Наш сайт обновляется. Мы запустили полностью новый сайт и сейчас ведется его отладка. Приносим свои извинения за неудобства и уверяем, что все материалы будут сохранены.
САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

В помощь школьнику. 8 класс. Д. И. Фонвизин. «Недоросль» (1782)

2-я неделя сентября. «Недоросль», наряду со «Словом о полку Игореве», — еще одно «обманчиво скучное» произведение. Оно очень даже интересное — но чтобы им проникнуться, нужно знать, с какой стороны посмотреть

Текст: Ольга Разумихина*

Фото: Эскиз костюмов к спектаклю «Недоросль». Художник Д. А. Добросердов/ 24smi.org

«Умри, Денис, лучше не напишешь!»: эту фразу, как принято считать, сказал Денису Ивановичу Фонвизину после премьеры «Недоросля» генерал Григорий Александрович Потёмкин — фаворит Екатерины II, основатель Черноморского флота и основатель нескольких городов, в числе которых Севастополь и Херсон, — в общем, очень влиятельная фигура в России второй половины XVIII века. Ряд историков, впрочем, считает, что в действительности Потёмкин ничего такого не говорил: его, мол, и в Петербурге на первой постановке не было, и вообще Фонвизина он недолюбливал. Но, как бы то ни было, пьеса «Недоросль» в далёком 1782 году была встречена овациями — даже несмотря на то, что автор этого произведения на протяжении всего своего творческого пути только и делал, что рушил порядки и обычаи, принятые в тогдашнем театре. Так что вполне понятно, каким образом комедия оказалась в школьной программе.

На нынешних учеников это произведение, впрочем, частенько навевает скуку — и основные претензии вызывает сюжетная составляющая. Начнём, как водится, с неё.

Чудесные совпадения

«Что за навороченная мелодрама? — спросит иной девятиклассник, одолев пьесу. — К бедной-несчастной сиротке Софье приезжает свататься дальний-предальний родственник Скотинин, но в тот же день приходит письмо от её дядюшки Стародума, из которого следует, что девушка — наследница огромного состояния. Госпожа Простакова, у которой Софья жила после смерти родителей, тут же решает, что воспитанницу нужно выдать замуж не за Скотинина, а за её сына — Митрофанушку. Это ладно, допустим. Но в тот же день в имение Простаковых приезжают и сам Стародум, и законник Правдин, который собирается навести порядок в этой обители самодурства, и даже молодой человек со странным нерусским именем Милон — и все они оказываются там по совершенной случайности! Более того — в тот же день мы сталкиваемся и с няней Митрофана, и с его тремя учителями… Не слишком ли много совпадений?»

И правда, если рассматривать сюжет с этой точки зрения, получается беспомощная нелепица: ну не бывает такого, чтобы несколько человек, имеющих к одной и той же семье довольно-таки косвенное отношение, встретились просто так — по иронии судьбы. Вот только Денис Иванович Фонвизин это, скорее всего, прекрасно понимал. Но — решил поступиться достоверностью сюжета ради того, чтобы соблюсти нормы, которые диктовало главенствующее литературное направление XVIII века — классицизм. Что же это за направление? И, раз уж Фонвизин — такой новатор, разве он не мог сделать сюжет более правдоподобным?

Немного теории

Спешим напомнить слишком требовательному читателю, что в России до XVIII века, в отличие от многих европейских стран, таких как Англия, Франция и Германия, светской литературы считай что не было. Нет, отдельные произведения, конечно, имели место быть; вспомним то же «Слово о полку Игореве», созданное аж в 1185 году, или древнерусскую «Повесть о Петре и Февронии», или стихи протопопа Аввакума. Однако то были всё-таки единичные случаи. Поэтому, когда в XVIII веке начали творить такие мэтры, как Ломоносов и Державин, опираться им приходилось частично на опыт зарубежных коллег, частично — на интуицию. Ломоносов даже вывел «теорию трёх штилей», в которой объяснял, в каких жанрах допустимо употребление разговорной лексики, а в каких — нет.

Однако Ломоносов и Державин в первую очередь были авторами лирических произведений, и Фонвизин в своей сфере деятельности оказался, считай, первопроходцем. Так, все остальные драматурги считали, что, работая над пьесами, ни в коем случае нельзя вводить персонажей с русскими именами. А чтобы они, ко всему прочему, ещё и принадлежали к низшему сословию! Ну уж нет, это не для сцены! Так что, когда Фонвизин опубликовал свою первую пьесу — «Корион», где господин с замысловатым именем не обрёл бы своё счастье, если бы не его слуга Андрей, — общественность была в замешательстве. А уж когда вслед за «Корионом» появилась комедия «Бригадир», которая описывает пусть и дворянские, но вместе с тем сугубо русские реалии…

В общем, эксперименты Фонвизина, по нашим меркам безобидные, тогдашнюю интеллектуальную публику повергали в шок. Так что не будем судить Дениса Ивановича за то, что он не придумал для комедии «Недоросль» более оригинальный и правдоподобный сюжет. Что до оригинальности — это нам с высоты XXI века кажется, что сюжет не больно-то захватывающий, а по тем временам это был очередной прорыв. А насчёт правдоподобия — это, как уже было сказано, дань классицизму. Классицизм в России был первым цельным литературным направлением; сентиментализм, романтизм и реализм появились позже. Так что Фонвизину пришлось работать с тем, что он имел.

Ох уж этот классицизм

Согласно негласным правилам XVIII века, писатель должен был придерживаться как минимум трёх принципов.

Принцип первый: художественное произведение должно в первую очередь поучать. Ради того, чтобы донести какую-либо мысль, можно пожертвовать и правдоподобностью сюжета, и раскрытием характеров. И ведь правда, если бы Скотинин, Стародум, Правдин, Милон, Еремеевна и все Митрофанушкины учителя не оказались в одно время в одном месте, поучительной истории о том, что добродетель всегда побеждает порок, не получилось бы.

Принцип второй: мораль истории должна быть основана на христианских ценностях. Это, в свою очередь, подразумевает, что истинная добродетель идёт от ума, а не от сердца. Сердце лукаво, и чувства, в отличие от здравого смысла, вполне могут увести человека «не туда». Потому-то Стародум при встрече с Софьей, единственной племянницей, которую не видел много лет, первым делом бросается обсуждать книгу, которую даже не читал:

Стародум. А! ты уже здесь, друг мой сердечный!

Софья. Я вас дожидалась, дядюшка. Читала теперь книжку.

Стародум. Какую?

Софья. Французскую. Фенелона, о воспитании девиц. [Фенелон (1651—1715) — французский писатель, автор романа «Приключения Телемака», носившего политико-нравоучительный характер.]

Стародум. Фенелона? Автора Телемака? Хорошо. Я не знаю твоей книжки, однако читай её, читай. Кто написал Телемака, тот пером своим нравов развращать не станет. Я боюсь для вас нынешних мудрецов. Мне случилось читать из них всё то, что переведено по-русски. Они, правда, искореняют сильно предрассудки, да воротят с корню добродетель.

Принцип третий: автору крайне желательно опираться на европейское искусство — и на античную мифологию в частности. Именно поэтому, кстати, среди Стародумов, Правдиных, Простаковых и Скотининых появляется молодой человек с замысловатым именем Милон. Старшеклассники на вопрос «Как вы думаете, почему этого героя так зовут?» чаще всего отвечают: «Потому что он милый». Конечно, возможно и такое, но более велика вероятность, что Фонвизин назвал так своего героя в честь древнегреческого атлета Милона Кротонского. Этот легендарный борец целых шесть раз становился чемпионом Олимпийских игр — это не считая призов, выигранных на других, менее почётных соревнованиях. А все мы знаем, что, согласно античному мировоззрению, в здоровом теле — здоровый дух. Так что, как Милон Кротонский был вынослив и физически, и морально, так же и Милон у Фонвизина — прекрасен и внешне, и душой.

Странное слово «недоросль»

Однако больше всего недоумения у старшеклассников вызывает не имя Милона, а «звание» центрального героя пьесы — Митрофана. Из вариантов ответа на вопрос «Кто такой недоросль?» можно составить целую брошюру. Предположения строятся самые разные: от «это невоспитанный человек, то же, что и невежа» до «это человек с отставанием в развитии».

Разумеется, все эти варианты неправильные. На самом деле недоросль — это молодой дворянин, которого, в силу возраста и отсутствия должного образования, не могут ни призвать в армию, ни допустить к выполнению работы «на гражданке».

Казалось бы, что в этом плохого? Живи себе весь век недорослем — и не придётся ни маршировать, ни сидеть в конторе. Однако Екатерина II, проводившая образовательную реформу, понимала, что грамотных людей в стране должно стать как можно больше. Поэтому она открыла множество школ — как в городах (так, в Петербурге в её царствование появилось по школе в каждом районе), так и в деревнях. Обучаться дома дворянским детям не запрещалось, но они точно так же, как и школьники, должны были сдавать промежуточные экзамены. Если кто-то пренебрегал этой обязанностью, его могли забрать в матросы — аж на 25 лет. И это не говоря о том, что подобного человека не принимали в светском обществе, и ни одна разумная девушка выйти за него замуж не согласилась бы. Потому-то Простакова и нанимает учителей для Митрофанушки — хотя уверена, что «без наук люди живут и жили».

Вообще пьесу «Недоросль» можно рассматривать как своего рода панегирик политике Екатерины II. Фонвизин подчёркивает, что мудрая императрица заботится не только об образовании дворян, но и о правах подневольного населения: недаром Правдин получает возможность «отстранить» Простакову от управления имением. Между этим молодым человеком и Стародумом происходит следующий диалог:

Стародум. Итак, имеешь теперь способ прекратить бесчеловечие злой помещицы?

Правдин. Мне поручено взять под опеку дом и деревни при первом бешенстве, от которого могли бы пострадать подвластные ей люди.

Стародум. Благодарение Богу, что человечество найти защиту может! Поверь мне, где государь мыслит, где знает он, в чём его истинная слава, там человечеству не могут не возвращаться его права. Там все скоро ощутят, что каждый должен искать своего счастья и выгод в том одном, что законно, и что угнетать рабством себе подобных беззаконно.

Впрочем, последний пассаж многие читатели и зрители посчитали слишком вольнодумным: уж не критикует ли автор крепостное право? Подобным вопросом относительно Фонвизина задавалась сама Екатерина II: она не могла понять, действительно ли драматург её так ценит — или, в завуалированной форме, критикует. Поэтому, разрешив поначалу поставить «Недоросль», на следующий день приказала «театр разобрать, а пьесу предать забвению». А спустя пять лет запретила сатирический журнал «Стародум», который собрался было издавать Фонвизин. Вот такие они своенравные, эти монархи...

*

Ольга-Лапенкова

Ольга Разумихина — выпускница Литературного института им. А. М. Горького, книжный обозреватель и корректор, а также репетитор по русскому языку и литературе. Каждую неделю она комментирует произведения, которые проходят учащиеся 9—11 классов.


Колонка «В помощь школьнику» будет полезна и тем, кто хочет просто освежить в памяти сюжет той или иной книги, и тем, кто смотрит глубже. В материалах О. Разумихиной найдутся исторические справки, отсылки к трудам литературоведов, а также указания на любопытные детали и «пасхалки» в текстах писателей XVIII—XX вв.