Наш сайт обновляется. Мы запустили полностью новый сайт и сейчас ведется его отладка. Приносим свои извинения за неудобства и уверяем, что все материалы будут сохранены.
САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Визель на все времена

Во времена пандемии и социального дистанцирования тексты заменяют тосты и юбилеи не отменяют. 20 июля переводчику, критику, писателю Михаилу Визелю — 50 лет

Критическим  взглядом на  творчество шеф-редактора портала «ГодЛитературы.РФ» взглянули следующие, ниже подписавшиеся товарищи:

Апполинария-Аврутина
Апполинария Аврутина,

востоковед, переводчик, директор Центра исследований современной Турции и российско-турецких отношений СПбГУ

Пять ипостасей Михаила, которые меня восхищают:

  • Любящий папа
  • Знаток Италии и любитель всего итальянского
  • Блестящий литературный переводчик
  • Блестящий знаток детской литературы
  • Шеф-редактор «Года литературы»

Всегда с восторгом читаю на Фейсбуке посты Михаила о дочери Маше. Это невероятно увлекательно: история жизни ребенка с момента появления на свет. Эта история для меня, молодой мамы, во многом поучительна, кое-какие воспитательные моменты я взяла на заметку и, возможно, применю в будущем. Желаю огромного здоровья и благополучия папе и дочке на долгие годы!

Кто из нас не любит Италию? Я, тюрколог, но бывшая оперная певица, которая знает итальянский по фразам из опер, всегда мечтала довести знание этого языка до совершенства, а по Италии, где я толком не была, поездить основательно. Михаил – кажется, само дыхание Италии и ее культуры; он настолько «итальянец», что иногда напоминает мне «молодого итальянца» с полотен эпохи Возрождения или из Галереи Венецианской живописи из собрания Государственного Эрмитажа. Желаю Вам, дорогой Михаил, чтобы и дальше в жизни Вас сопровождала истинно итальянская красота и совершенство Возрождения!

Список трудов (как переводческих, так и писательских) Михаила не просто впечатляет, а повергает в трепет. Даже если я сяду только переводить и буду выдавать по книге раз в полгода, то не успею сделать столько же. Кстати, одно из самых интересных, нестандартных интервью в моей жизни у меня взял именно Михаил. В общем, остается снимать шляпу! Пусть Ваши труды, Михаил, будут плодотворны и приносят только счастье творчества!

Я вообще ничего не знаю о детской литературе, хотя мой ребенок в свои 1 год и 10 месяцев просто обожает книги. Я намерено обхожу детскую литературу стороной, потому что моя голова не выдержит такого потока информации. Это целый мир. Михаил знает про детскую литературу все и даже больше. Настолько, что, мне кажется, пора открывать свое «Издательство мировой детской литературы»!  Желаю Михаилу, чтобы работа была только в радость и только в удовольствие – ну а главное, чтобы приносила много денег (как хорошее издательство)!

Мне очень нравится писать для «Года литературы» - прежде всего потому, что Михаил не боится поручать мне тексты совершенно разной тематики, не опасаясь того, что я востоковед и тюрколог и как бы должна писать только о Востоке. Но по его поручению я пишу об Америке, об античности, о литературных премиях и о многом другом. Для меня это истинный кайф, потому что для того, чтобы написать грамотную рецензию порой на совершенно незнакомую мне тему, мне приходится пересмотреть большое количество источников! И это доставляет огромное удовольствие и приносит огромное удовлетворение. Желаю Михаилу оставаться лично моим «шеф-редактором» долгие годы, а нам с ним – многолетнего продуктивного сотрудничества!

С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ!!!! С ЮБИЛЕЕМ!!!!!! ЗДОРОВЬЯ, БЛАГОПОЛУЧИЯ И ЛЮБВИ!!!!!

Дмитрий Бак,

литературовед, писатель, директор Государственного музея история российской литературы имени Даля

Михаил Визель это цветная, русско-итальянская симфония на свободную тему. Миша человек увлекающийся, остроумный, яркий, разносторонний, а главное совершенно позитивный. Уверен, что он не помнит, на какой сомнительной (кинематографической) почве мы с ним впервые увиделись и познакомились. А может, это я не помню! А скорее всего – он не упомнит ни за что даже то, что я прочно забыл. Да, правда, тут никакой логики – но с Визелем иначе нельзя, яркость и искрометность превыше всего! Дай бог здоровья тебе, дорогой, на следующие полстолетия.

Павел-Басинский

Павел Басинский,

писатель

И это все о нем

Не скрою, я немного горжусь, что Миша когда-то был моим учеником в Литературном институте. Я не учил его литературному мастерству, потому что он занимался на отделении перевода. Но он занимался у меня на семинаре по современной литературе. А это были особые семинары. Свобода общения между преподавателем и студентами была там на грани дружбы и самого живого общения. И неизвестно еще, кто у кого больше «учился».

Миша выделялся среди других студентов яркостью мышления, тем, что обо всем говорил нетривиально, темпераментно. Конечно, задним числом все мы умные, но почему-то уже тогда я был уверен, что этот студент не остановится на получении диплома, что у него

есть будущее в литературе.

Еще студентом он перевел сатирическую поэму Джакомо Леопарди, которая вышла в сборнике «Нравственные очерки» в издательстве «Республика» в соседстве с переводами Анны Ахматовой. Потом он перевел роман Джузеппе Куликкьи «Все равно тебе водить» (СПб: Symposium, 2003). Это, кстати, была его дипломная работа.

Потом были переводы Умберто Эко, Альберто Тозо Феи. Были переводы уже классика современной американской литературы Нила Геймана. Ну и, наконец, Михаил Визель перевел несколько книг Джанни Родари, сильно расширив наши русские представления об авторе сказочки о Чиполлино.

Собственно, если бы Михаил сделал только это, он уже занял бы в нашей литературе место. Но он не из тех, кто способен остановиться на чем-то одном. В письме ко мне он написал: «Полвека прошло, а ничего не сделано». 

Ладно, продолжим. 

Путеводители по Венеции, Тоскане и Нью-Йорку, как переводные, так и оригинальные. Один из них выпускался уже семь раз. В редакции Елены Шубиной готовится к выходу его

биография одного из основателей русской Сети, «отца Рунета» и одного из создателей «Живого журнала» Антона Носика.

И еще переводы, переводы...

И еще сейчас он пишет фантастическую повесть о Лефортове — своей московской малой родине.

Можно и дальше продолжать. 

А теперь ответьте на вопрос: может такой человек еще и возглавлять литературный портал, который работает в ежедневном режиме? Как мартен, он нуждается в постоянном притоке свежей информации. И вся эта информация должна быть что называется отформатирована, для каждой должна уже существовать или быть созданной рубрика. Нужно найти иллюстрации,

сделать видео. В сущности, это делать иллюстрированный журнал-daily, но с более насыщенным визуальным рядом.

Когда я (опять немного погоржусь) предложил Михаила Визеля на эту должность, я ни секунды не сомневался, что он «это сделает». Потому что фонтан его энергии неистощим. И потому что ответственности, с которой он походит к любой работе, стоит поучиться многим.

«Год литературы» он делает с пятью сотрудниками.

Будет правильно их назвать поименно: Ирина Зайцева

— контент-менеджер, Андрей Мягков — редактор, Татьяна Нарышкина — корректор, Людмила Прохорова — редактор новостей, Татьяна Шипилова — ведущая социальных сетей. Маленький коллектив (не считая внештатных авторов, но внештатники сегодня есть, а завтра нет). По

сути, шесть человек, включая самого шеф-редактора Михаила Визеля, ежедневно делают

огромное дело и делают его уже четыре года. Эту маленькую империю Михаил Визель создавал сам, большей частью из студентов того же Литературного института.

А он же еще и сам репортером не гнушается быть.

Сам приходит на крупные литературные события с планшетом, сам задает вопросы и потом делает материал. 

Однажды на объявлении «длинного списка» премии «Ясная Поляна» ее организатор Юлия Вронская пошутила: «Ну все, Визель пришел. Можно начинать». Это была хорошая и добрая шутка. Если Визель пришел, значит, мероприятие состоялось.

Теперь о главном. Пока мы все сидели на карантине, империя Визеля продолжала работать, как и «РГ». Но Михаил ведь не может делать что-то одно. Не может просто «руководить». За время карантина он написал для портала «ГЛ» потрясающий материал, который теперь и выходит отдельной книгой. 19 писем А.С. Пушкина из Болдина, где он тоже сидел на холерном карантине.

Мы примерно знаем, что такое «Болдинская осень», когда Пушкин, находясь на вынужденном карантине, написал лучшие свои вещи. Были закончены «Евгений Онегин», циклы «Повести Белкина» и «Маленькие трагедии», написана поэма «Домик в Коломне» и 32 лирических стихотворения.

Ну а что еще, казалось бы, ему было делать? Но все знают, что именно в это время у Пушкина было немало хлопот. Сложная и затяжная женитьба на Гончаровой после скандала с будущей тещей, раздел земли после получения наследства от отца, издательские проблемы

и, наконец, финансовые дела — Пушкин был, мягко говоря, небогат, а будущая женитьба требовала денег и денег.

Через письма Пушкина — Вяземскому, будущей жене, ее деду и другим — Михаил Визель показывает нам не только и не столько Пушкина — творца, у которого перо летит по бумаге, высекая шедевр за шедевром, а Пушкина — человека, у которого много забот, причем таких забот, что Аполлон к священной жертве его требовать как будто вовсе и не должен.

Визель показывает нам Пушкина жениха, помещика, экономиста и так далее.

Это большой и плодотворный труд. И в нем есть большой урок — как вести себя на карантине. Хотя ответ прост. Просто работать. Как Михаил Визель.

Миша, с днем рождения!

Андрей Васянин
Андрей Васянин

журналист "Российской газеты"

Миша, ты, практически, идеальный начальник: намерения пополнить редакционный портфель принимаешь с благодарностью , за просрочку коришь с сожалением, задания раздаешь твердой рукой. Нам всем с тобой повезло. Повезло ли тебе с нами - решать не нам. Но - поздравляю от души. Оставайся таким, какой есть.

Василий-Владимирский
Василий Владимирский

литературный критик, писатель и журналист

К сожалению, не могу похвастаться близким личным знакомством с Михаилом, уверенно могу сказать одно: Визель – профессионал во всем, за что берется, от литературного перевода до новаторских интернет-проектов. Для меня он важен прежде всего как один из тех десяти-пятнадцати людей, которые сформировали канон российской литературной журналистики, определили современный стиль, манеру, формат, язык «разговора о книгах», который так или иначе используем все мы. Труд писателя, труд переводчика – дело одинокое. Но как литературный критик и книжный обозреватель, как редактор и куратор Михаил Визель открывает новые пути, задает вектор развития для целой отрасли, этот его вклад в «современный литературный» процесс заслуживает отдельной оценки

Арсений Замостьянов
Арсений Замостьянов, 

писатель, заместитель главного редактора журнала «Историк»

Про возраст и про то, что он «не властен», говорить банально. Тем более, что Миша, несмотря на диплом инженера, слова любит куда больше цифр и лучше в них разбирается… Его послужной список занял бы в энциклопедии страниц 2-. До конца такие статьи обычно никто не дочитывает. Поэтому надо бы докопаться до чего-то главного… А это все-таки влюбленность в литературу, которая — по себе знаю — бывает только у потомственных технарей. Влюбленность, которая так и не перешла в рутину. Я ее хорошо помню по Литу, хотя это было давненько. Каким ты был на наших (и прочих!) семинарах — таким и остался. Только добавилось редакторского и литературного профессионализма, который, как выяснилось, всё-таки кому-то ещё нужен. Ты до сих пор так же готов к шутке, к спору, к примирению… Как спринтер и как стайер — ведь ты живешь на бегу. А еще ты не разучился уважать коллег. Это, по-моему, еще более редкое качество.

В такие дни принято вспоминать сделанное. Кажется, что ты уже перевел книг Джанни Родари гораздо больше, чем он написал. А ведь это — лишь, наверное, двадцатая часть сделанного (если снова обращаться к инженерному словарю). Неинтересной жизни у нас уже не будет. Эти двери захлопнуты. Значит, будем совмещать азартное с полезным — еще много, много раз по столько. Ура и с днем рождения!

Ирина Зайцева

контент-менеджер "ГодаЛитературы"

Последние 5 лет жизни я разговаривала, спорила, ругалась и мирилась с этим человеком больше, чем с кем-либо из самых своих близких родственников. Он — замечательный профессионал, талантливый литератор, эрудит, отличный спикер, добрый человек и — умилительно-любящий папа.   При всем том, иногда страшно хочется запустить в него первым попавшимся под руку предметом с рабочего стола, (думаю, желание бывает взаимным), потому что кажется, что это не шеф-редактор, а какой-то невыносимый спорщик, страшный упрямец и  демагог, несмотря на то, что понимаешь, что это —  страсть перфекционизма, идеального.

Читая его тексты, иногда испытываешь настоящее счастье, поражаешься прозрениям, уму, памяти, знаниям. С ним не бывает скучно, он любит людей и жизнь и подставит плечо, когда это надо. Искренне поздравляю Михаила с круглой датой. Это - отличный возраст: молодость и зрелость, опыт и энергия. Желаю здоровья, вдохновения, успехов его любимой дочке Машке и — написать потрясающий роман, за который он получит Большую во всех смыслах литературную премию и любовь благодарных читателей.

Андрей-Мягков
Андрей Мягков,

журналист, редактор "ГодаЛитературы"

Для меня самое удивительное в Михаиле – его непрерывная, энергичная открытость новому. Новому всему - книгам, возможностям, людям. Собственно, благодаря этой открытости я и попал в команду "Года Литературы" - однажды безо всякого предупреждения и знакомства написал ему на почту, приложив пробник текста и предложение написать о чем-нибудь еще. 98 редакторов из 100 и открывать бы такое письмо не стали, но Михаил открыл. И все остальные качества, в которых его можно обвинить - от выдающихся профессионально-литературных навыков до заслуженного звания "отец года" - произрастают, мне кажется, именно из этой открытости. Потому что в широком смысле это нежелание упускать ни одной крупицы жизни, наверное, и есть любовь – и когда ты по-настоящему любишь жизнь, невозможно спустя рукава относиться к тому, чем занимаешься, и людям, которые тебя окружают.

Говорят, с возрастом люди становятся неисправимыми консерваторами. Если это верно, то остается всего два варианта: либо 50 - это не возраст, либо Михаил - не человек. Нечеловеческого вам здоровья, Михаил, и таких же литературных удач!

Татьяна Нарышкина,

корректор "ГодаЛитературы"

Поздравляя Михаила с юбилеем, хотела бы пожелать, чтобы у него было в достатке всего: времени - для творчества; энергии - чтобы воплощать задуманное и рождать новые идеи; сил - чтобы вырываться время от времени из цифровой паутины в мир живых чувств, эмоций и простых семейных радостей. И чтобы страстность, с которой он подходит к каждому проекту, не только заряжала всех вокруг, но и возвращалась умноженной многократно!

Ася Петрова,

прозаик, переводчик французской литературы

Миша удивительно разносторонний умный человек. Он прекрасный переводчик. Великолепный журналист. Знаток литературы. Еще он всегда стильно классно выглядит, вырастил потрясающую дочку Машу и, мне кажется, абсолютно реализовался в жизни. И, конечно, очень ценно его доброе отношение к коллегам, к литераторам, да вообще к людям. А знаете, почему Миша доброжелательный? Потому что он мудрый! Побольше бы тебе действительно счастливых минут, часов и лет! С юбилеем, дорогой!

Люда-Прохорова
Людмила Прохорова,

журналист, редактор "ГодаЛитературы"

Кто успевает делать миллион дел одновременно и при этом делать каждое хорошо?

Кто по памяти может процитировать любую строчку из Пушкина?

Кто может прочитать Данте и Эко в оригинале?

Кто совершенно точно любит своё дело, горит им и заряжает окружающих этой любовью?

Кто не останавливается на том, что знает и умеет, а остаётся открытым всему новому?

Кто умеет слушать и слышать?

Кто умеет находить удивительно точные и тонкие слова для самых неоднозначных явлений?

Кто замечательный редактор и может превратить любой текст в конфетку?

Кто заботливый и любящий отец?

Кто просто очаровательный, обаятельный и очень умный человек?

Это всё наш Михаил! С юбилеем замечательного Визеля!

Татьяна-Соловьева
Татьяна Соловьева,

журналист, начальник отдела общественных связей "Российской газеты"

Томас Манн писал, что талант есть способность обрести собственную судьбу. Михаил, безусловно, талантлив. Судьба его им обретена давно и уверенно: это и судьба редактора, и судьба переводчика, и судьба писателя – множество равно важных ипостасей в большом и всегда бурном мире (и море) литературы. Лоции составлены верно, экипаж его судна надёжен и твёрд – а значит, впереди новые острова, континенты и другие великие биографические открытия. 

Галина-Устинова
Галина Устинова, 

руководитель конкурса «Сытинское Дело», советник генерального директора АО «Первая Образцовая» 

ОН

(по мотивам стихотворения Владимира Маяковского «МЫ»)

ОН

Ценитель

невиданных переплетов,

движений

проектов.

Но главное в нем —

и это

ничем не засло́нится, —

главное в нем

это — наша

газета «Российская»,

и портал ЛИТЕРАТУРЫ

спорится!.

Развивайтесь

и новости множьте

и вглубь

и с рейтингом ввысь!

Включай,

редактор,

творческую

мысль!

Работа увлекает,

Перевод – высший класс,

Италии знание

и книг почитание,

Понимаем – трудится АС!

Мы —

Создатели

книжных переплетов,

томов, фолиантов,

типографы для Вас!

Но главное в нас —

и это

ничем не засло́нится, —

главное в нас,

это — литература и книга

в стране российской,

Союз наш - это класс!

С КНИГОЙ ПО ЖИЗНИ!!! 

Андрей-Цунский1

Андрей Цунский,

писатель, журналист

Дорогие тетя Римма и дядя Яша! Сегодня настал день, который один знакомый нам бывший студент Института Стали и Сплавов ошибочно считает своей заслугой, и даже свои достижением. В индивидуальном порядке, полагаю, его еще можно разубедить и привести в чувство. Дабы не быть голословным, займусь этим немедленно.

Сейчас 50 лет – совсем не то, что даже лет 30 назад. Тогда это казалось неким рубежом, когда уже можно писать (хотя еще не публиковать) мемуары.

Нашему знакомому сталевару и сплавщику есть, о чем написать. Более того – так он поспешно и сделал. Но пока не о себе, а о других. И то слава богу.

Это не простое дело – лавировать между настоящим временем жизни и прошедшим, в котором отдают директивы... все-все, не буду. Ну вы поняли. Я не про вас ни в коем случае :0) Хотя памятную вам фотографию, я, как провинциал, повесил бы именно там, где и сказал по ее вручении.

Получается ли у нашего студента держать курс достаточно уверенно?

Не знаю. И даже не стану предполагать. Это все равно не будет иметь никакого единогласного одобрения. Такое не получается даже у президентов.

Что написать человеку, который добился высшего земного удовольствия – занимается любимым делом за деньги (а наш бывший металлист за них читает книги)? Чего пожелать ему?

Пожелать, естественно, чтобы за этот кайф платили больше. А еще? Ну – чтоб был здоров. Чтобы счастье не было фильмом по телевизору или в онлайн-кинотеатре. Чтобы любимый кусочек Москвы не вытолкнул, чтобы там поселилось побольше друзей (а то ездить нынче долго и накладно).

Но главное – чтобы не пропадало ощущение, что все еще впереди. Если оно не пропадает – то так оно и есть.

А цифра? Да мало ли цифр на свете. L ему! Ну и что? Мы с вами знаем, что, по большому счету, изучить итальянский может любой дурак, если жизнь заставит. Но мы знаем также, что, если не заставляет – то мало кто это сделает. Так что, если наш дорогой смешиватель черного с цветным и мастер присадок не станет делать только того, к чему принуждают, и не утратит желания делать то, что хочется – это совсем неплохо.

А еще – дорогие тетя Римма и дядя Яша, я желаю вам посмотреть еще на многие юбилеи этого нашего «знакомого». Так уж вышло, что мы с вами его любим, и очень хотелось бы радоваться всяческим дурацким цифрам – круглым и не очень – вместе с вами. А уж он от меня никуда не денется!

Будет плохо себя вести – вы знаете мой электронный адрес, и даже телефон! Но – вынужден признать – такого безобразия за ним пока не водилось. В общем – поздравляю вас с днем, который он ошибочно считает СВОИМ юбилеем.

Любящий вас – и этого «студента прохладной жизни» :0) – А. Ц.

Татьяна-Шипилова
Татьяна Шипилова,

журналист, редактор "ГодаЛитературы"

Из всех моих знакомых Михаил один из самых разноплановых и подкованных людей. Всесторонне развитый человек, легко находит общий язык с представителями разных направлений: как гуманитариев, так и людей с технической направленностью знаний. Может поддержать любую беседу на любую тему, его по истине энциклопедические знания иногда поражают.

За три года совместной работы Михаил проявил себя совершенно нетипичным руководителем: о нём можно сказать очень много или вовсе ничего не говорить, но работать в его команде сплошное удовольствие!

Игорь-Шумейко
Игорь Шумейко,

журналист, писатель

И самые мои искренние похвалы творчеству Михаила Визеля подлежат уценке по вполне объективной причине. Нет, конечно, как институтский препод - своим студенткам или как тренер – своим футболисткам, которых для журнала опрашивал о читаемых книгах, я бы мог конечно, объяснить им, что Визель – вовсе не сокращение от актера Вин Дизеля, а наоборот: известный эссеист и переводчик.

И как читатель «Картонок Минервы» - могу только благодарить Михаила Визеля – в его русском изложении Умберто Эко воспринимается, «как родной». Услаждающее чтение, парящий слог. Но, увы, полную профессиональную оценку этой работе я дать не могу – по той же причине, что и В.И. Чапаев не мог быть… « - в мировом масштабе! – Языков я не знаю», в частности языка Данте. И потому полагаюсь на мнение такого авторитета, как Александр Ливергант. И его высокую оценку переводчика, интерпретатора, редактора Михаила Визеля с огромной радостью присовокупляю к своим поздравлениям:

Микеле! Замечательный момент.

Ты стал как рэпер Фифтисент! 

Ядвига-Юферова
Ядвига Юферова,

руководитель проекта «ГодЛитературы.РФ», заместитель главного редактора «Российской газеты».

БЕС КАРАНТИНА

Видела этого человека впервые, но уже через полчаса сделала предложение, и пять лет об этом никто не жалеет. В те рождественские дни Михаилу Визелю «Российская газета» предложила стать шеф-редактором сайта «ГодЛитературы.РФ». Точнее, придумать и возглавить его.

Сегодня ГЛ - в топе на Рамблере среди тысячи сайтов, посвященных культуре и искусству.

Это успех Михаила и примагниченной им команды.

Чего у нас только не было за эти годы! Во-первых, мы правильно ругались. «Я не буду об этом писать, потому что знаете, кто он!?..»

«Але, Склифосовский, перчатки и в операционную, никого не интересует, бомжа или праведника привезли».То есть, неважно каких убеждений придерживается герой - левых, правых, неправых, если он любопытен публике и о нем говорят - он наш, все наши.

А сколько куражных проектов и конкурсов родилось за это время. Команда Визеля любит читать всем миром «Евгения Онегина» и придумывать в ХХI веке свои романы для «Дамы с собачкой».

Все главные книжные фестивали и ярмарки страны сейчас нельзя представить без достойного творческого сопровождения ГЛ.

Премия Правительства РФ, присужденная команде сайта, это тоже аплодисменты сегодняшнему юбиляру.

Переводчик, критик, менеджер...

Но мне кажется, в биографии коллеги случилось этой весной нечто, надиктованное буквально небесами.

«Пушкин на карантине» - это не просто спецпроект сайта ГЛ в пандемию. 19 эссе про 19 писем Пушкина из Болдино - это блеск эрудиции и смелость суждений. Одним словом, «Наше все» - без занудства.

Впрочем, где Михаил, там и тени нет занудства.

С днем рождения... тут мне очень хотелось бы продолжить... НОВОЙ КНИГИ! Будем надеяться.

Елена-Яковлева

Елена Яковлева,

 журналист, писатель, редактор отдела «Общество» «Российской газеты».

Визель для меня человек-тест.

Когда я с кем-нибудь нахожу сходство, я обычно замечаю, что нам обеим ( обоим) нравится Миша Визель.

Уже при первой встрече он говорил что-то, с чем я была совершенно не согласна. Но это никак не расстроило - ни его, ни меня. Просто сразу стало ясно, что явится возможность не только фехтовать острыми, как шпаги, аргументами, но и проходить к каким-то открытиям, к которым бы ты без спора с ним не прошел бы. Это та самая «бахтинская» ценность и сила диалога, но дело в том, что не со всеми, с кем мы переговариваемся «слово за слово», рождается диалог.

У Визеля - это видно - огромный вкус к мысли, к слову, к чужой креативности. И этот вкус сильнее всех побочных человеческих эффектов – зависти, ревности, вредности, игры на понижение другого человека. Просто потому, что он знает цену «своего» – вИдения, понимания, скорости мысли, умения ( совсем не знаю, но думаю, что очень интересны его переводческие труды), знания ( той же Италии и ее персон)и т.п.

Мне кажется, этому – верности своему вкусу - он не изменит никогда. А если изменит, то перестанет быть Визелем.

Мне – не специально – запомнилась и понравилась визелевская дочь. И жена Миши, так презентованная в его рассказах, что, кажется, ты ее давно знаешь.

С Визелем можно было пережить такое расплавляющее все дурные чувства любование им, настолько сильного,

что Я.Б. чувствовала технические помехи для планерки. Мужчины-то вообще, конечно, любят и готовы к такому взглядному обожанию. Но я в нем не погрешила. Это было чистое вдохновение человеком, личностью и мужчиной, но в высоком смысле этого слова.

Конечно, он мой типаж. Как у Набокова в «Даре», когда герой мельком замечает, что любит тип женщины, быть может, прежде чем саму женщину. Я тоже люблю этот тип – в широком диапазоне. Я объясняла себе в начале типоообразующие черты, но забыла уже какие. Однако Мишу как тип не разлюбила.

Пусть он будет с нами.

P. S. Миша, только не надувайтесь от похвал. Я люблю хвалить, пока люди не становятся мне вдруг страшно скучны и неинтересны. С вами, мне почему-то кажется, этого не будет.