Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Мария Ботева, Ты идешь по ковру

Книга о подростках

Фрагменты из книги для детей старшего школьного возраста Марии Ботевой «Ты идешь по ковру»

Главы и обложка книги любезно предоставлены «Году литературы» издательством «Компас-Гид»

М. Ботева. Ты идешь по ковру. Две повести. — М.: «Компас-Гид», 2016

«Ты идешь по ковру» — это книга из двух повестей молодой писательницы Марии Ботевой.
Повесть «Ты идешь по ковру» — про взросление, про то, как меняется из-за этого дружба, про первые подростковые бунты и снова про дружбу, а «Несколько кадров для дедушки» рассказывает о маленьком щенке, который несет крупные перемены в жизни, и не только твоей, но и всей семьи.

ГЛАВЫ ИЗ ПОВЕСТИ «ТЫ ИДЕШЬ ПО КОВРУ»
Квас перестоял
Лето скучное снова, вот просто тоски кусок.
— Чего у тебя со спицами опять? — кричит Славка.
— Не опять, а снова. — Вдалбливаешь бесконечно этим несчастным, ничего не помогает. Опять двадцать пять! Они и с великами своими разобраться не могут.
ты идешь по ковру обложка, книга, иллюстрация— Дуботолка кусок! — это Славка снова. Тут я с ним почти согласна: надоел уже Сергуня со своими ремонтами велосипеда. Но и сам-то Славка не лучше. То у одного спицы полетят, то у другого вдруг «восьмёрка» нарисуется. Так всё лето и живут. Не надо изображать из себя экстремальных гонщиков, вот что я скажу. Придумали ездить в город к трамплину, там по сосновым корням на великах скакать. Здесь будто мало им корней.
Скучное лето и холодное. Мне тепло подавай. Купальный сезон мне подавай круглый год. А тут семнадцать градусов — вот тебе средняя температура. По крайней мере, так главный по погоде объяснял по телику.
— Маринка! У нас проблемы!
Ну вот, конечно! У них там спицы повылетали, резиновый клей заплатки не приклеивает, а мне в город тащиться.
Отлично придумано! И главное, как я уеду, у них тут же всё исправится, не раз замечено. Мне же Олька рассказывала, как они тут разъезжают по всем Шиховым, горя мало. Неудобное название у нашего посёлка всё-таки: Шиховы. «Ты откуда?» — «Из Шиховых». «Я все Шиховы обошла». «В Шиховых живут шиховяне». «Шиховы всех перешиховят». Нет, какое-то шершавое название.
В город мы поехали с Олькой. Как раз успели с прополки. Пришлось на автобусе, у нас-то великов нет. У Ольки есть, у меня нет. Это значит — надо просить у братьев. А толку?
Ломают постоянно. Плеваться каждый раз хочется на них, я каждый раз сдерживаюсь. Такая вот я молодец. Целый молодец.
— Злыдни кусок, — сказала мне Олька. Легко ей говорить, — пожила бы с такими братцами, посмотрела бы я на неё. Она снова повторяла какую-то свою присказку — то ли про ковры, то ли про белые снежинки, новое у неё увлечение. Где только берёт? И не надоедает же. Удивительно, как человек может сто раз повторять одну и ту же шутку!
— Я иду по ковру, я иду по ковру, — повторяла она, пока я не ответила.
— Ты идёшь, пока врёшь, — я ей сказала. Хотя я слышала эту присказку уже миллион раз, всё равно мне почему-то она нравится. Точно мамка говорит, что Олька мне какая-то родня. Так и есть.
— Мы идём по коврём, — сказала она.
Я посмотрела в окно. И Олька посмотрела. И мы увидели серую собаку. Она сидела на обочине и чесала у себя за ухом. Сидит чешется, горя мало. Будто ни одна машина мимо не едет.
— Слушай, если бы ты была собакой, то какой породы? — спросила Олька.
— Никакой.
Вот и город, нам выходить через три остановки. Сейчас снова буду стоять на стройке, у калитки. Мне вызовут отца.
Он выйдет хмурый, спросит, где братья. Вот что ему ответить? В Шиховых, где они могут быть со сломанными великами?
Так и было.
— А Славка и Серый где? — первым делом спросил отец.
— Их Санна Ванна за горло взяла, говорит: «Там стулья расшатались, посмотрите».
ты идешь по ковру, книга, компас-гид, иллюстрация, книжная
Хорошо, что Олька каждый раз меня ждёт за забором, не показывается. Она бы сейчас вытаращила глаза на пол-лица, отец бы догадался, что вру. «Я иду, пока вру», — повторила я про себя. Привяжется же какая-нибудь ерунда! Олька, наверно, на улице повторяет свои заклинания, вот и я туда же. Так бывает, у нас мысли совпадают иногда, проверено. Надо братьям эту версию рассказать, про стулья, а то отец спросит дома.
— Квас перестоял. Забродил.
— Как — забродил?
— На солнце, наверно. Передай мамке, что перестоял.
— Давай вылью! — Я хотела забрать у него бутылку.
— Сойдёт! С устатку хорошо! — Отец допивал уже его.
Полтора литра четырьмя глотками — не слабо, да? — Есть ещё?
Ну, всё. Приехали. Мы три месяца каждый день привозили ему обеды, мамка самое лучшее всё готовила: котлеты крутила, картошку жарила. Суп в термос наливала, чтобы не остыл. Мамка даже специально стала короткие дни брать, чтобы успевать всё. Как только тётя Лида справлялась без неё с бесконечными бумагами? Маеты с этими обедами, конечно, по горлышко, как говорится. Ну ничего, зато отец работал, не отвлекался ни на что. Но это счастье не могло продолжаться вечно. Ничего не скажешь, начинается у нас весёлая жизнь. Каникулы. Холодное лето.
Всю обратную дорогу меня Олька спрашивала, чего я грустная. Я терпела-терпела, а потом как скажу:
— Вам не понять, вы не любили!
Олька так и согнулась пополам от смеха. Ничего не стоит её рассмешить, такой характер. А у меня вот кошки скребли.
— Мамка, — сказала я дома, — квас перестоял.
Мамка побледнела. Только что была весёлая: удалось заставить Сергуню и Славку окучивать картошку — на второй раз. А теперь вот я новость принесла. Всё как-то опять нарушается и летит непонятно куда. В чёрную пропасть. С зеленоватым оттенком, лето же.
Так и вышло. Отец ночевать не пришёл. На следующий день мамка сама повезла ему обед. Ей сказали: «Если до конца недели проспится, пусть приходит. Хорошо работает, жаль, если не вернётся».
Потом вывели отца — он еле стоял на ногах. Мамка его затолкала в автобус и домой привезла. Вот скучно мне было в начале лета — можно подумать, теперь повеселимся. До конца недели! Тут бы хоть до сентября продержаться. А потом в школу пойдём, меньше будем его видеть. Хорошо, что мамка его зарплату получила, всё равно он там уже не появится, это точно.

Уши и яблоки
В этот раз Олька оказалась права. Не стоило нам уши самим прокалывать. Мамка, как меня увидела, за голову схватилась и сказала, что это варварский способ. Не знаю, чего в нём такого плохого. Кондрашкиной так же уши прокололи. Почти так же, не считая яблок. У неё-то всё нормально с ушами.
Олька сразу отказывалась. Говорит мне:
— Ты заметила, как Кондрашкина шепелявит?
— Ну и что? Шепелявит.
— Это всё из-за серёжек. Она проколола уши, серьги вставила — и вот, пожалуйста!
Снова эти Олькины выдумки! То у неё дым в автобусе, то шиховские голуби — бывшие павлины, а тут вот — шепелявость из-за проколотых ушей. Чепухи кусок!
— Шепелявит, — сказал Пашка-ипотечник. — Но она давно шепелявит. Сколько её знаю, она шепелявит. Всё лето Кондрашкина так говорила. Так что это не от ушей.
— Да? — спросила Олька. Она не ожидала такого от Пашки. Я тоже, честно говоря. Помощник мне выискался.
Мы сидели на рукоходе после школы. У меня к карману была приколота булавка, в сумке лежали спички и свечка. Только прокалывай уши. Нет! Снова Олька сопротивляется, как тогда, когда мы хотели поехать тушь покупать.
— Оль, ты как хочешь, а я проколю себе. Вон, Пашка проколет, если что. Да?
— Да. Ты деньги принесла?
Я дала ему денег. Мы заранее ещё договорились, что серьги нам Пашка купит. Чтобы продавщица Семёнова с торчащими зубами не доложила мамке раньше времени. А так — пусть гадает, для чего ипотечнику серьги. Чем плохо у нас в Шиховых: все друг друга знают, обсуждают, кто что сделал, кто как живёт. Зачем мне это? Потом уж мамка сама всё увидит.
— Помнишь мои?
Из книги "ты идешь по ковру", иллюстрация, детская книга, книгаКонечно, Пашка запомнил, какие серьги я выбрала: малиновые перья на крючке, который вдевается в ухо. Дорогие.
— А ты? — спросил Пашка Ольку. Она кивнула. Что значит — мужчина сказал! Никаких уговоров. «Где деньги?» — и всё. Олька вытащила свою смятую бумажку. Она почему-то захотела такие маленькие скромные серьги-гвоздики с синими стёклышками. Не знаю почему. Может быть, экономит. За прополку получила мало. И ещё на всякую ерунду типа жвачек и соляных шариков для ванны порастратила.
Встретились у Пашки. Он принёс серьги и яблоко, а мы привели Надьку. Пусть подсказывает, чтобы мы правильно всё сделали.
— Ой, девочки, девочки, ну я не буду смотреть, когда вы колете, не буду, не буду, — затараторила она, — сами всё, я только скажу.
Ладно. Мы зажгли свечку, яблоко пополам разрезали. Я погрела булавочную иглу над огнём, это такая дезинфекция. Подула на неё, чтобы остыла. Олька приложила половинку яблока к мочке, с той стороны. Я подняла руку с булавкой.
— А-а-а-а! — заорала Олька. Хорошо, что я ничего не успела сделать. Что рука у меня далеко была. Могла бы промахнуться из-за громких звуков. Быть бы Ольке совсем без уха.
Или без глаза. Я тоже заорала:
— Чего вопишь?
— Я тоже сначала орала, страшно же, — сказала Кондрашкина, — мне мамка рот даже хотела завязать. Девочки, девочки, я же совсем забыла! Самое главное! Надо же точки нарисовать!
— Какие точки ещё? — вмешался Пашка.
— Мама йодом мне точки рисовала. Чтобы видеть, куда иголку тыкать. Только надо сначала себя за уши пощипать, чтобы понять, где в них меньше крови. Где не болит, там и надо колоть.
Хорошая идея. Мы стали себя щипать. Олька всё морщилась, ей везде было больно. Мне тоже, но я виду не показывала. Нарисовали мы себе точки, своими обычными школьными ручками. Олька вдруг начала хохотать, как будто её щекочут. Никак остановиться не может, я даже испугалась. Кондрашкина взяла портфель — и как шарахнет им по стулу. Фигась! Говорит:
— Так надо всегда. Когда такое.
Олька перестала смеяться, но я всё равно боялась, как она мне будет уши прокалывать. Вдруг захохочет? Пашка рвался помочь, но мы решили, что проколем сами друг другу.
Сначала я. Надька закрывала олькин рот рукой, а Пашка Ольку держал за плечи, чтобы не дёргалась. Объяснял:
— Тебе же лучше будет. А то Маринка ещё промахнётся.
И смотрел на неё как-то, будто она ему младшая сестра. А у неё глаза были — каждый с пятак, пять рублей железных. Я руку с булавкой к самой точке поднесла, зажмурилась… И — раз! — проколола. Даже сама не поняла как. Сразу же вдела в дыру серёжку. А вот второе ухо почувствовала. Как иголка через мягкое проходит. А потом в твёрдое яблоко залезает. Смотрю — у Ольки слёзы в глазах. Больно! Хоть она и выбирала место, где крови нет.
Потом Олька мне стала колоть. С первым ухом у неё тоже неплохо прошло. Правда, я чуть в обморок не хлопнулась, потому что слышала, как внутри что-то железное скрипит.
Страшно же! Потом она долго не могла мне серёжку вставить. А перед вторым моим ухом она тоже чуть сознание не потеряла. Накренилась немного и побледнела. Почти как тогда на голубятне, немного меньше. И серёжку ещё дольше вставляла, видно, что сама замучилась. Про себя-то я вообще молчу.
Дома мамка меня отругала.
— Нужно же стерильное! Нужно же дезинфицировать! — кричала она. Славка с Сергунькой ходили рядом и хихикали потихоньку, пока от меня подзатыльников не получили. И от мамки ещё.
Я сказала, что мы булавку на свечке прокаливали. Перед каждым ухом. Но это тоже, оказывается, варварство. А главное — надо вставлять не наши вот эти серёжки, а что-нибудь золотое или серебряное. Или уж серьги из медицинской стали. Мамка взяла у отца водку, — он спал, не заметил, — протёрла мне уши.
Ночью я не знала, на какой бок лечь. Полежишь на правом — правое ухо заболит. На левом — левое. Утром серёжки я не нашла, мамка куда-то спрятала. Олька вообще в школу не пришла, у неё температура поднялась. Ей-то дома не сразу серьги сняли, у неё волосы всё закрывают, не видно. Ночью у неё уши тоже болели, но она сама серёжки не могла расстегнуть. Ей тётя Надя сняла.

01.04.2016

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹Детская литература›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ