Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Ребекка-Дотремер-в-переводе-Аси-Петровой

Ребекка Дотремер и наша настоящая жизнь

Французская книжная художница дебютировала в качестве автора текста — над которым пришлось изрядно повозиться переводчице Асе Петровой

Интервью и фото: Михаил Визель

Ребекка-Дотремер

Ребекка Дотремер/Фото с сайта chitaem-vmeste.ru

Француженка Ребекка Дотремер прекрасно известна российским покупателям детских книг своими огромными гиперреалистическими и в то же время до дрожи гламурными разворотами. И вот, подобно многим успешным художникам книги, она решила сделать книгу целиком – включая слова. Героем ее дебютного произведения стал кролик с англо-французским именем Жакомин Гейнсборо – очевидно, в честь знаменитого английского живописца XVIII века, к которому эта книга визуально восходит. К чему же она восходит текстуально – мы поговорили с переводчицей книги, специалистом по французской литературе Асей Петровой.

Открыв эту книгу, я обнаружил удивительный для себя подзаголовок на титульной странице: «Художественный перевод Аси Петровой». Что это значит? Почему это пришлось отдельно выделять?

Ребекка-Дотремер-Жакомина-Гейнсборо»

Ася Петрова, переводчица книги Ребекки Дотремер «Настоящая жизнь Жакомина Гейнсборо»

Ася Петрова: Точно не знаю, что имеется в виду. У издательства были некоторые разногласия с французским редактором этой книги, который знает русский язык. И очень бдит Ребекку. Перевод он внимательно прочитал. Это тот неприятный случай, когда редактор чуть-чуть знает русский язык и может прочитать. Соответственно, сразу начинается буквализм: здесь неправильно, там неправильно. Пришлось очень многие места утверждать, комментировать, менять, уточнять. И я знаю, что редакция делала упор на то, какой у них прекрасный переводчик (смеется). Может быть, они это написали для французской стороны, чтобы французы понимали, какой у нас перевод – не простой, а золотой, художественный (смеется).

Ребекка-Дотремер-Жакомина-Гейнсборо»

Изд-во «Манн, Иванов и Фербер», 2019 г.

Если оставить в стороне французского редактора, уверенного, что он лучше русского переводчика знает, как правильно по-русски, какие еще были особенности работы над этой книгой? Это же книга художника, очевидно, что там есть особенности текста.

Ася Петрова: Когда я начала переводить эту книгу, она вызвала у меня раздражение. Кстати, такое же раздражение у меня вызывает, например, «Маленький принц». А эта книга отчасти напоминает «Маленького принца». Она показалась мне ужасно претенциозной. И первые страницы я переводила, себя пересиливая. Дальше уже было совсем по-другому. На самое начало пришлось больше всего переводческих трансформаций, потому что в оригинале книга называется «Счастливые часы Жакоминуса Гейнсборо». Естественно, «счастливые часы» по-русски ассоциируются много с чем, помимо жизни. Поэтому мы очень долго думали над названием, рассматривали разные варианты. И я все-таки решила переводить смысл, а не слова.

 И как же вы его для себя определили?

Ася Петрова: Эта книга о том, что надо ценить жизнь. И о том, чтó в ней надо ценить. Она, конечно, не детская. И когда ее открываешь и начинаешь читать, то понимаешь, что она такая философская. Cкорее, может быть, для родителей. Для того, чтобы читать с родителями, чтобы родитель объяснял, о чем идет речь. Например, в конце герой умирает. Я эту книгу представляла в детском магазине «Маршак», на последней странице главный герой, миленький кролик, лежит мертвый. И я испугалась. Дети сидят… Я закрыла картинку рукой. И мне одна мама сказала: «Нет-нет, не закрывайте, у меня как раз только что сын спрашивал про смерть». То есть это книга, которую детям надо объяснять. В конце кролик очень забавно подводит итоги жизни. Довольно смешные. 150 тысяч воспоминаний, 325 тысяч неудачных карточных партий и т.д. То есть смерть получается не мрачная, а светлая. Конец отличного пути.

Так вот, с чего я начала: когда я подступалась к переводу, мне эта книга казалась дико претенциозной, а когда я заканчивала ее переводить, у меня в какой-то момент просто слезы навернулись на глаза. Я так удивилась! Я подумала, что у меня есть два объяснения тому, почему она в итоге оказалась для меня такой проникновенной. Либо это то, что Пруст называл «пользой популярной музыки», то есть нечто достаточно банальное и очевидное внезапно вызывает у тебя огромный отклик.

Либо Ребекка действительно сумела подобрать небанальные правильные слова. Мне кажется, что там дело даже не в словах, а в интонации, в перечислении моментов, которые составляют жизнь: дождик, который барабанит по крыше веранды, игра в догонялки, прятки, встречи с друзьями, любовь – это вызывает отклик. Книжка начинается как эпопея. Герой отправляется в путешествие на корабле. Кажется, что его ожидают подвиги, что-то такое величественное, счастливая жизнь. А жизнь в результате оказывается не совсем счастливой. Но зато она оказывается очень настоящей – с повседневными проблемами, нехваткой времени, усталостью. У героя больше нет времени мечтать. Он дряхлеет и умирает. Эта книга не про счастье. Эта книга о настоящей нашей жизни.

18.12.2019

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹Детская литература›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ