Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Сайерс-дететив-Моисеев

Английские лорды умеют развлекать

Дороти Сэйерс — одна из главных звезд «золотого века» детектива — снова пришла к русскому читателю

Петр-МоисеевТекст: Петр Моисеев *
Коллаж: ГодЛитературы.РФ
Обложка взята с сайта издательства

На сей раз с помощью своих романов «Пять красных селедок» (1931) и «Девять погребальных ударов» (1934). Главный герой Сэйерс — лорд Питер Уимзи: сыщик-аристократ, притворяющийся легкомысленным недотепой Берти Вустером из романов и новелл Вудхауза, но — именно притворяющийся. На мой вкус, образ сыщика Сэйерс удался в высшей степени — писательница играет на контрасте между мнимой балбесистостью героя и его мощным интеллектом. Болтовня о том о сем, глуповатый вид, напускаемый лордом Питером на себя, создают его фирменный стиль общения с подозреваемыми. Правда, таков герой в первых детективах из этой серии («Чей труп?», «Неестественная смерть», «Неприятности в клубе «Беллона»), которые, кстати, ценила сама Кристи; в 30-е годы лорд Питер стал несколько серьезнее, но романы о нем увлекательности не утратили.

Помимо образа героя, главных достоинств у Сэйерс два: во-первых, она мастерски придумывала загадки (это касается, например, «Девяти ударов»); во-вторых, даже когда загадка менее оригинальна, это не бросается в глаза из-за литературного мастерства автора (это касается «Пяти селедок»). Интересно, что бывают детективисты-специалисты: кто-то придумывает все новые способы взломать железное алиби, кто-то — множество разгадок убийства в запертой комнате, кто-то раз за разом объясняет отсутствие следов возле тела (или их исчезновение прямо посреди заснеженного поля). Сэйерс чаще других обращалась к загадке способа убийства. Находим мы такой сюжет и в «Погребальных ударах», где завязкой служит… обнаружение трупа на деревенском кладбище. Разумеется, это не такой банальный факт, как можно подумать по этой формулировке: труп найден там, где ему быть не полагалось; личность убитого не установлена; кроме того, труп странным образом… скажем так, поврежден.


История оказывается крайне запутанной (в хорошем смысле этого слова),


но привходящие обстоятельства выясняются постепенно, а центральная загадка — каким все же способом было совершено убийство — как и положено, в финале; причем, как и положено, значение некоторых сюжетных подробностей (на первый взгляд, совсем пустяковых) оказывается решающим. Что же касается личности убийцы, то здесь можно увидеть проявление своеобразного (с детективной точки зрения) юмора; обычно такого рода шутки в детективах чреваты нарушением правил «честной игры», но Сэйерс этой опасности избегает. Есть в романе и еще один хитроумный сюжетный ход, но русскоязычный читатель вряд ли оценит его в полной мере — писательница использует и одновременно усложняет историю, рассказанную Шериданом Ле Фаню в романе «Рука Уайлдера»… который на русский, к сожалению, не переведен. Впрочем, можно наслаждаться романом Сэйерс, и не зная Ле Фаню. Тем более что для антуража она добавляет атмосферу английской деревни (и неважно, на самом ли деле эта деревня была такой — важно, что такой мы ее любим) и английского Рождества. Кроме того, роман может быть интересен… кампанологам (сиречь специалистам по колокольным звонам), поскольку лорд Питер уже в начале романа с удовольствием выступает в роли звонаря (и, конечно же, колокольная тема сыграет существвенную роль и в детективной интриге, как бы поначалу они ни казались далеки друг от друга).
Второй (точнее, как раз первый) роман в сборнике — про тех самых «Красных селедок», под которыми в английском языке подразумеваются ложные улики (необязательно фальсифицированные — главное, чтобы уводили по ложному следу). Снова перед нами сельская местность (Сэйерс, подобно многим другим детективистам, понимала все выгоды такой обстановки), только не английская, а шотландская. На сей раз и личность убитого, и способ убийства понятны сразу. Но убитый успел досадить слишком многим, из которых кое у кого, впрочем, имеется алиби. И жертва, и подозреваемые — художники, и этот момент немаловажен для сюжета; в частности, с ним связан главный (и остроумный в силу своей неочевидности) ход, использованный Сэйерс в этом романе.

Впрочем, есть в «Селедках» и довольно традиционные ходы, которые опытный читатель может просчитать достаточно быстро (в частности, понять, что разумеется под теми самыми пятью красными селедками). Но — может и не просчитать, и не понять; да и


сам роман, как я уже сказал, написан так, что удовольствие от чтения можно получить независимо от степени знания жанра.


* Петр Моисеев — кандидат философских наук, литературовед, специалист по истории и теории детективного жанра

26.02.2020

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹Рецензии на книги›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ