Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Статья о Викторе Астафьеве к юбилею

Видно из окопа. 95 лет назад родился Виктор Петрович Астафьев

Перед юбилеем писателя, фронтовика Виктора Астафьева — наш разговор о «лейтенантской» прозе

Текст: Алексей Филипов
Фото: Владимир Медведев/ Фотохроника ТАСС

1 мая 1924 года, 95 лет назад, родился Виктор Петрович Астафьев. Крупнейший русский писатель, фронтовик, военный шофер и связист в артиллерии, награжденный орденом Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За освобождение Варшавы» и «За победу над Германией». Критики писали, что в произведениях Астафьева война видна глазами солдата или младшего офицера, «окопника», на котором держалась вся армия. Перед юбилеем Виктора Петровича мы решили поговорить со знающими людьми о том, жива ли в современной русской литературе тема Великой Отечественной войны.

Военная проза постоянно востребована

Сергей Дмитриев, главный редактор издательского дома «Вече»

По опыту издательства «Вече» могу сказать, что военная проза востребована постоянно и сильно. Мы издали около 500 романов о Великой Отечественной войне. У нас была ранняя серия «Военный роман». Затем мы открыли серию «Военные приключения», в которой издано около 400 томов, и проект «Библиотека патриотической литературы». Сейчас у нас есть «Проза Великой Победы». Каждый месяц мы делаем о ней новый роман. Роман Михаила Попова «На кресах всходних», посвященный партизанскому движению в Белоруссии, в прошлом году получил премию имени Валентина Распутина. Правда, читают эти книги люди старшего поколения — 45+.

А есть ли сейчас писатели, чьи книги сопоставимы с военной прозой советского времени?
Уровня писателей, которые прошли войну, видели ее воочию, мы сейчас не достигаем. Это объективная вещь: произошла смена поколений, мы имеем дело со вторичным осмыслением войны. Но достойные писатели есть. Михаила Попова я уже назвал. Могу назвать и Валерия Поволяева, и Андрея Саломатова, и Михаила Годенко… Столичный автор Сергей Михеенков написал десять романов о Московской битве. Это очень хорошие романы, и они — продаются. Очень популярна документально-историческая литература о войне. В год у нас выходит под сотню таких книг. Интерес к ним не падает. Однако тиражи тут маленькие — 1000—1500 экземпляров.

В книгах не было понимания, что такое война

Алексей Исаев, историк, автор книг о Великой Отечественной войне

Что из отечественной военной прозы вам наиболее близко?
«Волоколамское шоссе» Александра Бека и «Горячий снег» Юрия Бондарева.

Вам кажется, это наиболее адекватное изображение войны?
Да. И с точки зрения писательского труда, и исторической правды.

Великая Отечественная в нашей прозе отображена максимально полно или есть вещи неописанные, непрочувствованные, такие как героизм, предательство и другие.
На мой взгляд, не было схвачено то, что присутствует у Ремарка. В ходе войны было множество ситуаций, когда устанавливался позиционный фронт и боевые действия напоминали Первую мировую. У советского кинематографа, к примеру, был просветительский посыл. Он пытался разъяснять, что такое война — наступление с его принципами, оборона… А вот в литературе это отражения не нашло. Нередко в книгах действовали некие оторванные от действительности люди, и в основном все сводилось к взаимоотношениям между ними. Зачастую не было понимания, что такое война как явление.

Есть ли что-то интересное в современной прозе о Великой Отечественной войне? Можно ли написать качественную военную прозу через полвека после того, как война закончилась?
Сейчас я мало читаю художественную литературу, но отмечу «За нами Москва!» Кошкина. У автора многое получилось, в том числе и за счет знания того, что нам известно благодаря историческим исследованиям и что было недоступно в советское время. А что касается второго вопроса, то лучший роман о войне 1812 года был написан отнюдь не ее непосредственным участником. Лев Толстой был человеком с военным опытом — но тот довольно далеко отстоял от событий начала XIX века.

Человека на войне Толстой изобразил гениально. Но сейчас выходят исследования о 1812-м, и толстовскую концепцию «народной войны» их авторы успешно оспаривают. Доминик Ливен в своей недавно вышедшей книге «Россия против Наполеона: Борьба за Европу. 1807—1814» доказывает, что война была выиграна прекрасно подготовленной армией, отличным снабжением, дельной политикой.
Крупнейший специалист по истории Наполеоновских войн Олег Валерьевич Соколов пишет, что важные вещи, к примеру, Шенграбенское сражение, Толстой показывал очень верно. Есть примеры, когда сильную прозу, рассказывающую о войне, писали много позже нее. На самом деле рядовой участник Великой Отечественной войны видел очень мало. Зная по историческим исследованиям, как все происходило, живущий 100 лет спустя человек может, в отличие от участника войны, абстрагироваться от своих личных впечатлений. Для того чтобы хорошо написать о Великой Отечественной, ему нужно ощущение себя на войне, «бездны мрачной на краю». Если в биографии этого нет, писать о войне нельзя.

В русской литературе победила военная проза

Алексей Варламов, ректор Литературного института, член Совета при президенте РФ по культуре и искусству, доктор филологических наук

Современных писателей, пишущих о Великой Отечественной, я не припомню. Последнее, что я читал на эту тему, — «Мой лейтенант» Гранина. Но он тоже был фронтовиком, и жаль, что так поздно к военной теме обратился…

Однако я не считаю, что о войне могут писать только те, кто принимал в ней участие. Один из самых выдающихся военных романов — это «Генерал и его армия» Георгия Владимова. Очень интересно, что этот роман появился в те же годы, то есть в середине 90-х, когда вышли «Прокляты и убиты» Астафьева. Их перекличка замечательна еще и тем, что там описывается один и тот же период Великой Отечественной. Осень 1943-го, борьба за Киев, переправа через Днепр…

А еще я хочу сказать, что отечественная военная проза «больше» военной прозы. Астафьев, Воробьев, Быков, Бондарев, Бакланов, Носов, Курочкин и многие другие писали о жизни, людях, характерах, драматизме человеческой судьбы. Их глубокие экзистенциальные произведения выламывались за узкие определения соцреализма. Мы победили в войне, а в русской литературе победила военная проза…

Оригинал статьи: «Российская газета» — 28.04.2019

30.04.2019

Просмотры: 0

Другие материалы раздела ‹Публикации›:

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ