Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
ММКВЯ-детская-площадка

Что они читают? Литература для подростков

Что такое классика в подростковой литературе и с чем ее едят?

Текст и фото: Татьяна Шипилова

Татьяна-ШипиловаВсе присутствующие на встрече авторы когда-либо назывались в числе тех, кто в будущем обязательно станут классиками. Это Ася Кравченко, Маша Ботева, Нина Дашевская, Елена Соковенина, Шамиль Идиатуллин, Лариса Романовская. Сперва писатели поблагодарили тех учителей, которые отпустили детей на ярмарку с уроков. Еще все сошлись во мнении, что пишут те книги, которые сами бы хотели прочитать, что закрывают какую-то зияющую с детства дыру. Идеальная книга — это та, которую хочется побыстрее прочитать, а потом не хочется с ней расставаться.

Лариса Романовская пояснила: «Я пишу для подростков, которые сами пишут. Сама я писала лет с 12, а в Литературном институте училась на семинаре поэзии и до конца не хотела верить, что я прозаик. Никогда себя не рассматривала подростковым автором, но как-то раз написала повесть и поняла: это мое».

Нина Дашевская заметила, что, хоть все и пишут для себя, но есть еще и некий фильтр, который позволяет понять: книжка написана только для себя или она будет интересна кому-то еще.

Если же говорить о том, чего не хватает сейчас в подростковой литературе, то, по мнению Елены Соковениной, — плутовского романа, где герои нашего или даже другого времени сохраняют здоровый цинизм. «Я не люблю героев-раздолбаев, они меня начинают раздражать. Мне бы хотелось, чтобы мои герои были конформистами. А еще мне нравятся герои-авантюристы, которые, если не могут победить, все превращают в балаган».

Оказывается, даже для состоявшихся авторов страшнее всего читать комментарии к своим книгам в интернете. Но все же под любой книгой всегда найдется комментарий: «Это же про меня!»

«И в этот момент понимается смысл жизни и глубины звездного неба, — рассказывает Лариса Романовская. — И я за героев-раздолбаев, которые в 7—8 классе не знают, как надо жить. А кто вообще знает из нас? Все видят разные вещи в текстах, и мы никогда точно не знаем, что увидит в твоей книге читатель. Поэтому пишите комментарии, это очень важно!»

Шамилю Идиатуллину не хватает структурированной фантастики и детектива. «У нас эти жанры умерли. Если на Западе они еще живут за счет Скандинавии и Англии, то у нас умерли. И в подростковой их тоже нет. Вот фэнтези полно, а фантастики нет. В этом году есть хорошие романы, но они все задуманы как огромные серии, а мы от них устали. Поэтому я особенно приветствую книги, которые отвлекают и показывают жизнь, дают опыт. Нужны остросюжетные, нужны о математике. Нужно, чтобы было желание и умение».

Маше Ботевой становится грустно, когда она читает книги, написанные словно бы одним человеком. В этом ее поддерживает Нина Дашевская: «Очень важно при чтении смотреть на то, как написано. Но в детстве, я помню, было важно, про что роман, а теперь важно – как написан. Раньше был важен сюжет, сейчас — стиль».

Ася Кравченко заметила, что дети читают по-другому. То, что для нас кажется классикой нашего детства, для них уже не классика, и читают они другое. Например, не читая Толстого, уже читают «Заводной апельсин», не зная Достоевского, читают Сартра. И это нормально, потому что то, что для нас кажется провокационным, во всем остальном мире уже воспринимается классикой. Иногда бывает так, что родители предлагают целый список, а ребенок не хочет, ему неинтересно. А потом оказывается, что он читает по авторам — это его личная стратегия, — и к 13 годам он прочитал уже всего Сартра и Кафку, особенно если учитывать, что сейчас многие перешли на электронные книги и читают с планшетов и телефонов.

К сожалению, не всегда школьная литература способна приучить к чтению, зачастую она отвращает. Бывает, попадается талантливый учитель, и тогда ребенок может заинтересоваться. Правда, кто-то считает, что давить на ребенка не надо, он сам решит, что хочет читать, а другие считают, что давить все-таки надо, но не только на детей, но и на родителей. Чтобы они занимались с детьми, чтобы знали, что можно предложить, если ребенок спросит. «Ведь наши читатели не только дети, но и родители», — говорит Нина Дашевская.

«Нельзя заставить человека дружить с тем, кто ему не нравится. Также и с книгами, — говорит Ася Кравченко. — С книгами, как и с друзьями, их невозможно навязать».

Никого заставить читать нельзя. Если ваш ребенок читает, значит, читаете и вы сами, делитесь при нем впечатлениями, но не забываете и о том, что читает ваш ребенок, что читают другие, окружающие вас люди.

На вопрос, какую бы тему авторы никогда не затронули в своих книгах, все ответили почти одинаково: это тема, которая неинтересна, и заказная тема. Если же тему можно обсудить с ребенком, то и писать о ней можно и даже нужно.

— Что для вас чтение?
— Все. Способ выжить в подростковом возрасте. Возможность поговорить. Когда плохо — читаешь, и когда хорошо — тоже читаешь.

«Чтение — это я» — таков был ответ писателей.

https://godliteratury.ru/projects/perepiska-dlinoyu-v-zhizn

07.09.2018

Просмотры: 0
Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ