Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Дискуссия на тему «Писатель – читатель – издатель в цифровую эпоху

«Писатель — читатель — издатель в цифровую эпоху»

В Культурном центре ЗИЛ прошла летняя дискуссия на животрепещущую тему

Текст и фото: Татьяна Шипилова

Татьяна-ШипиловаВо время «книжного свопа» (то есть, проще говоря, книгообмена) в библиотеке КЦ ЗИЛ прошла дискуссия на тему «Писатель — читатель — издатель в цифровую эпоху». Как меняются отношения между автором и читателями в эпоху доступного текста? Книги каких писателей сегодня выпускают издательства? Почему история Алексея Сальникова («Петровы в гриппе и вокруг него») нестандартна для издательского дела? Эти вопросы обсуждали литературные критики Сергей Сдобнов и Татьяна Сохарева, представитель АСТ Анна Рахманова и журналист Илья Клишин.


Главной «болью» для спикеров оказалась цена книг на Литресе.


Она ненамного ниже бумажной книги, но за такую цену читатель получает всего лишь книгу в формате FB2, в отличие от того же Амазона, который предоставляет электронную книгу в таком виде, что, нажав прямо в тексте на одного из персонажей, читатель может ознакомиться со всей его историей и понять, сколько раз еще в книге будет упомянуто это имя.

С таким положением дел приходится мириться, поскольку в современной ситуации книжная логистика не может обеспечить доставку интересных популярных книг во многие регионы России. Читатели вынуждены покупать электронные книги или скачивать их с пиратских сайтов, потому что они физически не могут приобрести бумажную версию.

«Есть три сущности: писатели, издатели и читатели. И главная проблема — они все страшно далеки друг от друга и встречаются случайно», — считает Илья Клишин. Речь идет о том, что


выдвигаемые на премии тексты часто бывают изданы тиражом 2—2,5 тысячи экземпляров, что никак не может охватить страну с населением 140 миллионов человек.


При этом жюри и номинаторы хоть все больше и больше находят текстов в интернете, но продолжают обращаться к архаичным ресурсам в виде толстых литературных журналов, о существовании которых мало кто знает в современной России. «Отсюда литературные журналы — это некий аристократичный институт для литературных премий, — замечает Сергей Сдобнов. — Эти тексты если и дойдут до массового читателя, то очень нескоро, потому что, если задаться целью найти литературный журнал, то выяснится, что он издается тиражом максимум 5 тысяч экземпляров, что ну просто смешно в размерах нашей страны».

И здесь встает вопрос: куда легче отправить молодому начинающему автору свой текст? В издательство или редакцию литературного журнала, как на деревню дедушке, или же выложить в интернет, чтобы получить отклик от читателя здесь и сейчас, а не ждать его месяцами, а то и годами? При этом, например, журнал «Новый мир», который, да, издается до сих пор, на своей странице в фейсбуке выложил информацию о том, что прозу до конца года не принимает, поскольку все номера уже заполнены на год вперед.

Издательства тоже не могут ручаться за то, что изданный текст, даже если он будет гениален, продастся, прочитается и принесет прибыль, потому что


легче издать уже известного автора, которого точно купят, нежели неизвестного новичка.


«И получается парадокс: для того, чтобы издать свой первый роман, сейчас легче стать сначала блогером с парой миллионов подписчиков, известной медиаличностью, а потом уже с ноги открывать двери в издательства и предлагать свои тексты», — резюмируют все спикеры. Печально, но выходит, что в современной литературной ситуации текст оценивается в контексте личности писателя, его медиапопулярности.

«Еще проблемой является большое количество наименований при низком среднем тираже, — говорит Анна Рахманова. — Бестселлер издается тиражом 15 тысяч экземпляров, это объемы XIX века. Но дело даже не в тиражах, а в логистике, которой нет даже на электронном уровне».

«Сейчас важен принцип хайпа, — продолжает Илья Клишин. — Новости пишутся про то, что уже популярно, а не про то, что никому не известно. Да к тому же читатель есть, а логистики нет. Нет даже какого-то одного сайта, который бы рассказывал обо всей современной литературной ситуации. Причем нет ни у нас, ни на Западе. Как, например, в киноиндустрии есть Кинопоиск и IMDb». На это уже отвечает Сергей Сдобнов: «Но это проблема индустрии. Кино в принципе смотрит большее количество зрителей, и фильмы в любом случае окупаются быстрее».

Слушатели, естественно, задавали вопросы. И первым закономерно прозвучал вопрос о том, почему же сейчас легче стать сначала блогером, журналистом, актером, а потом уже писателем, ведь, например, в XIX веке такой ситуации не было.

Но здесь как раз ответ вполне ясен, ведь мало того что раньше существовал институт литературного журнала, так еще и сам досуг был достаточно ограничен, а круг читателей — узкий. Те же «Анна Каренина» и «Преступление и наказание» выходили частями, части эти заканчивались на самом интересном месте, чтобы читатель ждал продолжения. Эдакий литературный сериал длиною лет в шесть-семь.

«Новый мир» со своими двумя миллионами экземпляров в год выполнял функцию современных социальных сетей, показывая и рассказывая о современной литературе.

Сейчас же книга должна быть доступна сразу во всех форматах, считает Сергей Сдобнов, потому что бумажные книги — приятный способ ретродосуга, а в основном многие переходят на электронные версии.


Чаще даже именно дети собирают книжные полки, а более взрослое поколение переходит на ридеры.


Но главной проблемой все же остается издание молодых авторов и возможность читателю получить информацию о литературных новостях. Второй вопрос сложен своими техническими задачами: как создать единый ресурс, вроде Полки или Букмейта, для всего современного литературного процесса? Для этого необходимо много средств и усилий по созданию программы развития. «Такие проекты не являются прибыльными, и те, что есть сейчас, —  это альтруизм. Но для крупного проекта нужны большие средства, которые вряд ли окупятся, а для этого нужно искать меценатов, — говорит Сергей Сдобнов. — Причем сначала создается дистрибуция, а потом только контент, потому что медиаменеджмент — это сложное искусство, большая программа социальной кампании».

Дискуссия на тему «Писатель – читатель – издатель в цифровую эпоху

Дискуссия на тему «Писатель — читатель — издатель в цифровую эпоху в ЗИЛе/Фото: Татьяна Шипилова

Первый вопрос еще сложнее. Чаще всего бывает так, что известная личность издает книгу, которая, как говорят в социальных сетях, «ну такое», но она скорее раскупится, чем книга никому не известного автора. «Бывает такое, что книга написана ужасно, — объясняет Анна Рахманова, — но у нее тысячи читателей и комментариев на сайте, и тогда издательство начинает гоняться за автором, чтобы издать его творение. У нас так было с книгой «50 дней до моего самоубийства»,


тираж «50 дней до моего самоубийства» мы уже почти распродали, когда вдруг проснулся Роскомнадзор с возгласом: «В смысле, до самоубийства?!»


И тогда пришлось менять издание, но на эту откровенно плохо написанную, но зато дико популярную книгу уже проданы права на экранизацию и права на перевод за границу. Это к вопросу о плохих книгах и их популярности».

Именно для того, чтобы избежать подобных ситуаций, нужен практически вымерший сейчас институт критики, нужна аналитика о реальных лучших книгах года, а не просто рассказ о популярных книгах. Нужно, чтобы крупные медиа давали хотя бы год на раскрутку, чтобы шла работа со статистикой и запросами. Если медиа будут слушать читателей, то будут давать те книги, которые интересны аудитории.

«Ну и хочется, чтобы такие сервисы, как Полка и Букмейт, развивались и разрастались по разным задачам, выполняли разные функции. Постараемся над этим работать», — оптимистично закончил дискуссию Сергей Сдобнов.

Россияне выбирают электронные книги

АСТ-Эксмо отчитался об успехах и обозначил проблемы

Модный библиотекарь

Разучились ли мы читать?

РГБ и РНБ объединят ресурсы

Просмотры: 269
25.06.2018

Другие материалы раздела ‹Публикации›:

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ