Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
дело собаки баскервилей

Собачье дело

В издательстве «Текст» вышла книга «Дело собаки Баскервилей» — вариация на тему известной повести Артура Конан Дойля

Текст: Петр Моисеев
Коллаж: ГодЛитературы.РФ

Байяр П. Дело собаки Баскервилей. М.: Текст, 2017

Вообще все «фанфики» Дойля можно разделить на три группы: продолжения о Холмсе, псевдобиографические исследования и разоблачения. С продолжениями все ясно без комментариев; псевдобиографические исследования посвящены реконструкции жизни Холмса в целом или отдельных ее фрагментов; разоблачения — это попытки переписать то или иное произведение Конан Дойля и доказать, что в оригинальном тексте приведена «неправильная» разгадка.

Книжка Байяра — типичное разоблачение, каковых в интернете вывешено много, в том числе на русском. Написать такой текст относительно несложно, поскольку свой сюжет придумывать нет нужды, надо лишь переиначить исходный. Найти недочеты в авторской версии событий тоже легко: детективов совсем уж без натяжек практически не бывает. Вариант разгадки, предлагаемый Байяром, не лучше и не хуже множества других имеющихся фанатских версий и значительно хуже варианта самого Конан Дойля. Например, по Байяру, то, что вблизи от Баскервиль-холла проживает один из членов этого семейства, более того — главный наследник состояния, чистая случайность; а то, что он, общаясь со своими родными, продолжает хранить инкогнито, видимо, просто маленький каприз.

Однако перед нами все-таки книга, написанная профессором Университета Париж VIII, а посему


это не просто вариация на темы Конан Дойля, а вариация с претензией… на статус литературоведческой работы!


Как следствие, наше отношение к утверждениям автора не может не измениться. Беллетрист имеет право написать, что Конан Дойль ошибался и преступником в «Собаке Баскервилей» является совсем другой персонаж: все-таки беллетристика — всегда в той или иной степени игра (да простится мне это скомпрометированное слово), и мы понимаем, что такого рода утверждения в художественном произведении носят не вполне серьезный характер. Но если это утверждает литературовед, и утверждает всерьез, то он сам становится фигурой комической. Впрочем, наш профессор знает, что в литературоведческом труде авторская позиция должна обосновываться, и предпринимает некоторые попытки такого рода. Ему даже принадлежит ряд верных (хотя и не новых) наблюдений. Так, он справедливо отмечает, что «умозаключения Холмса» «чаще всего» основаны «на статистически более вероятных исходах», хотя «реальность не обязана каждый раз предъявлять нам наиболее вероятные результаты». Ясное дело, что из этого наблюдения можно сделать выводы 1) об ограниченной применимости метода Холмса в реальной жизни; 2) о том, что автор всегда подыгрывает своему «великому сыщику»; 3) что художественный мир детектива устроен таким образом, что статистически менее вероятные исходы в нем не реализуются. Но наш автор заключает, что литературный герой ошибся, а автор об этом не знал — утверждение явно из области антинаучной фантастики.

Еще один пример верных наблюдений и абсурдных выводов — попытка обоснования того, почему литературовед якобы имеет право переписывать сюжет произведения.


Справедливое (и тоже не новое) утверждение: мир литературного произведения — мир неполный.


Действительно, такова специфика литературы, на которую указывал еще Эйхенбаум. Действительно, каждый читатель при знакомстве с книгой непроизвольно дорисовывает в воображении то, что в книге прямо не названо. И Байяр даже признает, что эта работа читательского воображения имеет свои пределы, и мы не можем «сочинить принцессе Клевской новых возлюбленных или заставить ее умереть от отравления». Однако после этого он, как ни в чем не бывало, идет именно по этому пути, принимая неполную определенность литературного произведения за тотальную неопределенность. Это не мешает ему, впрочем, на следующей же странице требовать (от кого?) «максимально возможной строгости» при «достраивании» произведения. Вообще Байяр не слишком беспокоится о том, чтобы не противоречить хотя бы самому себе; ведь его позиция предельно субъективистская: все, что обладает психологической реальностью, существует, по его мнению, на самом деле; а значит, на одной странице можно утверждать читательский произвол, а на другой — требовать научной строгости мысли.

Ограниченный объем рецензии мешает возразить автору по всем пунктам, перечислить все сомнительные утверждения, указать на все логические ошибки. Однако если действительно находятся «дипломированные специалисты», которые готовы считать такого рода опусы литературоведением, будущее этой науки оказывается под большим вопросом.

Ссылки по теме:
День рождения героя. 6 января 1854 года родился Шерлок Холмс — 10.01.2017
Найден забытый рассказ про Холмса — 21.02.2015
Как склонять Конан Дойла — 27.08.2016
Как Шерлок Холмс стал сыщиком — 08.09.2017

18.10.2017

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹Рецензии на книги›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ