Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Рецензия-Желтый-чемоданчик-Моисеев

Невзошедшая звезда Лизы Лосевой

Русский ретродетектив хорошо себя зарекомендовал. Поэтому книги, претендующие на это гордое звание, привлекают внимание — не избежала его и Лиза Лосева

Петр-МоисеевТекст: Петр Моисеев *
Фото: обложка взята с сайта издательства

В ее романе «Черный чемоданчик Егора Лисицы» действие происходит в значительной части в родном городе автора — Ростове-на-Дону — во времена не самые типичные для ретродетектива, но и не впервые выбранные, — в период Гражданской войны. Хронологические рамки повествования — последние дни пребывания Добровольческой армии в Ростове и последующее ее отступление.  За что хочется похвалить начинающего автора? Судя по всему, она хорошо знает историю своего города и весьма к нему неравнодушна. Не вызывает нареканий и язык — количество случайно проскользнувших в речь героев современных словечек не больше, чем, например, у Акунина. Удачно выбрана профессия сыщика: Егор Лисица — молодой человек, увлеченный судебной медициной; из университета его, правда, выгнали, но он усердно занимается самообразованием и достиг больших успехов. Конечно, профессия именно выбрана — ее представители в детективную литературу уже заглядывали — скажем, доктор Торндайк Остина Фримена. Но, пожалуй, на этом достоинства романа заканчиваются.

Главный недостаток связан не столько с отсутствием детективной загадки — хотя она действительно отсутствует, — сколько с литературной неопытностью автора: мастерство повествователя должно проявляться, во-первых, в способности заставить читателя четко представить себе то, что он должен представить, а во-вторых — в умении связать получающиеся эпизоды в одно целое. У Лосевой — особенно поначалу — картинке словно не хватает четкости, а повествование движется рывками. В то же время некоторые эпизоды словно бы и вовсе не нужны.


Безусловно, детектив имеет право на некоторую нудноватость — но только при наличии эффектной загадки, которая компенсирует этот недостаток.


Но в «Черном чемоданчике» все достаточно просто: совершено убийство — есть несколько подозреваемых (к сожалению, довольно трудно различимых) — один из них (увы, самый подозрительный) виновен. Правда, несколько небольших загадочек все-таки есть: у первого убитого (телеграфиста) зачем-то изуродована рука (отрезано несколько пальцев), еще один убитый искусственно заражен туберкулезом (причем протекание болезни искусственно ускорено), но непонятно, где и как убийца это проделал. Но на этих загадках, к сожалению, акцент не делается. Положим, и это еще не смертельно — можно было бы развернуть вместо детектива динамичную приключенческую историю. Но с динамикой в книге, несмотря на ее небольшой объем, дела тоже обстоят не очень-то. В результате роман оказывается попросту… скучноват. Увлечь, захватить читателя — тоже искусство, и этим искусством Лосева пока что не владеет.

Не слишком удался автору и образ героя. Он, конечно, интересуется судебной медициной (впрочем, на практике почти ею не занимается), однако же не слишком проницателен и, что особенно важно, толком не представляет, что ему делать, чтобы расследовать преступление (хотя начальство в него верит). А между тем метод для литературного сыщика — крайне важен — иначе он так и будет топтаться на месте и сетовать на то, что преступника вычислить никак не получается. Вообще сетовать и терзаться Егор готов по любому поводу — по поводу своей молодости, по поводу убийств, по поводу тяжелых времен — Гамлет Щигровского уезда, да и только. Но что хорошо для Тургенева — не всегда хорошо для развлекательной литературы.

Кроме того,


несколько раз автор «засыпается» на мелочах.


Услышав незнакомое для него слово Schnitzeljagd, Егор Лисица переспрашивает: «Зайцы и собака? Какая-то игра? Термин? Мне он незнаком». Между тем в этом слове ни на зайцев, ни на собаку ничто не указывает — буквально оно означает «опилочная охота», «Зайцы и собака» — это уже, так сказать, перевод названия по смыслу, проще говоря — русский аналог.

И, разумеется, во время Гражданской войны герой никак не мог с нетерпением ожидать нового рассказа Конан Дойла «Пустой дом» — это произведение на русский было впервые переведено еще в 1903-м и после этого многократно переиздавалось в разных переводах.

Одним словом, рождения новой звезды русской беллетристики (ни детективной, ни историко-приключенческой) пока не вышло. Возможно, это просто первый блин и фальстарт — возможно. Однако первое впечатление крайне важно; и оно, как вы уже поняли, неблагоприятное.

* Петр Моисеев — кандидат философских наук, литературовед, специалист по истории и теории детективного жанра

 

 

 

17.06.2020

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹Рецензии на книги›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ