Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Дом Мурузи на Литейном, 24, - один из самых признанных культовых адресов литературного Петербурга

Литературная биография дома Мурузи

Дом Мурузи на Литейном, 24, — один из самых культовых адресов литературного Петербурга, связанный с жизнями Бродского, Гумилева и Куприна

Текст: Наум Синдаловский
Фото: «Петербургский дневник»
Текст предоставлен в рамках информационного партнерства «Российской газеты» с газетой «Петербургский дневник» (Санкт-Петербург)

В конце XVIII века участок на Литейном проспекте приобрел граф Николай Петрович Резанов, который построил здесь собственный особняк. Резанов был женат на дочери основателя Российско-Американской компании купца Григория Шелехова. На собственные деньги Шелехов снарядил первую русскую морскую кругосветную экспедицию, которую Резанов возглавил. Широкую известность эта история приобрела благодаря рок-опере Алексея Рыбникова «Юнона и Авось» на стихи Андрея Вознесенского.

В 1874 году участок приобрел внук молдавского господаря князь Александр Дмитриевич Мурузи. На месте особняка Рязанова по проекту архитекторов А. К. Серебрякова и П. И. Шестова Мурузи строит многоэтажный доходный дом в необычной для Петербурга восточной манере. «Торт в мавританском стиле», — говорил о нем один из самых знаменитых его обитателей, поэт Иосиф Бродский.


Дом Мурузи окружен романтическими легендами.


Их появление связывалось не только с экзотическим мавританским стилем, но и с необычной фамилией его владельца. Одни утверждали, что Мурузи — это богатый турок, живущий в центре Петербурга со своим многочисленным гаремом, охраняемым евнухами. Другие говорили, что владелец дома богатый торговец чаем, сокровища которого замурованы в стенах мавританского особняка.

Архитектурный облик экзотических фасадов дома каким-то невероятным образом ассоциативно переплетался с продукцией знаменитого в Петербурге торговца русскими пряниками Николая Абрамова, магазин которого находился в первом этаже. Прилавки магазина ломились от столь же диковинных, как и сам дом, вяземских, московских, тверских, калужских и других сортов расписных пряников. Здесь можно было приобрести и другие необычные лакомства: киевский мармелад, одесскую халву. В Петербурге магазин Абрамова славился столь же необычной для того времени рекламой, которую, говорят, сочинял сам хозяин: «От Питера самого/ До Уральских гор / Пряники Абрамова / Имеют фурор!»

У Дома Мурузи богатое литературное прошлое. Даже деловая попытка установить торговые связи с Северо-Американскими Соединенными Штатами, предпринятая некогда графом Резановым, сегодня ассоциируется с поэзией Андрея Вознесенского, пропевшего гимн трагической любви русского мореплавателя и юной калифорнийской красавицы. В особняк на Литейном Резанов так и не вернулся, скончавшись на обратном пути из Америки. Его наследники жить в доме на Литейном отказались и продали его.


А литературная биография дома продолжилась.


Через несколько десятилетий на этот участок Достоевский поместил доходный дом одного из героев романа «Идиот» генерала Епанчина. Еще через какое-то время здесь, по предположениям некоторых исследователей творчества Куприна, произошла история, положенная в основу повести «Гранатовый браслет». И это еще далеко не все. В Доме Мурузи снимал квартиру старший сын Александра Сергеевича Пушкина, генерал-майор А. А. Пушкин. В разное время в Доме Мурузи жили известные поэты и писатели: Николай Лесков, Дмитрий Мережковский, Зинаида Гиппиус, Владимир Пяст, Даниил Гранин. Здесь в 1919 году находилась литературная студия «Цех поэтов», основанная Николаем Гумилевым.

В советское время Дом Мурузи превратился в обыкновенный многонаселенный жилой дом с тесными коммунальными квартирами, с комнатами, разделенными дощатыми перегородками, с общими кухнями и санузлами, сварливыми хозяйками и прочими прелестями социалистического быта. В конце 1940-х годов здесь получил комнату военный фотожурналист Александр Иванович Бродский. Отсюда, осужденный «за тунеядство», его сын, поэт Иосиф Бродский отправился сначала в ссылку, а затем и в заграничное изгнание. С городом на Неве его связывали мистические обстоятельства, о которых он сам рассказал в очерке «Полторы комнаты». В Америке на лужайке за окном его дома поселились две вороны. Одна из них появилась сразу после смерти матери, другая — ровно через год, когда умер отец поэта.

Оригинал статьи: «Петербургский дневник»

06.11.2019

Просмотры: 0
Нонфикшен2019

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ