Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Исигуро глазами русского переводчика

Леонид Мотылев: «То, что Исигуро стремится выразить, носит общечеловеческий характер»

Интервью: Елена Калашникова
Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

исигуро не отпускай меняВы переводили многих британских авторов, в том числе и нынешнего нобелиата Исигуро. В вашей версии романа «Не отпускай меня» ощущается, что текст немного японский, что ли, или это стереотип?
Леонид Мотылев: Исигуро — британский писатель с японскими корнями. Его случай — не случай Набокова, перешедшего с языка на язык. Японские (и, шире, восточные) дела интересуют его, составляют тему некоторых книг (не той, что я переводил). В «Не отпускай меня» кое-где чувствуются элементы японской ненавязчивой поэтики, предоставляющей читателю самому сопоставить образы и что-то понять или почувствовать. Так или иначе, национальное — только один из уровней его прозы. То, что он стремится выразить, носит общечеловеческий характер.

Задавали вы автору какие-то вопросы? Может быть, просили что-то прокомментировать? 
Леонид Мотылев: Нет, не задавал.

 Искали до или во время этой работы вы какие-то камертоны/ориентиры? 
Леонид Мотылев: Может быть, и искал, но у меня это происходит подсознательно. Одно созвучие с русской литературой можно усмотреть в мотиве дороги, важном для «Не отпускай меня». Хотелось передать длительность, монотонность этого пути. «Еду иногда по длинной извилистой дороге в болотистых местах или мимо одного расчерченного бороздами поля за другим…», — начинается одна из глав. Не исключаю, что, когда я это переводил, в ушах у меня звучало некрасовское «Еду ли ночью по улице темной…».

Какие были специфические трудности с переложением этого романа на русский? 
Леонид Мотылев: Главная трудность (как и с любым хорошим автором) — в том, чтобы передать его специфическую тональность. Не мне судить, насколько это удалось. Одна конкретная трудность состояла вот в чем: как перевести важное для книги слово donation?


Перевод должен был звучать кратко, обыденно, несмотря на зловещую суть того, что за этим стоит.


«Акт донорства» — сложновато, «пожертвование» — слишком торжественно и в контексте книги звучало бы издевательски. Я выбрал вариант «выемка», в котором пропал оттенок добровольности. Это тот нередкий случай, когда идеального переводческого решения не видно и твоя задача — минимизировать потери.

Остались ли вы довольны своим переводом? 
Леонид Мотылев: Я перевел только одну книгу Исигуро, своей работой более-менее доволен. Насколько вообще можно быть довольным переводом.

Что для вас главное в его книгах? 
Леонид Мотылев: Главное, пожалуй, — человечность, как ни банально это звучит.

Ссылки по теме:
Кто такой Кадзуо Исигуро? — 05.10.2017
Исигуро — молодежный писатель? — 05.10.2017
Писатель зыбкого мира. Басинский о Кадзуо Исигуро  — 05.10.2017
На нобелевском сайте опубликовано интервью с Кадзуо Исигуро — 05.10.2017

Просмотры: 425
06.10.2017

Другие материалы раздела ‹Публикации›:

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ