Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Конкурс-Паустовский-в-жанре-хоррор

Конкурс короткого рассказа. В. Медведева «ЭКА»

Первые работы, поступившие на конкурс

Друзья! Спасибо, что участвуете в конкурсе «Страшная комната, или Паустовский в жанре хоррор». Мы стали получать ваши письма с рассказами — читать их по-настоящему жутко и интересно.

По традиции в качестве бонуса мы публикуем на сайте рассказы трех авторов, которые не побоялись и первыми прислали свои работы на конкурс.

Напоминаем, что рассказы на конкурс принимаются до 5 мая. Отправляйте свои страшные истории на адрес konkurs@godliteratury.ru.

ПОДРОБНО О КОНКУРСЕ

Виктория Медведева, г. Москва
ЭКА

Это случилось шестнадцать лет назад. Наша дочь Женя училась тогда в Университете Дружбы Народов на лингвистике. Обычно каждое лето мы отдыхали в Крыму. Но в тот год решено было поехать в Сухуми. Нас пригласила к себе семья Гогуа. Женя дружила с однокурсницей Гуналой. Её родители — Лали и Алик — приезжали к дочери в Москву, тогда-то мы и подружились.
Я не была в Сухуми с детства, когда меня туда возили мои родители на машине. Это была чудесная поездка. Город утопал в розовых цветах мимозы, а пальмы на улицах создавали ощущение сказки. Таким с тех пор и остался в моей памяти этот город.
Когда я рассказывала о своих детских впечатлениях, Лали грустно кивала. Ведь после
войны Сухуми ещё не был восстановлен. Но я и предположить не могла, что нас ожидает.
Почти на каждой улице попадались развалины. Как нам потом объяснили, хозяева разрушенных частных строений, не имея средств к их восстановлению, специально не убирали останки, чтобы дом продолжал числиться за ними. Впечатление было тяжёлым, особенно в день приезда.
Гогуа жили на шестом этаже девятиэтажного дома. Мы поднялись в квартиру и поняли, что наши друзья «родились в рубашках». Оказалось, что уцелела лишь одна часть дома, где мы и находились, а вторая, примыкавшая раньше к ней буквой «Г», была полностью разрушена. Вид из окна на огромную груду камней, поднимающуюся как раз до нашего этажа, был страшен.
Алик задёрнул плотные шёлковые занавески и пригласил нас за стол. Накормили они нас прямо-таки до отвала, а после ужина собрались уходить, сказав, что будут всё это время жить у мамы Лали. Женя и Гунала пошли с ними, пообещав, что утром зайдут за нами, чтобы вместе идти на море.
Муж, уставший после двух тысяч километров за рулём и выпивший пару бокалов «Букета Абхазии», заснул, только коснувшись головой подушки. Мне же не спалось. Проворочавшись с полчаса, я вышла в гостиную, зажгла свет и села в кресло почитать.
Было два часа ночи, когда в дверь кто-то постучал. «Показалось», — мелькнула мысль. Но стук повторился. Я вышла в коридор.
— Кто там?
В ответ раздался приглушённый женский голос.
— Я ваша соседка.
Я открыла. Передо мной стояла худенькая женщина, на плечи у неё было накинуто длинное чёрное пальто или плащ.
— Вы извините меня. Я увидела свет у вас, значит, вы не спите? Меня зовут Эка. Не могли бы вы мне помочь?
«Интересно, как она могла увидеть свет у нас? С улицы?» — подумала я, но вслух сказала:
— Конечно, а что случилось?
— Да, случилось. Моему мужу плохо.
— Может, вызвать «скорую»?
— Нет, «скорая» не поможет. Она уже была. Пойдёмте?
— Хорошо, только я оденусь.
— Не надо. Нужно быстрее.
Я оглянулась на дверь спальни, где спал муж. Надо бы разбудить…
Эка освободила руку из-под пальто и взяла меня за локоть.
— Не будите его.
Она говорила твёрдо и спокойно. Я, неожиданно для себя повинуясь её просьбе, вышла за дверь, даже не позаботившись закрыть её на ключ. Квартира Эки была напротив. Мы зашли в абсолютно тёмную прихожую.
— Ну, идёмте же, — Эка ещё крепче сжала мой локоть, — ему ведь тяжело, неужели непонятно!
Она провела меня через темноту и толкнула дверь. Свет и здесь был выключен, но занавесок не было, и в комнату попадали белёсые лучи не то луны, не то уличного фонаря.
— Идите же! — Эка подтолкнула меня к открытому окну. — Ну! Не бойтесь, тут некуда вываливаться, смотрите.
Я с трепетом выглянула. Руины доходили почти до самого подоконника.
— Боже мой! Так где же ваш муж?
— Он там. Помогите, я одна его не дотащу. Умоляю! — Она зарыдала.
— Не плачьте, я помогу. Где он? Почему он оказался там? Всё-таки давайте я разбужу своего мужа, мы можем не справиться.
— Умоляю, скорее! — Эка влезла на окно и спустила ноги наружу, продолжая крепко держать меня за локоть.
Я последовала её примеру, сознавая, что совершаю нелепую и страшную ошибку. Ноги в лёгких тапочках коснулись битых кирпичей. Я медленно стала продвигаться вперёд, подталкиваемая в спину неожиданно жёсткой рукой.
— Где же он? — Я вглядывалась в развалины, почему-то боясь обернуться.
Эка молчала, только дышала мне в затылок.
«Сейчас она вцепится мне в шею». — Я резко дёрнулась, споткнулась и полетела вперёд.
— Эка! Где ваш муж?!
— Под камнями, где же ещё.
Она улыбалась одним лишь уголком рта.
Пока я, спотыкаясь, бежала к окну, пока карабкалась, срывая кожу с ладоней, она стояла совершенно неподвижно в своём пальто. Через минуту я была в нашей квартире. Сердце билось у самого горла. На кухне вылила полбутылки недопитого вина в большую пиалу и залпом выпила.
Утром пришли Женя, Гунала и Лали.
— Лали… тут соседка…
— Ой, Господи! Забыла предупредить! Это Екатерина. Они много лет назад разошлись с мужем, он ушёл к её подруге. Они жили во втором крыле. Когда снаряд попал, оба были дома. С тех пор Эка слегка помешалась, ты уж не обращай внимания. А что она приходила-то?
— Да пустяки…

31.03.2017

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹Конкурс «Страшная комната»›:

Портал ГодЛитературы.РФ и жюри конкурса «Страшная комната, или Паустовский в жанре хоррор» поздравляют победителей и благодарят всех участников проекта
Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ