Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

«Кот Бродского». «Мне нравится слово „шоу“»

Интервью с создателем и руководителем необычного шоу книжных стендапов Ольгой Аристовой. Часть I. Поговорим «об этом»

Интервью: Михаил Визель
Фото с первого московского шоу «Кота Бродского» из паблика ВКонтакте, автор — Андрей Золотов

Авторское определение «Шоу книжных стендапов» озадачивает куда больше, чем название «Кот Бродского». Общеизвестно, что Бродский любил котов и в шутливую минуту сам считал себя немного котом. Но как стендап-шоу может сочетаться с книгами? Владивостокский культурный менеджер с большим опытом работы в книжных проектах Ольга Аристова уверена — может. Подтверждением чего и стал разработанный ей формат. После четырех лет работы во Владивостоке 5 марта 2020 года прошел московский дебют «Кота Бродского» в одном из московских клубов. Причем прошел с большим успехом — зал, привычный к рок-концертам, оказался полон молодыми людьми, пришедшими послушать о книгах. Привлечённых, конечно, заявленной темой — «книги о сексе», — но и новым необычным форматом.
Вскоре после этого мы встретились с Ольгой. Во время беседы мы, разумеется, еще не знали, что «Коту…», как и всем публичным мероприятиям, придется уйти на карантин. Но карантины заканчиваются. А удачно придуманные проекты остаются.

Что это вообще такое, «Кот Бродского»?
Ольга Аристова: Если говорить коротко, это уникальное для нашей страны шоу книжных стендапов. Когда проект стартовал, мы гуглили: а есть ли подобные проекты в России? Выяснили, что нет. И пока есть понимание, что такого проекта нет и в мире. Понятно, что формат стендапов не нов. Сегодня все знают, что такое стендап, однако идея скрестить, казалось бы, несочетаемое — стендап и литературу, возникла только сейчас. И когда я в 2016 году проводила первое шоу, к слову говоря, в парикмахерской, это был настоящий вызов всему, что я знала и делала до сих пор. Странная площадка, странный формат, время у нас тоже было странное. Мы делали первое шоу в одиннадцать ночи.
Для Москвы одиннадцать ночи звучит не страшно, а во Владивостоке весь транспорт перестает ходить в десять. Мертвая зона наступает для всех мероприятий, кроме рок-концертов. Мы делали в одиннадцать ночи книжный стендап в парикмахерской! На него пришло 90 человек. В тот момент ко мне пришло чувство, что у проекта большое будущее. Как минимум со зрителями у нас всё сложится.
А с финансовой моделью?
Тогда шоу было бесплатное, потому что мы только пробовали формат, хотели его обкатать. Но эти 90 человек приехали на такси, которое, как мне сейчас видится, во Владивостоке дороже, чем в Москве. Так или иначе, получается, зрители какой-то входной взнос заплатили. Это было очень показательно для нас. На самом деле тогда, в 2016 году, никто, даже я, не понимал, что это вообще за формат и чего от него ждать. Идея была простая. Даже не идея, задача: создать проект, который сформировал бы сообщество вокруг книг во Владивостоке. Вокруг этой задачи строилась гипотеза проекта. Моя гипотеза была — стендап. И он себя оправдал. Понятное дело, что первое шоу было сыроватое. Участники не совсем понимали, о чем говорить.
Вы сказали: «шоу книжных стендапов». Не могли бы вы более подробно раскрыть эту идею? Как это выглядит, что там происходит?
Ольга Аристова: Мы взяли за основу принцип стендапа как некоего классного, интересного, импровизированного монолога. Принято считать, что стендап предполагает только шутки, но это не совсем так. Стендап — это яркое, будоражащее выступление. Например, выступления, которые мы видим на проектах вроде TED. Это известный международный проект, чья концепция звучит так: «Идеи, достойные распространения». И это тоже стендап. «Кот…» мог бы сформулировать свою концепцию так: «Истории прочтения книг, которые стоит рассказать». Внутри нашего шоу стендап — это мастерски рассказанная личная история, где личный опыт становится объективным опытом, понятным окружающим. Идя по этой колее, мы разработали принцип нашего литературного стендапа. Это триада: читатель, книга (говоря «книга», я имею в виду сразу книгу, личность автора и отзывы критиков) и слушатели. Получается, что наши стендаперы читают книги и через свой личный опыт говорят о них так, чтобы у слушателей отозвалось.

Ваши стендаперы выходят на сцену уже подготовленные, но это же не профессиональные артисты? Такой элемент шоу «Голос»?
Ольга Аристова: Да, это еще один из принципов шоу, очень важный для меня и для моей команды. Мы берем читателей, людей, которые просто любят читать. Это не какие-то эксперты, не медиаперсоны. Чаще всего это люди из зрительного зала шоу. У нас очень простая схема: вы приходите на шоу, вам нравится шоу, вы заполняете анкету, оставляете свой контакт, мы с вами связываемся, приглашаем на кастинг. Вот вы уже на большом пути к выступлению.
Нам важно, чтобы была атмосфера доверия, а доверие и легкость возникают тогда, когда зрители ощущают себя наравне со спикером. Я часто бываю на разных фестивалях: КРЯКК, Нон/фикшн, ЛиТР. И на разных лекциях и панельных дискуссиях мне интереснее всего наблюдать за зрителями. Я замечаю, что чем более сложные вопросы поднимает спикер, чем больше пафоса в его высказываниях, чем более спикер признан и известен, тем меньше вопросов из зала. Люди думают: кто я такой, чтобы задавать ему вопросы, все только увидят, какой я дурак рядом с ним. Я, конечно, могу сейчас ошибаться. Но выглядит это примерно так.
И я тогда задумалась: а что, если бы люди выступали на сцене, другие люди их слушали, но никто никого не давил авторитетом? Тогда вместо монолога эксперта произойдёт диалог человека с человеком. При этом в центре диалога стоит книга. Я возвращаюсь опять к миссии и задаче шоу, когда хотелось, чтобы в центре была книга, а вокруг нее было много разговоров. Но нужно, чтобы эти разговоры были естественными. Чтобы это было не такое натужное: давайте поговорим сейчас, потому что надо. Нет, я хотела зажечь какой-то интерес, какую-то искру, какое-то безумие, связанное с этой книгой, когда тебе в голову приходят какие-то совершенно невероятные вещи относительно того, что ты прочитала. Кто-то другой может совершенно невероятное спросить. Мы берем сложные темы, кричащие темы или острые темы, и через них ищем новые пути говорения о книгах.
Шоу при этом имеет вид конкурса, как тот же «Голос». Есть жюри, есть победитель. Ему какой-то приз вручается, и что с ним дальше происходит?
Ольга Аристова: Вообще все участники шоу получают классные призы. Победитель получает дополнительный приз, как правило, это комикс и что-то, связанное с темой вечера. Так, например, Даше, победившей на шоу, посвященном теме секса, мы подарили набор необычных презервативов. В какой-то мере победитель шоу становится нашим лицом и голосом. Его зовут на сайд-проекты «Кота Бродского», приглашают в качестве спикера на фестивали в другие города, библиотечные подкасты.

И неслучайно участники берут на себя такую роль, а мы им доверяем. Большая часть нашего шоу — это подготовка и тренинги. Шоу — это вершина айсберга, два часа на сцене, которым предшествуют часы и дни сложной подготовки. Команде «Кота…» важно понимать, что все участники готовы пройти с нами весь этот месяц, все эти испытания. Вначале им достаются четыре книги. Их выбираю я при помощи книжных блогеров, а участники их тянут в слепой жеребьевке. И в этом тоже кроется интрига, потому что у меня, конечно же, есть собственные представления о том, кому из участников какая книга больше подходит, однако случай всё расставляет по местам. И я много раз наблюдала, как в слепой жеребьёвке книги находят своих идеальных читателей. И наоборот. Несколько раз у меня было желание подтасовать результаты жеребьевки, но я ни разу так не делала. У нас уже сложившаяся традиция, мы провели 65 шоу.
С какой периодичностью они проходят?
Ольга Аристова: Не чаще, чем раз в месяц. Потому что на данный момент я единственный наставник для участников шоу. В шоу «Кота…» наставник — это человек, которому участники пишут в любой момент, звонят в любой момент, говорят: я ничего не понимаю, ничего не получается, и наставник с этим должен справиться, найти нужные слова, подобрать индивидуальный инструментарий, чтобы помочь участнику разобраться с проблемой. Четыре — я еще справляюсь.
Наставник, шоу, участники… Какова финансовая сторона всего этого дела?
Ольга Аристова: Мы это шоу развивали на свой личный бюджет. Мы с моим молодым человеком. Он дизайнер и художник шоу, я делаю все остальное. Нас было изначально двое, и мы вкладывали в проект наши зарплаты. Около года оно было бесплатное. Тогда хотелось понять: выживет ли проект? Переломный момент произошёл, когда мы были вынуждены сделать платный вход. Известный местный писатель Василий Авченко сообщил мне о желании казанского писателя Ильдара Абузярова заехать по пути из Азии во Владивосток, но чтобы это произошло, нужно было найти деньги на авиабилет до Москвы. Тогда я решила провести шоу с участием Ильдара, а на вырученные деньги оплатить ему самолёт.
Тогда мы впервые сделали платный вход. И очень удивились, когда обнаружили, что с платным входом к нам приходит даже больше зрителей. Это был один из самых феноменальных «Котов…». Во-первых, это был бар, а мы еще ни разу не делали шоу в баре — только в парикмахерской, музее, библиотеке. Во-вторых, это был день, когда объявляли лауреата Нобелевской премии по литературе. Мы просто идеально совпали. И было классно, когда Кристина, победительница шоу, со сцены объявила, что лауреатом стал Боб Дилан.
Очень символично. Лауреат, балансирующий между музыкой, литературой и шоу, концертом.
Ольга Аристова: И весь бар поднимал бокалы за Боба Дилана. Это было невероятно.
И с этого переломного момента вы поняли, что можно делать шоу платными?
Ольга Аристова: Тогда мы поняли, что их можно делать платными, во-вторых, я наконец-то увидела, что вообще в себе несет шоу. Что наше шоу создает такое мощное единение людей, влюбленных в литературу, влюбленных в книги или каким-то образом связанных с ними, пусть это даже какие-то не заядлые читатели, но люди, которым нравится культура, нравится текст и нравится соприкасаться с литпроцессом, тогда я поняла, что проект нужно развивать. У меня были еще мои большие проекты — библиотека «БУК», в которой я делала разные проекты, акция «Библионочь», фестиваль световых искусств, на этом фоне от «Кота…» я много не ждала. Однако после шоу в баре «Контрабанда» я осознала, что нужно делать больше, нужно вкладывать больше сил и нужно делать платный вход, чтобы проект мог расти.

А как сейчас задним числом объясняете успех? Какие сошлись объективные факторы успеха шоу «Кот Бродского»? Ничего, кстати, что я всё время говорю «шоу»?
Ольга Аристова: Мне нравится слово «шоу», потому что шоу — это как раз некоторый вау-эффект, с которым мы работаем. Мне кажется, мы сделали то, чего обычно не делают организаторы литературных мероприятий. Тут немножко оговорюсь, я в сфере организации литературных мероприятий уже 10 лет. Я очень пристально слежу за всем, что происходит, мне это дико интересно.
А если говорить об успехе, у меня есть теория. Много лет я наблюдала за проектами, которые работают в сфере литературы, и сделала вывод, что организаторы редко уделяют внимание маркетингу. Сейчас важность маркетинговой стратегии в книжном бизнесе — это уже не новость, особенно когда есть книжный магазин «Подписные издания». Я смотрела беседу директора «Подписных…» Максима Мамлыги и директора «Фаланстера» Бориса Куприянова о современных книжных. Максим рассказал, что они где-то 70—80 процентов бюджета выделяют на маркетинг.
У «Кота…» примерно такой же процент от бюджета уходит на продакшн. То есть маркетинг, пиар, все остальное сопутствующее. Это то, на что мы сделали ставку изначально. То есть в тот момент, когда я поняла, что шоу «стреляет» и оно может заинтересовать больше людей, я просто все силы направила на то, чтобы сделать его классным, красивым, интересным. Как мне сказали «в кулуарах» после шоу 5 марта, когда я вышла передохнуть от всего, что происходит, я тоже удивилась, что пришло так много людей, потому что я ожидала гораздо меньше, я думала, что в Москве мы не сможем так сразу привлечь людей. «Здесь слишком большая конкуренция», — думала я, ожидая меньшего. И я об этом вслух размышляю, и мне человек, рядом стоящий, говорит: «Ольга, что вы удивляетесь, редкий проект создает вокруг себя историю». А мы создаем! То есть для нас каждый выпуск шоу — это история. И мы ее рассказываем с самого начала до конца.
Журналисты знают, что sex sells, секс продает.
Ольга Аристова: Есть журналисты секспросвета. И у них немножко другие подходы. Меня интересует тема этики очень сильно. Я в принципе стараюсь любое шоу повернуть к этике, чтобы мы поговорили о сексе с позиции этики. О добродетели или о красоте — с позиции этики. Книги, они же вообще если не воспитывают в нас этическое, то хотя бы позволяют задуматься над вопросами этики.

Понятно, что для первого вашего московского шоу вы взяли самую «бронебойную» и беспроигрышную тему. Что дальше? Как вы выбираете темы, как вы их строите?
Ольга Аристова: Тем, о которых хотелось бы поговорить, очень много. Я не то чтобы их выбираю, эти темы пока просто не кончаются даже. Например, мы ни разу не говорили про войну, если уж на то пошло.
Про Великую Отечественную?
Ольга Аристова: Войну как некую реалию. Меня многие просили поднять эту тему все эти четыре года. Вообще Москва просит много шоу.
К вам обращаются какие-то организаторы, менеджеры?
Ольга Аристова: Уже минимум три фестиваля ждут от меня шоу. А еще запускается шоу в Минске. К счастью, я их только консультирую. Хотя был план, что я туда поеду. То есть запрос по Москве и есть еще запрос по России. Это самое сложное для нас, потому что шоу «Кота…» — это шоу, которое существует в моей голове исключительно. У меня в голове есть четко отлаженная система, вплоть до того, что когда я готовлю шоу, у меня есть в голове таймер, который шлет мне ночные кошмары, если я что-то не успеваю. То есть мне серьезно снятся кошмары, если мне кажется, что я что-то не успела сделать по шоу. Я тогда просыпаюсь в ужасе и бегу это делать.
Сейчас это ваша основная работа?
Ольга Аристова: Нет, у меня еще есть работа, на которой я работаю, но это тоже такой фриланс.
Вы работали с «Тотальным диктантом» и «Открой рот». И тот и другой как социально значимые проекты получают гранты. У вас есть какая-то история взаимоотношений с государством, с грантополучанием?
Ольга Аристова: Во Владивостоке мы несколько раз получали городские гранты. И один раз получили губернаторский. Но это было на фестиваль, хоть и организованный от имени «Кота Бродского». Государственные гранты мы еще не пробовали брать, но я думаю, что мы попробуем, посмотрим свои силы. «Открой рот» и «Тотальный диктант» берут массовостью. У них большое количество участников. А «Кот Бродского» действует по-другому. У нас такой вторичный эффект происходит. И это не всегда понятная модель для государственной структуры. Потому что у нас всего четыре участника. Это достаточно для того, чтобы шоу прошло хорошо. Но при этом я, например, понимаю, что все зрители, присутствующие в зале, они тоже участники, которые в дальнейшем из этого шоу получают большой стимул читать, развиваться, бежать в библиотеки. Но это не совсем измеримо. Мы не можем, например, взять, пометить датчиками всех наших зрителей и сказать, что вот они зашли в библиотеку сразу после шоу. Не можем, хотя, например, во Владивостоке я зрителей «Кота…» видела в библиотеках, книжных магазинах. Это доходило до смешного. Когда я прихожу в книжный магазин, а там половина книжного — это просто зрители скупают…
А не поступают ли вам предложения от издательств, «включите в свое шоу нашу новинку на эту тему»?
Ольга Аристова: У нас так работают с подростковыми шоу. У нас же есть подростковое направление.

Окончание следует

04.04.2020

Просмотры: 0

Другие материалы раздела ‹Публикации›:

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ