Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
К-юбилею-Гнедича-передочика-Гомера

Тень Гнедича

«Гнев, богиня, воспой Ахиллеса Пелеева сына…» Николай Гнедич и русский гекзаметр

Текст: Владимир Губайловский
Фото: Николай Иванович Гнедич. Портрет работы Ореста Кипренского(1826—1828 гг.)/ru.wikipedia.org

Несколько фактов биографии

Николай Иванович Гнедич родился 3 февраля 1784 года в Полтаве. Он происходил из казачьего роду Гнеденок, живших на Слободской Украине, где позднее прошла граница Полтавской и Харьковской губерний. Предки Гнедича были Котелевскими, Ахтырскими, Куземенскими и Белевскими сотниками… 1

Его мать умерла родами. Он ее никогда не знал. Он был беден. В детстве перенес оспу. Потерял глаз. Девятилетнего Гнедича отвезли в Полтаву и отдали в «словенскую семинарию». Голодал. За успехи и прилежание «был направлен в… харьковский коллегиум, устроенный по образцу польских иезуитских школ», который окончил в 1800 году. Поступил в Московский университетский пансион, где выделялся «неутомимым своим прилежанием и терпением» и способностями к языкам. В 1802 году, не кончив курса, перебрался в Петербург и стал работать писцом в департаменте народного просвещения. Опубликовал перевод Шиллера «Заговор Фиеско в Генуе». Книга хорошо продавалась. В 1803 году выпустил роман «Дон Коррадо де Герера». Писал стихи. Был театральным критиком. В 1810 году Гнедич был приглашен трудиться в Публичную библиотеку. Обустроился. Стал обеспеченным человеком, щеголем и франтом.

«Илиада»

В 1809 году Гнедич выпустил перевод 7-й песни «Илиады» александрийским стихом. Перевод не понравился Уварову: «Когда вместо плавного, величественного гекзаметра я слышу скудный и сухой александрийский стих, рифмой прикрашенный, то мне кажется, что я вижу божественного Ахиллеса во французском платье». Гнедич с ним согласился и в 1811 году начала переводить «Илиаду» с начала. Гекзаметром. 2

Перевод вышел в 1829 году. Работа над «Илиадой» заняла более 20 лет. Вот ее полное название.
«ИЛИАДА» ГОМЕРОВА, переведенная Н. Гнедичем, членом императорской Российской академии и пр. — 2 ч. С.П.б., в типогр. императорской Российской академии, 1829 (в 1-й ч., XV — 354, во 2-й — 362 стр. в большую 4-ю д. л.).

В ответ на заметку Пушкина в «Литературной газете» о выходе «Илиады» Гнедич написал поэту: «Едва ли мне в жизни случится читать что-либо о моем труде, что было бы сказано так благородно и что было бы мне так утешительно и сладко! Это лучше царских перстней». rvb.ru

Гекзаметр

Гекзаметр — от греческого ἑξάμετρον — «шестимерный». В древнегреческой поэзии гекзаметр сложился в поэмах Гомера «Илиада» и «Одиссея» не позднее VIII века до н. э.
В VI веке поэмы были записаны. Традиционно этот размер использовался для героических поэм.
Квинт Энний (239 до н. э. — 169 до н. э.) первым использовал гекзаметр в латинских стихах. Постепенно ближе к Новому времени гекзаметр распространился в европейских языках: немецком, английском, польском. 3

И в древнегреческой, и в латинской поэзии каждая стопа гекзаметра состоит из четырех долей (мор). Поскольку в обоих языках есть долгие и краткие звуки, принято, что один долгий равен двум кратким. Стопа может состоять: из одного долгого и двух кратких — дактиль, или из двух долгих — спондей (в современных размерах место спондея обычно занимает хорей).
Строки гекзаметра выравнены по времени звучания. Но вариации дактилей и спондеев создают ритмическое разнообразие. Постепенно сложилось правило (так было не всегда): пятая стопа — обязательно дактилическая, последняя (шестая) — спондеическая. Остальные стопы свободно варьируются.

В гекзаметре обязательно есть цезура, причем, как правило, не между стопами, разделяя стих на полустишия с целым числом стоп, как мы сегодня привыкли, а внутри стопы — гекзаметрическая цезура рассекает стопу.

При передаче гекзаметра в языках, где нет долгих звуков, их роль играют словесные ударения (так было уже в Византии).

Прежде чем мы поговорим о русском гекзаметре, покажем на примере первой строки «Илиады» в переводе Гнедича основные понятия, о которых шла речь.

Гнев, бо | гиня во | спой || Ахил | леса Пе | леева I сына

1 стопа — хорей: Гнев, бо
2 стопа — дактиль: гиня во
3 стопа — дактиль с мужской цезурой: спой || Ахил
4 стопа — дактиль: леса Пе
5 стопа — обязательный дактиль: леева
6 стопа — обязательный хорей: сына

(Здесь: | — разделение стоп, || — цезура. Полужирным выделены ударные позиции).

Русский гекзаметр XVI века

Вероятнее всего первая строка гекзаметра на русском языке приведена в качестве примера в грамматике Лаврентия Зизания (до 1570 — после 1633). Книга была издана в Вильне в 1596 году.

Вот эта строка.

Виждъ немощъ естества нашего въ щедротахъ многи

Зизаний считает, что это гекзаметр. Ч. Л. Дрэйдж, опубликовавший эту строку, с ним согласен. Он предлагает такую расстановку ударений:

Виждъ немощъ | естества | нашего | въ щед | ротахъ | многи

Три дактилических стопы, три спондеических. Цезуры внутри стопы нет. В книге Зизания есть раздел, посвященный стихосложению. Он дает определение дактилический стопе, споднеической (двусложной с двумя ударениями) и трохеической (хорей). Он ничего не пишет о цезуре. 4

В 1619 году Мелетий Смотрицкий (1570-е — 1633) издал свою грамматику. Там он уточняет Зизания: «пятая стопа должна быть дактилем, шестая — спондеем, остальные — или то, или другое» (Дрэйдж). И указывает на необходимость цезуры. Смотрицкий приводит свой пример гекзаметра, впрочем, не более убедительный, чем у Зизания.

Сарматски новорастныя мусы стопу перву,
Тщащуюся Парнас в обитель вечну заяти.
Христе царю, прийми: и благоволив тебе с отцем
И духом святым пети учи российский
Род наш чистыми меры славенски имны.

Дрэйдж пишет: «Из этих пяти строк две первые приемлемы как образцы дактилических гекзаметров по древнегреческому квантитативному стихосложению, приспособленному к русскому языку». В третьей строке гекзаметр можно увидеть только при большом желании, а четвертая и пятая строки скорее представляют собой вообще двусложный размер.
Грамматика Смотрицкого переиздавалась в 1638 и 1648 годах, но раздел, посвященный стихосложению, в переизданиях был исключен. Так что приведенные 6 строк и есть весь русский гекзаметр (если эти строки можно считать гекзаметром) за весь XVII век.

XVIII век: теория и практика

Вполне возможно, Феофан Прокопович, в 1705 году выпустивший учебник De Arte Poetica Libri III, не знал о гекзаметрах Зизания и Смотрицкого. Прокопович разбирает латинские образцы: отрицает рифму, настаивает на цезуре и вообще излагает вполне нормативную теорию гекзаметра.

Это было очень полезно, когда Тредьяковский в 1735 году и Кантемир 1743-м начали разбираться с русским стихосложением. Они упоминают гекзаметр («героический стих»), но полагают, что в русском языке он вряд ли возможен. Кантемир вообще говорит, что «рассуждение стоп в составлении всех [русских стихов]… излишно», вполне достаточно слоговой меры, то есть силлабики.
Пример русского гекзаметра дал Ломоносов в 1739 году в «Письме о правилах российского стихотворства». lomonosov.niv.ru

Он пишет: «Очень также способны и падающие, или из хореев и дактилев составленные стихи, к изображению крепких и слабых аффектов, скорых и тихих действий быть видятся. Пример скорого и ярого действия:

 Бре́вна катайте наверх, каменья и го́ры валите,
Лес бросайте, живучий выжав дух, задавите».

Первая строка гекзаметр с мужской цезурой, хореем в третьей стопе, вторая — с женской цезурой с хореями на первой, третьей и четвертой стопах. Это вполне нормативный размер.
Только в 1751 году появился более пространный пример русского гекзаметра — перевод отрывка из «Метаморфоз» Овидия, сделанный Тредьяковским. Приведем его начало:

Первый Феб, говорят, любодейство с Венерою Марса
Мог усмотреть: сей бог зрит всё, что случается, первый.
Видя ж то поскорбел, и Вулкану, Венерину мужу
Ложа неверность притом показал и неверности место.
Ум пораженный того, и держал что в руках он работу,
Вымыслил в тот же час сковать претонкие цепи;
Уж совершил он сеть, совершил и невидимы узлы.
Дело тончайше сие основы всякия было,
Также тончайше оно паутин попремногу имелось;
А и сработано так: прикоснуться только — попасться;
Всё ж разложил по местам он вкруг кровати пристойно.rvb.ru)

Здесь цезура — сплошь мужская, и это уже гекзаметр, вполне нормативный.

В статье «О древнем, среднем и новом стихотворении российском» (1755) Тредьяковский дает теоретическое обоснование использованию гекзаметра в русской поэзии: «Гексаметр дактилический сочиняет сия система точно латинским образом, полагая токмо вместо спондеев хореи, а вместо хореев иногда, по вольности, пиррихии».(rvb.ru)

Оставался один шаг до реального включения гекзаметра в репертуар русских стихотворных размеров, но это был трудный шаг.

Гекзаметр — это в первую очередь размер пространных стихотворных текстов, — героических поэм. Он как бы специально для них приспособлен. Строка — длинная: и ее слоговый размер колеблется в широких границах. (В русском языке — от 12 слогов, когда гекзаметр вырождается в 6-стопный хорей до 18, когда гекзаметр становится 6-стопным дактилем с дактилическим окончанием). Это позволяет легко работать и с длинными и с короткими словами.

В классических языках строки имеют равную продолжительность (в русском это не так, но тоническая мера — количество словесных ударений — чаще всего выдерживается), и в то же время ритмическое разнообразие гекзаметра очень большое, оно достигается именно за счет замен дактилей спондеями (в русском — хореями). Цезура, разрезающая стопу, создает дополнительное разнообразие: восходящая интонация в первом полустишии контрастирует с нисходящей во втором.

Можно привести такое сравнение. Пушкин описывает военные парады в «Медном всаднике»:

Люблю воинственную живость
Потешных Марсовых полей,
Пехотных ратей и коней
Однообразную красивость,
В их стройно зыблемом строю…

Гекзаметр дает именно «стройно зыблемый строй», способный организовать большие массы текста.

Аристотель ругал философов, которые, по его словам, используют гекзаметр как «телегу, взятую напрокат». Но это удобная и надежная телега. Она может вести большой груз и вести его далеко.

Чтобы гекзаметр стал русским размером, нужна была пространная русская поэма, написанная этим классическим размером.

И Тредьяковский ее написал. Это — «Телемахида». Ее объем превышает 15 тысяч строк гекзаметра.

«Телемахида» (Тилемахiда, или Странствованiе Тилемаха, сына Одѵссеева) была опубликована в 1766 году. В основе ее сюжета — перевод романа Фенелона «Приключения Телемака».ru.wikipedia.org

Поэма не встретила понимания у публики. Ее и в XIX веке ценили невысоко. Тредьяковского обвиняли в «темнотах», в синтаксической беспомощности. Но когда сегодня мы читаем Тредьяковского, в обязательном «правильнописании» нет необходимости: русская поэзия за прошедшие почти 250 лет наработала такие прочные клише, что из них можно спокойно вычеркнуть половину слов, а если сломать грамматику и синтаксис, возникает неожиданное сближение с поэтиками XVIII века, с Тредиаковским в первую очередь. Когда мы сегодня читаем Тредиаковского — он звучит неожиданно свежо.

Пумпянский писал: «В соединении с гибким разнообразием в чередовании ускоряющих дактилических и замедляющих хореических стоп, этим создается сложный и совершенный аппарат изобразительных средств, особенно нужный гекзаметру, как самому длинному (и к тому же безрифменному) русскому стиху. Этот аппарат создан именно Тредиаковским; тут русские гекзаметристы XIX в. — его ученики». 5

И среди его учеников Гнедич и Жуковский — великие мастера русского гекзаметра.

«Илиада» и «Одиссея»

Скажем несколько слов (и приведем несколько цифр) о сравнении «Илиады» Гнедича и «Одиссеи» Жуковского. По подсчетам Гаспарова в обеих поэмах процент замен дактилических стоп хореическими — сравнительно мал (у Жуковского — очень мал).

Гнедич: I 7,51 II 2,8 III 3,7 IV 3,0

Жуковский «Одиссея»: I 3,0 II 0  III 0,4  IV 0,2 6

(3десь и далее римской цифрой обозначен номер стопы встроке, арабскими — процент хореев)

Медведева пишет: «Во всей “Илиаде” на 15690 стихов приходится только 2549 стихов, в которых встречается замена дактиля хореем. Однако, чтобы оценить эту цифру, необходимо учесть, что в переводе “Одиссеи”, сделанном Жуковским, на 11 983 стиха приходится только 123 подобных стиха, т. е. почти в двадцать раз реже».

Сравним:

Тредьяковский «Тилемахида» I 28,6 II 33, III 4 39,1 IV 40 ,6
А. Востоков, «Мессиада» I 41,7 II 30,2 III 53,2 IV 45,3
Жуковский «Красный карбункул» I 32,4 II 13,0 III 21,7 IV 24,6 6

Отсюда видно, что Жуковский, когда ему это было нужно, прекрасно умел работать с ритмически разнообразным репертуаром гекзаметра, и почти сплошной дактиль «Одиссеи» — это его сознательный выбор. Вероятно, он полагал такой ритм оптимальным.
Но что бы мы ни говорили о гладких, почти дактилических гекзаметрах Гнедича и особенно Жуковского, размер, которым они переводили поэмы Гомера, конечно, далек от дактиля. И в первую очередь из-за гекзаметрической цезуры. Цезура, особенно мужская, резко меняет звук (а мужских цезур у Гнедица 57%, у Жуковского 35%). Так что не спутаешь.
Приведем первые две строки «Одиссеи» в переводе Жуковского:

Муза, скаж | и мне о | том || много | опытном | муже, ко I торый,
Странствуя | долго со I дня, || как свя | той Или | он им раз I рушен,

Здесь нет ни одной хореической стопы, но что это именно гекзаметр, опознается безошибочно: из-за мужской внутристопной цезуры.

Тень Гнедича

В 1833 году в возрасте 49 лет Николай Гнедич умер. Стихи его сегодня знают только специалисты. Первую строку перевода «Илиады» знают — хочется написать «все», но будем сдержанны — очень многие: «Гнев, богиня воспой Ахиллеса Пелеева сына». 7
И сегодня вспоминая Гнедича, мы вспоминаем в первую очередь эту строчку. Но заслуга Гнедича не только в этом.

Перевод Гнедича не только сделал гекзаметр легитимным (даже почтенным) размером, Гнедич добился куда большего: «Илиаду» читали в школе, она вошла в образовательный канон. В XIX — начале XX века ее читали действительно все.


Пока Пушкин со товарищи строил «школу гармонической точности», Гнедич ее исподволь расшатывал.


И Пушкин, надо сказать, это чувствовал, хотя и относился к Гнедичу с неизменным почтением и выход «Илиады» приветствовал (мы об этом говорили).

В XIX и в XX веке нормативный гекзаметр остался в основном размером поэтического перевода. Иногда им писали оригинальные стихи, но чаще иронические, играющие, так сказать, на «понижение» высокого метра. См., например, «Пойло» Павла Радимова. 8

Но тень его легла на всю русскую поэзию.

Гекзаметр способствовал легитимации дольника, этого «шестого силлабо-тонического метра» русской поэзии, как сказал Гаспаров 9 .

Гекзаметр дал целый веер дериватов, одни из которых отходят от него в сторону регулярности (это — особенно — длинные трехсложные размеры, например, пятистопный анапест «1905 года» Пастернака), другие — в сторону все большей свободы в варьировании межиктовых интервалов, к тонике.

Конечно, обращения к гекзаметру сегодня редки, но они есть. Это, например, поэма Максима Амелина «Веселая наука, или Подлинная повесть о знаменитом Брюсе, переложенная стихами со слов нескольких очевидцев».nm1925.ru
— она написана гекзаметром и спондеическим стихом (в этом размере пятая стопа — двусложная), в ней очень высокий процент хореических стоп, и этим она близка Тредьяковскому, Востокову, даже переводам Фета. Но ведь и без Гнедича никуда.

Слышу умолкнувший звук божественной эллинской речи;
Старца великого тень чую смущенной душой.

Кажется, Пушкин это сказал не только о Гомере, но и о Гнедиче. Да только Гнедич никакой не старец. Он франт в модном шарфе, говорящий с Гомером и с нами.

Примечания


1 Медведева Н. И. Гнедич/ rvb.ru
2 Полемику Гнедича и Уварова с Капнистом о русском гекзаметре см. в «Чтениях в Беседе любителей русского слова», 1813, кн. 13, стр. 56—174; 1815, кн. 17, стр. 18—42, 47—66.
3 М. Гаспаров. Русский гексаметр и другие национальные формы гексаметра. — М. Гаспаров. Избранные труды. В трех томах. Том 3. О стихе. С. 234—254
4 Цит. по Ч. Л. Дрэйдж. Развитие русского эпического дактилического гекзаметра, 1596—1802 — Славянский стих. Выпуск VIII: Стих, язык, смысл. стр. 31—41./books.google.ru
5 Пумпянский, Л. В. Тредиаковский // История русской литературы. — М.—Л.: Изд-во АН СССР, 1941. — Т. III: Литература XVIII века. Ч. 1. — С. 215—263.
6 М. Гаспаров. Русский гексаметр и другие национальные формы гексаметра. — М. Гаспаров. Избранные труды. В трех томах. Том 3. О стихе. С. 248. Таблица 1.
7 Николай Гнедич. Илиада/rvb.ru
8 Стихотворения (Павел Радимов)
9 Гаспаров М. Русский стих как зеркало постсоветской культуры. — Гаспаров М. Очерк истории русского стиха. М., 2000. С. 308.

15.02.2019

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹В этот день родились›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ