Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Басинский о Лизе Дьяконовой

Павел Басинский представил свою новую книгу о «русской анти-Джейн Эйр»

Текст и фото: Мария Воронова

На книжной выставке-ярмарке Нон/Фикшн писатель Павел Басинский рассказал о своей новой книге «Посмотрите на меня. Тайная история Елизаветы Дьяконовой». В беседе принял участие литературный критик, директор Государственного музея истории российской литературы имени В. И. Даля Дмитрий Бак. Написанное в жанре «невымышленный роман» или нон-фикшн, произведение стало расследованием загадочной и, можно даже сказать, «неудачной» судьбы русской девушки.

Автор признался, что работа над книгой долго откладывалась. Но после публикации очередного романа о Толстом Павел Басинский решил, что


«надо отстать от старика» и приступить к новому проекту. 


Дмитрий Бак и Павел БасинскийПавел Басинский рассказал, что история Лизы Дьяконовой для него началась с фотографии, которая сегодня красуется на обложке книги. В 2004 году он увидел это фото на обложке дневника Елизаветы Дьяконовой в одном из книжных магазинов. Глубина фото поразила автора — на снимке девушка будто смотрит в себя, она невероятно наблюдательна и печальна. У этого снимка удивительная история: его сделала Елена Мрозовская — первая русская женщина-фотограф, снимки которой по сей день хранятся в Эрмитаже. 

— История Лизы Дьяконовой, ее смерть меня взволновала, — рассказал писатель.  Я задался целью узнать, почему так произошло. Эта книга — немного расследование. 

Смерть девушки до сих пор остается загадкой: можно лишь гадать, было ли это проявлением нарушений психики (Дьяконова не была сумасшедшей, но определенные отклонения у нее были), насильственная смерть или добрая воля уйти. Ее нашел лесник, голую, с переломанными ногами, а одежда лежала рядом. В дорожном сундуке позже обнаружили «Дневник русской женщины», в котором она обещает покончить с собой из-за неразделенной любви.


Павел Басинский отметил, что «Лизе Дьяконовой жизнь не удалась», и определил ее как анти-Джейн Эйр.


В начале ХХ века в мире начинают обращать внимание на заключенных и умалишенных. Обострилось внимание и к обычным людям, вещам. Это была эпоха любви к героям (кстати, кумирами Дьяконовой были Лев Толстой, Иоанн Кронштадтский и Наполеон) и дневников (почти каждая юная девушка писала, а некоторые даже публиковали свои личные записи). 

Любопытно то, что Достоевский вообще не входил в круг чтения Лизы Дьяконовой. Чернышевского она тоже не читала, хотя именно его произведения задали модель поведения в XIX веке. Любимой героиней из Чехова у Лизы была красивая и богатая вдова Одинцова. Сама Дьяконова была полной противоположностью ей.

Дмитрий Бак обратил внимание на то, что судьба Лизы Дьяконовой и многих ее сверстниц воплотилась в образах русской литературы Серебряного века. Что она из себя представляла? На самом деле у женщины в то время был довольно ограниченный выбор: она или рожала детей, или шла в монастырь, или в гувернантки. Если был муж, она шла по карьерной лестнице вместе с ним, но ничего не могла добиться сама. Море женских слез было пролито из-за простого бесправия. 

Поэтому возникает тема русского феминизма, который был ярко выражен в дореволюционное время. Мы привыкли считать женщину «жертвенным идеалом», это идет еще из детства и нашей литературы. Лиза Дьяконова не была феминисткой, но могла ей стать, так как она была знакома с представительницами этого движения. 

Вторая интригующая тема — повышение интереса к умалишенным. Необычным совпадением является то, что на одном из изображений освобождения закованных в цепи сумасшедших женщин в больнице Питье-Сальпетриер (ранее сумасшедших держали на цепях и кормили, как собак, из миски), одна «арестантка» очень похожа на Лизу Дьяконову, которая страдала от психических отклонений. 

Дневник Дьяконовой сравнивают с дневником Башкирцевой, невероятной художницы и скульптора.


Только вот у Лизы не было особых талантов, кроме рефлексии.


Она понимала, что она всего лишь одна из многих, и пыталась выделиться. Отмечают, что Дьяконова с детства страдала суицидальным комплексом, но в то же время была верующей. Может быть, если бы не вера в Бога, она ушла бы еще раньше, в детстве. Но на такой отчаянный шаг она решилась только в 27 лет, когда ее мировоззрение стало более позитивистским (а в этом ей помогли Бестужевские курсы и учеба в Сорбонне). 

Павел Басинский отметил, что Лиза была из тех, кто «ждет, пока их заметят», а не принимают решительные действия. К несчастью, никто не заметил. Даже психиатр, которому она открылась, не понял ее. Лиза Дьяконова заставила всех посмотреть на себя своей смертью. 

В конце встречи автор отметил, что изданный парижский дневник, который Лиза написала в форме романа, почти моментально раскупили. А в нем почти как у Горького — «конец романа, конец автора». Павел Басинский предположил, что поскольку у Лизы Дьяконовой такая «неправильная судьба», поэтому она так хорошо вписывается в Серебряный век. 

КСТАТИ
На выставку-ярмарку Павел Басинский пришел и как автор, и как читатель, и как обозреватель «Российской газеты». У него есть одно правило, которому он не советует следовать, — не покупать книжки «впрок», а ведь именно на ярмарках появляется соблазн унести домой целую библиотеку. На подобных мероприятиях писатель только знакомится с новинками. Писатель отметил, что на Нон/Фикшн интересно все, и особенно выделил две книги: «Патриот» Андрея Рубанова и «Тайный год» Михаила Гиголашвили.

Ссылки по теме:
Детектив Басинского о первой русской феминистке — 26.10.2017
«Посмотрите на меня». Павел Басинский о своей героине — 26.10.2017

Просмотры: 546
02.12.2017

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ