Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

2018: Год литературной собаки

Романы и рассказы пишутся о людях… но в них порой важную роль играют собаки

Текст: ГодЛитературы.РФ
Иллюстрация: Richard Ansdell «Waiting Patiently»

Китайский «зоологический» календарь прочно вошел в нашу жизнь: самые разные люди с гордостью говорят про себя «я крыса!» или «я свинья!», хотя в любом другом контексте скорее обиделись бы на такую «идентификацию». Пожалуй, больше всего повезло «собакам», то есть людям 2006, 1994, 1982, 1970-го и т. д. годов рождения. Все-таки быть собакой как-то приятнее, чем крысой или обезьяной… 

А в наступающем году им повезло особо: наступает их год. И хотя китайский год Желтой Собаки наступает только в середине февраля, мы хотим в качестве новогоднего подарка напомнить про 12 собак в мировой литературе. 

ЯНВАРЬ

1. Собака Баскервилей Конан-Дойля

Герои детективной повести отзываются о ней как о кошмаре, «исчадии ада» — но таковой она выступает только в их разгоряченном древней легендой (и кознями злодея) воображении. А в реальности это просто очень крупная собака: «не чистокровная ищейка и не чистокровный мастиф, а, видимо, помесь — поджарый, страшный пес величиной с молодую львицу». Крупные собаки редко бывают злобными — так что реальной собаке Баскервилей, набросившейся на сэра Генри и погибшей под пулями Холмса, очень не повезло — она пала жертвой жестокого обращения и злого умысла. 

ФЕВРАЛЬ

2. Верный Руслан Георгия Владимова

Еще одна собака, немецкая овчарка, павшая жертвой обстоятельств и своей преданности хозяину. Которым, к ее несчастью, у нее был лагерный охранник. Но Руслан-то этого не знал. 

«Едва открылась наружная дверь, как белый, слепяще яркий свет хлынул ему в глаза, и он, зажмурясь, отпрянул с рычанием.

— Нно! — сказал хозяин и рванул поводок. — Засиделся, падло. Чо пятисси, снега не видал?»

МАРТ

3. Верный Трезор Салтыкова-Щедрина

Грустная — как и все щедринские «сказки для детей изрядного возраста» — аллегория преданного слуги, преданного хозяином. И, как и все щедринские сказки, применима не только к тому времени, когда создавалась. «Лай, мой друг, лай! Нынче и человек, ежели который с отличной стороны себя зарекомендовать хочет, — и тот по-песьему лаять обязывается!»

АПРЕЛЬ

4. Фокс Микки Саши Черного

Герой-«рассказчик» «Дневника фокса Микки» — воплощение собачьего здравого смысла. Впрочем, не только собачьего. «Внизу, вверху, справа и слева играют на пианино. Я бы им всем на лапы намордники надел! Зина в школе. И зачем девочке так много учиться? Все равно вырастет, острижет волосы и будет на кушетке по целым дням валяться. Уж я эту породу знаю».

МАЙ

5. Монморанси Джерома К. Джерома 

Еще один фокстерьер, прочно вошедший в мировую литературу — вопреки названию книги, в котором прямо сказано: «Three Men in a Boat (To Say Nothing of the Dog)», то есть буквально: «Три человека в лодке — и не будем ничего говорить про собаку». Но все время о ней говорят. И неудивительно. «Посмотреть на Монморанси, так он просто ангел во плоти, по каким-то причинам, оставшимся тайной для человечества, принявший образ маленького фокстерьера».

ИЮНЬ

6. Муму Тургенева

Эта собака настолько известна, что о ней даже как-то неловко напоминать и цитировать. Заметим только, что эта маленькая собачка с не очень собачьим именем тоже связана с водой и лодкой, но отношения эти, прямо cказать, сложились не слишком удачно. 

ИЮЛЬ

7. Каштанка Чехова 

Вторая знаменитая собака классической русской литературы, еще один символ собачьей верности: Каштанка променяла сытую и интересную жизнь цирковой артистки на скупой харч столяра и жестокие шутки его сына, потому что только в них признавала настоящих хозяев. А еще, что часто упускают из вида, символ бренности всего сущего: «Каштанка глядела им обоим в спины, и ей казалось, что она давно уже идет за ними и радуется, что жизнь ее не обрывалась ни на минуту. Вспомнила она комнатку с грязными обоями, гуся, Федора Тимофеича, вкусные обеды, ученье, цирк, но все это представлялось ей теперь, как длинный, перепутанный, тяжелый сон…» 

АВГУСТ

8. Шарик Булгакова

Самый известный собачий персонаж не русской классики, а русского модерна. И самый сложный из них. Мы привычно ужасаемся и возмущаемся поступкам смешного и недалекого Полиграфа Полиграфыча Шарикова, — но забываем, что под личиной, сформированной пересаженным гипофизом Клима Чугункина, скрывается настоящее собачье сердце. «Не били вас сапогом? Били. Кирпичом по ребрам получали? Кушано достаточно. Все испытал, с судьбою своею мирюсь и если плачу сейчас, то только от физической боли и от голода, потому что дух мой еще не угас… Живуч собачий дух».

СЕНТЯБРЬ

9. Шарик Эдуарда Успенского

Персонаж это литературный, но скажем честно: он уже неотделим от голоса Льва Дурова, озвучившего Шарика в советском мультфильме. У прекрасного артиста лопоухий Шарик вышел настоящим русским мужиком — обстоятельным, хозяйственным и незлобивым. Как, собственно, и прописано в книге. 

ОКТЯБРЬ

10. Джим, собака Качалова, Есенина

Еще один обаятельный пёс, всеобщий баловень и любимец. «Хозяин твой и мил и знаменит, / И у него гостей бывает в доме много, / И каждый, улыбаясь, норовит / Тебя по шерсти бархатной потрогать». Вообще Есенин очень любил животных и хорошо чувствовал их. Наверно, это один из признаков настоящего поэта.  

НОЯБРЬ

11. Бродячая Собака

Говоря о литературных собаках, невозможно обойтись без собаки, ставшей символом Серебряного века — той, которая с 1912 года красовалась на вывеске литературного кафе Бориса Пронина на Михайловской площади. «Бродячая собака» прожила очень мало даже по собачьим меркам — всего три года, но оставленный ею след светится ярче, чем фосфор, которым была вымазана морда собаки Баскервилей. 

ДЕКАБРЬ

12. «Собачьи сны» Кьяры Лоренцони 

Разумеется, собак любят не только писатели России и Великобритании. Несколько лет назад итальянки Кьяра Лоренцони и Соня Мариялуче Поссентини выпустили поэтическую книгу про разных собак — больших и малых, свирепых и домашних, которые спят и видят сны. 

«Нина недавно родилась. Ее глаза еще закрыты, а дыхание ровно. 
Она спит, прижавшись к своим братьям, так что их сны переплетаются и перемешиваются. Они похожи на юрких серебряных рыбок — таких маленьких, что их не разглядеть.
 Это щенячьи сны — теплые, нежные, пропахшие молоком». 

Пожелаем, чтобы в год Собаки эта книга добралась и до русского читателя! 

Просмотры: 4867
01.01.2018

Другие материалы раздела ‹Публикации›:

  • Maria Timerbaeva

    А где Белый Бим?

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ