Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Статья Андрея Максимова о «Маленьких трагедиях» Пушкина на сцене Малого театра

Пушкин — это наше. Все!

На Малой сцене Театра на Малой Бронной режиссер Егор Арсенов поставил «Маленькие трагедии» Пушкина

 
Текст: Андрей Максимов (писатель, телеведущий)/РГ
Фото: culture.ru
На фото кадр из фильма «Маленькие трагедии» 1979 года
 
Андрей МаксимовНа этом месте маленькое кончается и начинается большое: режиссер, актеры и, конечно, текст. «Маленькие трагедии» на Малой Бронной, конечно, не ровный спектакль, но — для меня — безусловно хороший. Здесь слышен невероятный пушкинский текст, здесь есть множество режиссерских находок, и здесь — мощные актерские работы, я бы даже так сказал: нет не мощных актерских работ. На маленькой сцене получился большой спектакль.

В свое время я ставил «Моцарта и Сальери» Пушкина. Этим спектаклем открывалась ныне знаменитая в Москве театральная сцена культурного центра Высоцкого на Таганке. Моцартом была Ирина Линдт, Сальери — Валерий Золотухин. А первый спектакль, который я поставил в своей жизни, был «Борис Годунов» в Театре Ермоловой. То есть я довольно много работал с театральными текстами Пушкина и понимаю, насколько трудно поставить эти гениальные слова. Мне кажется, что в целом Егору Арсенову это удалось.

Как нам всем известно: современные молодые режиссеры очень любят выказывать себя, им представляется невероятно важным продемонстрировать шквал придумок, которые нередко к сути происходящего отношения не имеют. Арсенов пошел иным путем. Он как бы разгадывает пушкинский текст, если угодно, вскрывает его с помощью замечательных актеров, каждый из которых играет несколько ролей.

Подряд идут «Скупой» и «Моцарт и Сальери». На наших глазах Екатерина Дурова превращается из Скупого в Сальери. Делает это грандиозно. Вопроса: «Почему женщина играет мужчин?» — у меня не возникало. А почему пять бокалов «играют» пять сундуков? А почему висящая шинель «играет» Каменного гостя? Потому что театр — это такая игра, здесь все и вся во что-то играет. Какие вопросы?


Скупой у Дуровой — не мерзкий жадина, но человек, который занят таким «увлекательным» делом — собирает деньги. Ему не деньги сами по себе нравятся, а процесс их собирания.


И вот уже умирать надо, а коллекцию денег некому передать. Ну разве не трагедия? Сальери Дуровой — не столько страдающий человек, сколько искренно недоумевающий: как же так несправедливо устроен мир, плачущий не над собой, но над миром.

Если Сальери — дама, то и Моцарт должен быть женщиной. Светлана Первушина играет так, что и это не вызывает вопросов. Для меня теперь Моцарт надолго будет с лицом Светланы. И я запомню теперь эту актрису, которая не только исполняет несколько ролей, но еще и поет, и танцует, и все делает блестяще.

Владимир Ершов играет крошечную роль Жида в «Скупом» так, что за этим человеком читается судьба, жизнь. Как он это делает? Пойди пойми. Олег Кузнецов — Альбер в «Скупом» и Председатель в «Пире во время чумы» — два абсолютно разных и ужасно интересных человека. Как и те образы, что создают в разных трагедиях Александр Голубков и Олег Хохлов.

Дмитрий Цурский — единственный, играющий одну роль. Но какую и как! Его Дон Гуан — в меру циничный и без меры уставший человек. Ему неинтересно любить жизнь, ему интересно ею пользоваться. И он ею пользуется, как может.


Дон Гуана чаще всего исполняют таким неистовым безумцем, Цурский сыграл очень глубокого и по-настоящему страдающего человека — человека, у которого получается любовь с женщинами, но не выходит любовь с жизнью…


Когда я ставил «Моцарта и Сальери», я все время думал: почему пушкинские трагедии называются «Маленькие»? Маленькие в смысле объема или в смысле сути трагедии: мол, героев волнуют небольшие, по сути, трагедии. Арсенов поставил маленькие, но большие трагедии. Все герои спектакли люди глубоко страдающие.

В каждой маленькой трагедии кто-нибудь умирает. По сути, Пушкин сочинил человеческие истории, записанные в присутствии смерти. Этот отсвет будущей гибели лежит на каждом персонаже, и когда Сальери вместе с Моцартом травит и себя, это выглядит естественно. А что, разве, убив Моцарта, Сальери, по сути, не убил себя?

«Маленькие трагедии» на Малой сцене Театра на Малой Бронной — спектакль очень качественный. Тут все высокого качества: от декораций и костюмов (художник-постановщик Вера Никольская) до очень точного света, который в некоторых моментах спектакля играет огромную смысловую роль (художник по свету Глеб Бут); от интересной хореографии, когда каждое поставленное движение или танец служат не для развлечения зрителей, а для раскрытия персонажей (хореограф Анна Дельцова) до точно подобранной музыки группы Nirvana (музыкальный руководитель Инна Плеханова). Можно тысячу раз говорить и писать о том, что в театре нет мелочей, но увидеть спектакль, в котором каждая мелочь продумана, удается не так часто.

Есть ли в спектакле недостатки? Да, есть. В жизни, между прочим, тоже есть недостатки, но любим мы ее не за это. Куда важнее, что со сцены звучит замечательное пушкинское слово, и усилиями режиссера и актеров мы понимаем, что оно имеет отношение к нам, зрителям XXI века. Наверное, это самое главное в этой театральной работе: спектакль — живой, спектакль, который в конечном итоге рассказывает нам о нас.


Это очень трудно: играть Пушкина так, чтобы он был не хрестоматийным, а живым; чтобы в зале периодически раздавался искренний смех; чтобы мы проникались к героям человеческой, естественной жалостью.


Спасибо, Егор Арсенов, за то, что не испугались. И победили.

Оригинал статьи: «Российская газета» — 12.05.2019

13.05.2019

Просмотры: 0

Другие материалы раздела ‹Публикации›:

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ