Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Павловец Михаил о сочинении по литературе

Сочинили на свою голову

Как итоговое сочинение превратило литературные произведения в набор житейских кейсов для аргументации любых мыслей

Текст: Наталья Лебедева
Фото: Msk.citifox.ru

Наталья ЛебедеваПриемная кампания — 2018 в самом разгаре. Рассчитывая получить дополнительные баллы при поступлении в НИУ «Высшая школа экономики», выпускники несут на перепроверку вузовским преподавателям свои итоговые сочинения, написанные еще в декабре. Руководит этим процессом заместитель руководителя Школы филологии НИУ ВШЭ, доцент Михаил Павловец. Мы расспросили его о том, чем удивили выпускники-2018, стоило ли бороться за возвращение обязательного сочинения в школу и что нужно изменить, чтобы итоговое сочинение не превращалось в посредственное изложение чужих мыслей.

Михаил Георгиевич, многие выпускники рискуют принести свои сочинения на перепроверку? Все-таки в школе оценивали по принципу «зачет-незачет», а значит, даже слабое троечное сочинение засчитывали.
Михаил Павловец: Приносят почти все, видимо, рассчитывая прибавить к имеющимся баллам ЕГЭ хотя бы еще несколько. Подавляющему большинству это удается, но поскольку основное число работ оказывается в зоне 4—7 баллов (то есть получают школьные тройки-четверки), то серьезных преимуществ добиваются только те, кто зарабатывает высшие баллы, а таких очень немного.

Как вы оцениваете предложенные темы? Насколько оправданно разбивать темы по пяти тематическим направлениям?
Михаил Павловец: Темы этого года мне представляются менее удачными: я сторонник тем, которые оставляют возможность уклониться от трюизмов и допускают разные, в том числе взаимоисключающие варианты ответа. А на темы «Что значит быть верным долгу» или «Бывает ли общественное мнение несправедливым» трудно представить себе настоящую, неподдельную дискуссию, в том числе и с самим собой. Но, с другой стороны, это издержки системы с ежегодным определением пяти тематических направлений: вот, скажем, решили в прошедшем году, что одним из тематических направлений будет «честь и бесчестие» — попробуйте придумать в рамках этого направления несколько десятков неповторяющихся тем для всех наших регионов, для трех попыток (в декабре, марте и мае) — это очень сложно, неизбежно будут темы лучше и хуже.

Мне вообще эта идея с пятью темами-направлениями не слишком нравится, прежде всего потому, что, заранее объявленные, они порождают вал загодя припасенных работ, бесконечных «пособий» с рецептами изготовления «итоговых сочинений», которые пишутся подчас довольно унылыми взрослыми людьми, заранее знающими, «как надо». В результате итоговое сочинение в большинстве случаев является не «сочинением», а «изложением» чужих заготовок.

Когда преподаватели ВШЭ перепроверяют школьные итоговые сочинения, какие критерии они используют и насколько они соотносятся с критериями школьных учителей? Или, точнее, с теми критериями, которые предлагают разработчики экзаменов.
Михаил Павловец: Высшая школа экономики подготовила свои критерии проверки итоговых сочинений — естественно, на основе тех критериев, которые предложены государством в лице ФИПИ. Их отличие — абитуриент, пишущий работу в строгом соответствии с государственными требованиями, при перепроверке может получить до семи баллов — что выше, чем даст любой другой вуз, принимающий результаты перепроверки итоговых сочинений. Но еще три — дополнительных — балла абитуриент может заработать только если он будет соответствовать требованиям, предъявляемым к его работе НИУ ВШЭ. Учет этих требований покажет экспертам Вышки, что автор сочинения сознательно выбрал их университет, а не разносил свои документы наудачу — куда примут: заранее поинтересовался условиями приема, постарался их учесть.

Впрочем, сильный абитуриент может и интуитивно выйти на соответствие требованиям Вышки, ведь в них нет ничего экстраординарного: дополнительно поощряется широта эрудиции, оригинальность позиции и исполнения работы. Собственно, и поручение Президента Правительству, инициировавшее введение «итогового сочинения», прежде всего предполагало учет вузами результатов этой работы наряду с результатами ЕГЭ: сочинение должно продемонстрировать вузам, что их будущий студент владеет навыками свободного развернутого рассуждения в письменной форме, обладает широкой эрудицией, живым и богатым языком. В таком случае и вузы заинтересованы в учете результатов перепроверки сочинений, ведь это возвращает им право на учет их интересов и требований к будущему студенту — то, что, к сожалению, слишком унифицируется благодаря ЕГЭ.

В прошлом году преподаватели жаловались на шаблонность мыслей и ограниченный круг произведений («Капитанская дочка», «Обломов» и «Война и мир»). В этом году что-то изменилось?
Михаил Павловец: Мне не раз приходилось и писать, и говорить на эту тему. Лично я пока вижу больше недостатков, чем достоинств у нынешнего формата «итогового сочинения» — и вот почему.


Самый большой недостаток — присутствие требования «построения аргументации с обязательной опорой на литературный материал»


— требования, которое даже мы в Вышке обойти не можем, так как оно является ключевым в критериях ФИПИ. Дело в том, что по Закону об образовании не может быть двух государственных экзаменов по одному предмету — ни по русскому языку, ни по литературе, по которым есть соответствующий ЕГЭ. Поэтому придумали, что «итоговое сочинение» будет проверять «метапредметные умения» — умения писать, рассуждать, приводить примеры и доказательства формируются на всех предметах, не только на уроках словесности.

Но чтобы не потерять при этом литературу, чтобы в ситуации падения интереса школьников к чтению программных произведений все-таки усадить их за книжку, придумали обязать их обосновывать тезисы своей работы… примерами из художественных произведений! Это требование категорически не учитывает эстетическую, художественную природу литературного произведения, не учитывает, что в нем читатель сталкивается не с «реальной реальностью» (такое восприятие литературы называется «наивным реализмом» и свойственно обычно только детям и неразвитым натурам), а с художественной реальностью, с авторским вымыслом, с образом! А почти любой художественный образ предполагает множественность интерпретаций, возможность альтернативных, даже взаимоисключающих прочтений. Именно этому и старается научить школьника хороший словесник, как вдруг — упс! — его выпускникам «итоговое сочинение» предлагает рассуждать примерно в такой логике: «нельзя прощать измены Родины — потому что Тарас Бульба убил за это своего сына Андрия». Тогда как критическое мышление предполагает сформированность умения различать факт и вымысел, оценивать источник информации, понимать, что яркая метафора или притча могут иллюстрировать или украсить твою мысль, но никак не обосновать ее.

Какая-то слишком мрачная картина получается.
Михаил Павловец: Я, конечно, немного утрирую: сильные, подготовленные школьники обычно избегают подобного рода прямолинейности, но их ждет другой подводный камень «итогового сочинения»: требование наличия от «элементов смыслового анализа» вплоть до «комплексного анализа произведения в единстве формы и содержания»! Естественно, хорошо образованный выпускник берется за «комплексный анализ текста», однако, рассуждая о системе образов романа «Евгений Онегин» или жанровом своеобразии «Войны и мира», неизбежно отходит от темы, потому как вместо рассуждения на заданную морально-этическую проблему («верность привычке» или «уроки жизненных ошибок») начинает разбирать особенности того, как устроен текст, как в нем выражаются те или иные идеи и настроения, то есть писать «классическое» сочинение по литературе! Вроде бы не беда — и эксперты вынуждены закрывать на это глаза, если сама по себе работа интересная, но только не по литературе итоговое сочинение, да и отход от темы согласно тем же критериям должен снижать балл!

И вот


третья беда итогового сочинения — оно провоцирует школьников игнорировать художественную природу литературного произведения,


воспринимать его как набор житейских кейсов, при помощи которых можно обосновать и даже аргументировать любую мысль. Собственно, этому способствуют многочисленные сборники «литературных аргументов», перечисляющих, какие сюжеты из каких книг можно использовать в качестве «аргументации», даже не читая сами эти книги — не тратя драгоценное время, нужное для подготовки к другим экзаменам! Достаточно помнить, что изменившая мужу Анна Каренина бросилась под поезд, а Татьяна сохранила верность супругу, несмотря на свою любовь к Онегину — и сочинение на тему верности и измены готово… Только читать такие работы очень горько — а вузовскому эксперту еще и непонятно, насколько заинтересован его вуз в подобных абитуриентах, демонстрирующих неспособность критически мыслить, аргументировать свою позицию, избегать речевых шаблонов и житейских стереотипов.

Какие типичные ошибки допускали выпускники в этом году?
Михаил Павловец: Некоторые из этих ошибок я уже перечислил. Среди прочих указал бы бедность, шаблонность речи («в качестве первого аргумента к моему тезису я приведу комедию Грибоедова «Горе от ума»), рост числа фактических ошибок (когда Чацкий оказывается героем романа Тургенева «Герой нашего времени»), многочисленные попытки выдать заготовку к заранее известному тематическому направлению (скажем, «Верность и измена») за сочинение на конкретную тему, объявленную в день его написания («Можно ли простить измену»). По моему ощущению, больше стало плагиата: ни у учителей, ни у вузовских экспертов нет полноценной возможности проверять все работы на плагиат — ведь они написаны от руки и их надо сперва набрать на компьютере, чтобы загрузить в поисковую систему или на сайт антиплагиат.ру. Все та же тенденция писать свои сочинения как под копирку на материале одних и тех же произведений: в этом году это мало кем прочитанная не в кратком изложении «Война и мир» Толстого, «Чудесный доктор» Куприна, «Сотников» Быкова. Новое же — большое количество работ, заявленных при поступлении в вуз, но написанных с очевидным пренебрежением к эксперту — в манере «и так сойдет»: боюсь, что общее отношение в школах к итоговому сочинению как к бессмысленному и беспощадному обременению переносится и на те работы, которые подаются в вуз на перепроверку.

За возвращение «классического» сочинения долго и упорно боролись. Стоило ли оно того, ведь в итоге все свелось к тому, что учителя натаскивают детей на написание сочинений, причем не одного, а как минимум двух (итоговое сочинение, сочинение в ЕГЭ по русскому языку, а некоторые пишут еще и третье в ЕГЭ по литературе), а где, собственно, сама литература?
Михаил Павловец: Я уверен, что причина известной неудачи в том лукавстве, с каким под видом «метапредметного сочинения» попытались возродить то самое «классическое», по литературе: когда изначальный посыл лукав — то и результат неизбежно получится двусмысленным. Мне кажется, итоговое сочинение требует открытого и нелицеприятного широкого обсуждения — с честным наименованием всех его недостатков и проблем. Тем более что сама по себе идея учить писать, размышлять, отстаивать и обосновывать свою позицию, демонстрировать широту эрудиции — идея правильная.

Что бы вы поменяли в школьной программе по литературе, чтобы детям захотелось читать?
Михаил Павловец: И я, и многие мои коллеги постепенно приходят к пониманию, что главной целью литературного образования должно быть не «прохождение» некоего «обязательного списка», который с каждым десятилетием неизбежно будет пухнуть, пока окончательно не погребет под собою школу. Этой


целью должно стать формирование компетентного читателя


— способного самостоятельно выбрать себе книгу для чтения, прочесть ее, осмыслить и оценить, поделиться прочитанным с другими, не бояться самому попробовать перо еще в школе (без обязательной задачи непременно стать писателем). Не список — а человек, его потребности и интересы должны встать во главу угла литературы как школьного предмета, а это потребует серьезной перестройки всего литературного образования — и в школе, и в вузе (особенно в педагогическом). Но это большой разговор — который на самом деле давно уже ведется в профессиональных кругах.

Как сдать ЕГЭ по литературе и не прогневать экспертов?

Итоговое сочинение: «Человек и общество»

Итоговое сочинение: «Равнодушие и отзывчивость»

Просмотры: 1760
25.07.2018

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ