САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Агнивцев и другие красивые жители Петербурга

20 апреля родился Николай Яковлевич Агнивцев, артист и поэт, ставший идолом петербургской богемы

Николай Яковлевич Агнивцев — русский поэт и драматург Серебряного века, автор книг для детей, родился 8 (20) апреля 1888 года / godliteratury.ru
Николай Яковлевич Агнивцев — русский поэт и драматург Серебряного века, автор книг для детей, родился 8 (20) апреля 1888 года / godliteratury.ru

Текст: Андрей Цунский

Ах, как он был популярен!

Он говорил: «В свое время я имел неистребимое право молодости на всевозможные ошибки. Никто не посмеет сказать, что я не воспользовался этим правом».

Ошибки, ошибки... Да почему ошибки? «Сатирикон» и «Новый Сатирикон», «Пятак», «Лукоморье», «Бич», «Столица и усадьба», и «Синий журнал». «Двадцатый век», «Стрекоза» - все эти и другие журналы и газеты счастливы были публиковать стихи любимца публики, яркого идола петербургской богемы, артиста и поэта – Николая Агнивцева!

Когда они вместе со звездой русского «великого немого» Федором Курихиным и режиссером Константином Марджановым организовали театр-кабаре «Би-Ба-Бо», в газетах появились даже такие рецензии: «В заключение присутствующий среди публики футурист Маяковский читал свои нелепые стихи, чем сильно испортил впечатление от интересной программы». Кстати, автором почти всех программ и номеров кабаре был именно Агнивцев, и последним блюдом, десертом для публики обычно был именно он, сам читающий собственные произведения с неизменным обаянием и блеском.

«А вот неизвестно, - скажет скептик, - какой там был блеск и обаяние, вы предъявите мне видеозапись! Аудиозапись! Кинопленку хотя бы! Отзывы! Справку! Экспертизу с указанием экспертов! Лицензированных!»

А брюзга скажет с умным видом: «Хороший поэт в кабаре выступать не будет...»

Милые мои, вы считаете, что вы оригинальны?

«…среди массы повторений, тривиальностей и просто безграмотностей – нет-нет, да и выглянет настоящее лицо настоящего поэта, губящего себя, свое дарование по подмосткам театриков кабаре» - ой, только не нужно судорожно воспоминать, где вы это уже написали. Это не вы. Это такие же, как вы. Сто лет назад. В журнале «Новая русская книга». В Берлине. В эмиграции...

На его стихи писали песни, причем исполняли их везде и все – например, Александр Вертинский. Танго «Дымок от папиросы» до сих пор кое-где поют... А вообразить себе «Бродячую собаку» без Агнивцева – как?

«Очень высокий, с длинными «поповскими» волосами, в черной бархатной блузе и клетчатых брюках, в руке дорогая трость с массивным набалдашником. На запястье браслет в виде толстенной цепи из огромных стальных звеньев. На полтуловища буквально выше всех окружающих он проходил по улицам Киева, как инородное существо, как пришелец из другого мира. Человекожираф. С огромным бантом на шее. При этом своем богемном виде Агнивцев был безотказным работягой, что как-то не вязалось ни с его внешностью, ни с поразительно ленивой походкой». Таким остался Николай Агнивцев в памяти Алексея Каплера, сценариста, в очень давние времена – ведущего «Кинопанорамы» (я уже не застал).

Михаил Шемякин
Юрий Валентинович Томошевский
Даниил Хармс
Наташа Пивоварова

Есть люди, которые вершат историю в стихах, есть поэты-философы (без этого тоже нельзя), поэты-пророки (вроде бы есть и такие), поэты-воспитатели (о, этих точно больше, чем надо). А есть поэты, которые создают веселое настроение, которые не позволяют относиться к себе и к окружающему миру слишком серьезно. Таким был Агнивцев. Это прекрасный представитель того удивительного племени петербургских талантов, которые представляют сами собой, всей внешностью своей неординарное эстетическое явление.

Олег Гаркуша
Зинаида Гиппиус
Поэт Виктор Кривулин
Коля Васин

Они часто знамениты – но не всегда. Некоторые из них дурашливы, а некоторые – нарочито серьезны. Кто-то прихорашивается, а кто-то нарочно запускает себя. Причем они ни в коем случае не подражатели, не копировщики, не жалкие косплейщики – они художники! Они всегда немного чудаки. И почти всегда они - поэты. Притвориться таким персонажем ни у кого и ни разу не получилось, какую шляпу и с каким шарфом ни надевай, на какой шпагат ни садись...

Перенесемся на сто лет назад. В этот же день, но в 1921 году... Как ему грустно. Как ему одиноко. Вокруг ненужные красивые города, красоты которых он не замечает. Ему кажется, что нужно бросить все – и вернуться. Туда, где была «Бродячая собака», где веселилась ехидная и изысканная петербургская публика, где его любят, где сборники его стихов – своеобразные пропуска в комнаты самых недоступных красавиц, где его цитируют... Но он уже знает, что нет «Собаки», публика частью в Париже, частью – в Стамбуле. Кто где, а многие уже и вовсе мертвы. Но он надеется, что все еще может вернуться – и он совершит страшную ошибку, вернется, думая, что едет на родину.

Но ни его компании, ни его публики, ни его кабаре - его родины уже нет. В стране, куда он приедет, уже по-другому смеются. Другим восхищаются. Тем, над чем раньше плакали и чего ужасались. Там скоро будет не «Дымок от папиросы», а «Окурочек» в пятнах помады. Он будет писать там стихи... то есть будет рифмовать что-то... Нет, не надо. Не станем печалить его дух горькими воспоминаниями. Дадим машине времени еще чуть-чуть топлива. Назад. Лет на десять. Там он счастлив.

«Да какой он поэт?!» И с этими словами суровый серьезный человек разорвет в пух и прах само слово «поэт» над головой Агнивцева вместе с его стихами, и начнет вещать: «Веселость их! Железный стих! Кто тут живет без печали и гнева?! Левой, левой, левой!»

Вот мое сугубо субъективное мнение, которое может не совпадать даже с мнением редакции: один Агнивцев лучше десяти Демьянов Бедных. Что, глупость я сказал, по-вашему?

Берусь доказать.

Представьте себе два зала. В одном - читает свои стихи один Агнивцев. А в другом - десять Демьянов Бедных. Даже не сразу, пусть по очереди! И что бы вы выбрали? ;0)

P.S.

Юрий Валентинович Томошевский

В Санкт-Петербурге жил удивительный актер, режиссер и человек – Юрий Валентинович Томошевский. Основатель «Приюта комедианта». Настоящий мастер художественного воплощения стихов, превращавший в спектакль любое четверостишие... Пятого мая будет три года, как его нет – трагическая случайность, нелепость унесла от нас прекрасного Артиста и тончайшего ценителя, знатока и исполнителя поэзии.

Он был даже внешне чем-то похож на Агнивцева! И как он его читал... Лучше просто невозможно.

Я не боюсь читать Агнивцева после него только по одной причине: так, как у него, все равно никогда не получится, причем ни у кого, включая прекрасных актеров и тех не-актеров, кто делает это куда как лучше меня.

Юрий Валентинович очень хотел, чтобы в России не забывали русскую поэзию. И чтобы мы знали не только как она выглядит, но и как звучит. Так не станем бояться. Давайте любить свою культуру вслух! И не все хорошо, что делается молчком.