Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Поэзия выше горы Бабырган

На Красной площади поэты из разных уголков нашей страны три часа читали стихи, вошедшие в «Антологию поэзии народов России»

Текст: Михаил Визель
Фото: «Российская газета»

Самым значительным и самым масштабным событием первого дня фестиваля стал «поэтический слэм» участников «Антологии поэзии народов России» — первой за всю историю России антологии, в которую вошли произведения поэтов, пишущих на 57 языках России от вепсов и ингерманландцев на западе до алтайцев на Дальнем Востоке и многочисленных дагестанских языков на юге нашей страны.

Разброс языков поражает не меньше, чем разброс географии: на татарском языке говорят и пишут миллионы россиян, а на языке нивхов (письменность для которого была разработана лишь в ХХ веке) — двести человек! Впрочем, поэт Владимир Санги, внесший огромный вклад в кодификацию нивхского языка, убежден, что он «общается со вселенной» (см. стр. 13 нашего путеводителя)

Неудивительно, что столь масштабная книга («57 книг под одной обложкой», по замечанию ответственного редактора Антологии Максима Амелина), потребовала столь же масштабной презентации, которая длилась более двух с половиной часов, в форме «поэтического слэма». Обычно этим термином обозначают открытый конкурс, в котором все желающие могут выйти к микрофону и попытаться сразить публику своими стихами. Понятно, что обычно это молодые люди, у которых эпатаж порою перевешивает содержательность. Здесь все происходило по-другому: к микрофону шатра «Регионы» выходили люди зрелые, зачастую — облаченные в свои национальные костюмы, и отнюдь не пытались «перекричать» друг друга, а наоборот — поздравляли друг друга с выходом такой замечательной антологии.


Что не в последнюю очередь сигнализирует и о начале возрождения уникальной российской переводческой школы.


Над Красной площадью плыли стихотворные строки, довольно экзотически звучащие на русское ухо. Алтайский поэт Бронтой Бедюров прочитал свой перевод на алтайский язык пушкинского «Памятника», после чего Максим Амелин прочитал свой перевод беюровского «Весеннего поклонения священной горе Бабырган» — и удивительное дело: глубочайшая архаика шаманского ритуала прекрасно нашла свое воплощение в современном русском языке.

Максим Амелин читает антологию

Ссылки по теме:
В Роспечати представлены 57 языков российской поэзии — 18.04.2017
«Запрос на большое общее дело назрел в обществе» — 18.04.2017

03.06.2017

Просмотры: 0
Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ