Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Тайна многоуважаемого шкафа

Вышли в свет воспоминания народного артиста Анатолия Адоскина

Текст: Наталья Соколова/РГ
Фото: Владимир Федоренко/РИА Новости, www.ria.ru

Собрание пестрых глав, довольно нестройные эпизоды, вырванные странички памяти, коллаж прожитой жизни… Идея книги родилась почти случайно: Анатолий Михайлович занимался ремонтом в своей квартире и решил сменить шкаф, старый, уже почти развалившийся на новый, с модными, бесшумно скользящими створками.

«Многоуважаемый шкаф» был бесценен тем, что хранил приметы прошлого, хрупкие воспоминания о былом — пожелтевшие пакеты со старыми фотографиями, слайдами, шкатулки с записочками — все, что бережно сохраняли в веке двадцатом, и то, от чего привыкли без сожаления избавляться в веке двадцать первом. Письмо от бабушки из Киева времен гражданской войны, от отца с фронта из Кенигсберга накануне Победы, от жены из Токио, где она ставила свой балет в далеком 1966 году…

Часть воспоминаний Адоскина уже публиковалась, но главы, посвященные детству, бабушке, военным и лагерным мытарствам семьи, началу пути в профессии, Серафиме Бирман, Борису Иванову, капустникам в Доме актера, семье Марины Цветаевой, публикуются в книге впервые…

Около сотни сыгранных ролей в театре Моссовета, работа в «Современнике», «Ленкоме», в кино и на телевидении. О себе Анатолий Михайлович пишет как бы вскользь, больше об учителях в театре и в жизни. Главный наставник, Вергилий в мире театра — режиссер Юрий Завадский. А кроме того, педагог по слову Елизавета Эфрон, мастер художественного слова Дмитрий Журавлев, историк Натан Эйдельман, режиссер Анатолий Эфрос, литературоведы Юрий Карякин, Станислав Рассадин. Конечно, главный «хулиган закулисья» Ростислав Плятт и великая, неповторимая Фаина Раневская.

Каждое из этих имен — эпоха, тайна, памятник. Каждая встреча — счастье на всю жизнь и великая награда. Названием книги стали строчки из главы об уникальном актере, педагоге Дмитрии Журавлеве, до последних дней устраивавшем вечера в зале Дома ученых: его тихий голос и неповторимые интонации завораживали всех присутствующих. Таких актеров сейчас нет, с грустью признает автор: «Всем, кто был лишен счастья знать этого великого артиста, хочется сказать: “Ах, если бы вы знали, если бы слышали!”»

Мемуары автор начинает неспешно, с истоков. Он — будто рассказчик, сидящий в старомодном кабинете под уютным абажуром. А каждая глава — беседа.

…С Фаиной Георгиевной Анатолий Михайлович познакомился на гастролях театра Моссовета в Ленинграде. Адоскин вспоминает курьезный случай — иногда он удостаивался чести выгулять ее дворнягу по кличке Мальчик. За происходящим Фаина Георгиевна наблюдала с балкона в театральный бинокль. Над головой периодически раздавался ее бас: «Толечка, подождите, он еще не сделал, еще не сделал. Еще минуточку!» Строптивый Мальчик не раз вырывался из ошейника и тогда Анатолию Михайловичу приходилось бегать за ним по всему Тверскому бульвару.

Гримерные Ростислава Плятта и Анатолия Адоскина находились друг напротив друга. Случайность? Нет. По словам Анатолия Михайловича, Плятт щеголял ролью возмутителя спокойствия, ниспровергателя официальщины, вечный ребенок, «ростиславный чудак», совершенно лишенный снобизма при всех своих заслугах и регалиях, «вечный студент», никогда не боявшийся принять совет от своих коллег, человек, излучавший добро и свет, благодаря которому не одно поколение актеров сохранило любовь к профессии.

Вспоминая былое, пожалуй, ни разу автор не сожалеет о прошедшем. «Но как удержать прошлое? Ведь без него оскудеет будущее», — вот зачем эта книга.

А. М. Адоскин. «Ах, если бы вы знали, если бы слышали…». Ред.-сост. М. А. Фролов. — Москва: Р.Валент, 2015. — 206 c.

Ссылка по теме:
Оригинал статьи на сайте «РГ»

24.11.2015

Просмотры: 0

Другие материалы раздела ‹Публикации›:

Нонфикшен2019

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ