод одной книги, что уже вышла, это «Приложение к фотоальбому» Владислава Отрошенко, замечательный роман про очень интересное семейство казаков. Если говорить про первый роман, что я перевела, это «Женщины Лазаря» Марины Степновой — я прошлой весной закончила перевод, а книга выйдёт этой осенью. Если говорить про первую книгу, что содержит только мои переводы, тогда это сборник пьес — победителей премии «Дебют». Это Ольга Римша, Ярослава Пулинович, Екатерина Васильева и Ксения Степанычева. Странно сказать, но каждая из этих книг имеет какое-то значение «первой книги» для меня. Не знаю, может быть, я чересчур сентиментальная.

Расскажите, пожалуйста, немного об американском книжном рынке иностранной литературы. Есть ли какие-то тенденции, пользуется ли какая-то определенная литература бòльшим интересом и спросом? Если да, то почему? Что способствует этому?

Лиза Хейден-Эспеншейд:
Если говорить про общие тенденции в США и в Англии — я перевожу три книги одному английскому издательству, Oneworld Publications, так что я точно обращаю внимание и на Англию — я бы сказала, что главное, что я сейчас замечаю, это новые «малые» издательства, где издают либо только переводы, либо преимущественно переводы. Я уже стала это замечать года два-три назад, но, будучи на ярмарке BookExpo America в конце мая, я стала это ощущать ещё сильнее. Меня безумно радует, что многие издатели — новые; плюс ещё другие, тоже независимые, хотя и побольше и существенно дольше существуют. Создается впечатление, что они хорошо знают, кто их читатель. Обычно считают, что в США всего процента три всех изданных книг — переводы. Это включает все жанры. У меня впечатление, что в некоторых издательствах очень чутко умеют выбирать книги на перевод, не только исходя из своего вкуса и умения сотрудников читать на разных языках, но и потому что тесно общаются с переводчиками и хорошо изучают международные и англоязычные рынки и тренды.

А теперь немного о русской литературе. Вы сами выбираете, что переводить или это запрос издательств, с которыми вы работаете? Пользуется ли русская литература спросом? Классическая или современная? Что этому способствует?

Лиза Хейден-Эспеншейд: Если говорить про выбор книг, то мне очень повезло: я пишу блог про русскую литературу, так что никаких секретов нет о моих вкусах и мнениях. Знают, что мне предлагать! Я писала (положительно, разумеется!) про некие книги, что я потом стала переводить: «Женщин Лазаря», «Лавра» Евгения Водолазкина и «Машу Регину» Вадима Левенталя. Скоро начну переводить Водолазкина «Соловьева и Ларионова», что я рекомендовала издателю. Мне сложнее ответить про спрос, ведь не занимаюсь пиаром, но мне кажется, что любая хорошая книга способна найти своего читателя, особенно когда переводные издания сами по себе качественные в разных смыслах. Как человеку с особой любовью к современной русской литературе, мне хотелось бы, конечно, увидеть побольше интереса к новым книгам, но я понимаю, что всему свое время. К сожалению, я не самый терпеливый человек!

Как издатель выбирает, что нужно перевести? Обращают ли внимание на премии или рейтинг книг в России? Или на что-то другое?

Лиза Хейден-Эспеншейд: Я уже выше сказала, что в некоторых издательствах читают на разных языках (включая русский) и многие спрашивают у переводчиков советы. По-моему, процесс проще всего, когда у писателя литагент, кто заботится о правах, заказывает перевод отрывков книг и активно продаёт права издателям. Бывает и что издатели нанимают «ридеров», которые читают книги и пишут отчеты. Я знаю и о случаях, когда редакторы просят родственников давать свои советы — это очень хорошо, потому что знают друг у друга вкусы. Мне кажется, что премии действительно помогают, больше всего, наверное, когда книга попадает в разные шортлисты и/ли получает одну из главных премий. Энтузиазм агента, переводчика или «ридера» имеет своё место. И упорство, тоже, конечно.

Много ли переводчиков русской литературы, большая ли конкуренция?

Лиза Хейден-Эспеншейд: Переводчиков с русского на английский достаточно много, хотя я не знаю, сколько нас, если считать всех-всех-всех. Нас точно десятки, хотя достаточно мало нас, кто занимается только литературным переводом и не работает на полной ставке, скажем, в университете. Мне кажется, что это огромный плюс, что мы разные — у каждого свои предпочтения и специальности, и я очень ценю опыт и мнения каждого коллеги, будь это ученый с узкой специальностью или профессиональный переводчик, кто переводит и современные и классические произведения. Мне сложно судить по поводу конкуренции, но могу сказать, что главное для меня — общение со своими коллегами (в число которых можно включить переводчиков, авторов и издателей) и с самой литературой, ведь у нас всех одна цель: переводить тексты, чтобы они были доступны новым читателям. Я очень остро чувствую, какая это огромная честь и ответственность — стать англоязычным голосом для своих авторов.

Фото предоставлено Лизой Хейден-Эспеншейд

Фото предоставлено Институтом перевода

15.07.2015

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹ReadRussia›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ