САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Опасные связи

Наталия Солженицына: «Когда Никита Струве издавал "Архипелаг ГУЛАГ", голова Александра Исаевича была в буквальном смысле на плахе»

Александр и Наталия Солженицыны с Никитой Струве на открытии библиотеки-фонда 'Русское зарубежье'. 1995 г / .Фото: Песов Эдуард/Фотохроника ТАСС
Александр и Наталия Солженицыны с Никитой Струве на открытии библиотеки-фонда 'Русское зарубежье'. 1995 г / .Фото: Песов Эдуард/Фотохроника ТАСС

Текст: Павел Басинский (писатель)/РГ

Сегодня исполняется 90 лет со дня рождения Никиты Алексеевича Струве. Он родился во Франции в знаменитой эмигрантской семье. Его дед - Петр Бернгардович Струве, русский религиозный философ, публицист, общественный деятель, один из авторов сборника "Вехи" (1909), инициатор и издатель сборника "Из глубины" (1918), затем виднейший деятель русской эмиграции. Никита Струве лично общался с Иваном Буниным, Алексеем Ремизовым, Борисом Зайцевым, встречался с Анной Ахматовой. Автор фундаментальной монографии об Осипе Мандельштаме и книги "70 лет русской эмиграции". Ближайший соратник и друг Александра Солженицына. В 1978 году Никита Струве возглавил парижское издательство "ИМКА-Пресс", созданное еще Николаем Бердяевым. Но еще раньше

в 1973 году благодаря Струве в парижском издательстве был впервые опубликован "Архипелаг ГУЛАГ" - книга, которая изменила сознание людей во всем мире и до сих пор вызывает яростные споры.

О личности Никиты Алексеевича мы поговорили с Наталией Дмитриевной Солженицыной.

Когда Александр Исаевич впервые познакомился с Никитой Струве?

Наталия Солженицына: Весной 1974 года Никита Алексеевич, его жена Мария Александровна, иконописица, из лучших в зарубежье, их трое детей и любимая собака приехали к нам в Цюрих на машине из Парижа. До сих пор ярко помню каждый момент этой встречи. Но то было очное знакомство. А заочное у нас длилось уже несколько лет. Была тайная переписка между Солженицыным и Струве, которая предшествовала опубликованию в ИМКА-Пресс "Августа 14-го", первого "узла" "Красного Колеса". Это произошло после того, как семь советских издательств не ответили на письменное предложение Солженицына печатать его новый роман. Это была идея Мстислава Ростроповича, он сказал Солженицыну: "Пошли в издательства, а вдруг опубликуют". Но отказать духу не хватило, а просто не ответило ни одно. После чего Александр Исаевич опубликовал "Август" в ИМКА-Пресс в 1971 году. Потом была очень активная переписка, когда рукопись "Архипелага ГУЛАГ" захватил Комитет госбезопасности. Это было в июле 1973 года (мы узнали об этом только в августе). Тогда Солженицын дал знак Струве - немедленно печатать "Архипелаг". Машинопись в виде пленки уже была в издательстве заранее. И вот эти три месяца до декабря, пока не вышел в свет "Архипелаг", голова Александра Исаевича была в прямом смысле на плахе. Кто раньше и на что решится?

Как издавался "Архипелаг"?

Наталия Солженицына: Тогда ведь не было компьютеров и всех этих современных технологий. Нужно было делать набор вручную. Это в своей маленькой русской типографии делал Леонид Лифарь, брат знаменитого танцовщика и балетмейстера Сержа Лифаря, а вычитывали гранки и корректировали Никита со своей женой Машей. Так неожиданно на "передней линии фронта" оказалась маленькая группа русских эмигрантов, которые и рождены-то были за границей, но сохранили в себе желание и надежду принадлежать русскому миру. Это было удивительно! И конечно, огромной радостью было увидеть Никиту Алексеевича вживую. Хотя Александр Исаевич встретился с ним еще раньше, сразу по приезде в Цюрих из Кёльна, где провел первые после высылки дни в доме Генриха Бёлля. Струве прилетел в Цюрих из Парижа и угодил, как вспоминал Александр Исаевич, в суматоху вокзальной встречи. Совместных дел им предстояло множество, они много говорили в эти первые цюрихские дни. Тогда Александр Исаевич записал:

"С Никитой встретились сразу очень тепло. Такой сразу близкий, понятный, чего бы ни коснулись. Хотя он всю жизнь эмигрант, а я всю жизнь советский".

Потом эта их встреча в очень теплых тонах была описана в мемуарах "Угодило зёрнышко промеж двух жерновов". В этом году, надеюсь, эти мемуары выйдут в виде книги, до этого была только публикация в "Новом мире".

Мне тоже посчастливилось общаться с Никитой Алексеевичем, мы состояли в жюри премии Солженицына. На меня он производил впечатление человека с мягкими европейскими манерами, но по-русски очень твердого и даже порой упрямого в своих убеждениях. Он ведь и спорил с Александром Исаевичем?

Наталия Солженицына: Вы очень точно сказали. У него была очень мягкая манера общения, он старался ни одним словом не обидеть собеседника. Я думаю, дело даже не в его "европейскости", а просто характер его был такой. Но при этом он был человеком очень определенным в своих убеждениях и от того, во что верил, что считал верным, не отступал никогда. Сам Никита Алексеевич, будучи, как он говорил, "эмигрантом от рождения", - был в то же время гражданином мира. Он был благороден, бескорыстен и щедр. Обладал остротой взгляда, большим, глубоким умом, был интеллектуально свободен, притягивал и самой манерой общения - лишенной всякого пафоса, ироничной, но скрыто-нежной. И, да, они спорили с Александром Исаевичем, но, если его убеждали в какой-то неправоте по конкретному поводу, он это принимал. Бывали случаи, что в спорах с Александром Исаевичем он одерживал верх. Но это всегда были споры дружеские и для блага того общего дела, которое они делали вместе.

Никита Алексеевич много ездил по России, когда ему представилась такая возможность. Даже во Владивостоке побывал.

Наталия Солженицына: Впервые он приехал в Россию в 1990 году, когда в Библиотеке иностранной литературы была организована выставка книг, изданных в русском зарубежье, не только в ИМКА-Пресс. Там они познакомились с нынешним директором Дома русского зарубежья Виктором Москвиным, тогда заместителем директора "Иностранки" Екатерины Гениевой. И потом вместе они объездили всю Россию, устраивая выставки в разных городах и везде оставляя в библиотеках комплекты книг русского зарубежья. Вместе они также создавали издательство "Русский путь". Никита Алексеевич участвовал и в создании Дома русского зарубежья на Нижней Радищевской, который стал одним из любимых москвичами культурных центров Москвы.

Справка "РГ"

Никита Алексеевич Струве скончался 7 мая 2016 года. Отпевание прошло в соборе Александра Невского в Париже, а похоронен он на русском православном кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.