Наш сайт обновляется. Мы запустили полностью новый сайт и сейчас ведется его отладка. Приносим свои извинения за неудобства и уверяем, что все материалы будут сохранены.
САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Серебряный век Дмитрия Сечина

Интервью с издателем, в одиночку выполняющим работу нескольких академических институтов

Интервью и фото: Василий Алексеенко

Хорошая литература всегда актуальна. Однако найти нужную книгу не всегда легко — особенно если это собрание сочинений автора Серебряного века. Этот пробел и заполняет маленькое издательство «Дмитрий Сечин», уже выпустившее собрания таких корифеев, как Андрей Белый, Аркадий Аверченко и Зинаида Гиппиус.

Есть разные способы начать независимую издательскую деятельность, но ваш — удивляет. Как вы решились издавать собрания сочинений классиков Серебряного века?

Сечин фото

Дмитрий Сечин: Началось все очень обыденно. Я продавал книги в интернете. Не ради дохода, а чтобы почистить и привести в порядок свою библиотеку.

Постепенно я втянулся в процесс, начал, учитывая конъюнктуру, покупать книги на продажу, получать прибыль.

Гиппиус

Дело пошло. Появились свободные деньги. В это же время - примерно в 2008-м году - ликвидировалось очень хорошее издательство «Русская книга». Такое тогда часто бывало. Остатки тиражей ликвидационная комиссия вывезла из издательства на сторонние склады, где их можно было приобрести по сходной цене, гораздо ниже издательской.

Вы с этим издательством раньше сотрудничали?

Дмитрий Сечин: Да, я продавал продукцию «Русской книги», поэтому после ликвидации издательства сразу вышел на этих хранителей. Купил у них про запас комплекты собраний сочинений Бориса Зайцева и Алексея Ремизова, а также незавершенные собрания Зинаиды Гиппиус и Евгения Замятина.

Из запланированного пятитомника Евгения Замятина тогда вышло только три тома. Покупая эти три тома, люди часто спрашивали: «Хорошее собрание, но будет ли кто-нибудь его завершать?».

Тут у меня и возникла мысль: почему бы мне самому этим не заняться? Тем более, у меня уже был опыт работы в издательском деле.

И все-таки задача была трудной?

Дмитрий Сечин: Разумеется. Начал я с того, что нашел составителя Станислава Степановича

Замятин

Никоненко — он занимался подготовкой собрания сочинений Замятина. Никоненко познакомил меня с Аллой Безруковой, директором издательства «Совпадение», и Александром Прокофьевичем Поляковым, руководителем издательства «Республика». Бесконечно им признателен за помощь и добрые советы в этом моем начинании.

Когда макет четвертого тома Замятина был готов, встал вопрос о том, какое издательство будет указано на титульном

Хлебников

листе. Тогда я еще не планировал становиться полноценным издателем, а надпись «индивидуальный предприниматель Сечин Дмитрий Ефимович» на титуле показалась мне нескромной. Поэтому я попросил руководство «Республики» выступить в качестве соиздателя.

Так эта книга и вышла — наверху титульного листа крупно значилось «Республика», а внизу - «Дмитрий Сечин».

Работа, надо полагать, пошла успешно?

Дмитрий Сечин: Да.


Мы издали четвертый, а потом и пятый том Замятина. Собрание стало законченным, процесс меня вдохновил.


Люди, которые работали со мной, тоже были готовы к новым проектам.

Тогда-то я и решил зарегистрировать свое издательство.

Придумывая название, снова обратился за советом к Алле Безруковой. Она сказала: «Дмитрий, вам не надо ничего сочинять. Вас уже знают как человека, который сделал собрание Замятина».

Так в 2011-м году издательство «Дмитрий Сечин» было зарегистрировано.

Над какими книгами вы тогда работали?

Дмитрий Сечин: С коллегами из «Республики» мы взялись за второе издание их шеститомного собрания

Аверченко

Артура Шопенгауэра. Внесли поправки в текстологию, устранили ошибки и опечатки, допущенные в первом издании, дополнили новыми переводами шестой том.

Потом я взялся за продолжение незаконченного «Русской книгой» 15-томного собрания сочинений Зинаиды Гиппиус.

А в 2012-м подключился к начатому «Республикой» еще в далеком 1994-м году собранию Андрея Белого. Каждый год планируется издавать по одному новому тому. Материала собрано больше чем на двадцать, а к сегодняшнему дню вышло двенадцать книг.

Расскажите о команде, которая с вами работает.

Дмитрий Сечин: Как таковых сотрудников в штатном расписании издательства практически нет. Для подготовки книг я пользуюсь услугами фрилансеров - содержать даже небольшой штат не позволяют финансы.

Главная роль в подготовке собраний сочинений, конечно, принадлежит составителям. Поиск, отбор материала, его сверка с другими публикациями или архивными рукописями, комментирование, подготовка справочного материала и вычитка готового макета - вся эта огромная, сложнейшая работа выполняется именно ими.

Наши составители - люди старой формации, большие энтузиасты своего дела: Ст. С. Никоненко, Т. Ф. Прокопов, Е. Р. Арензон, О. А. Коростелев. Эти люди работают не ради денег или почета.


Им важно, чтобы само издание было осуществлено.


Адамович

Мне повезло найти в них своих единомышленников.

Не проще ли подождать, пока собрания сочинений подготовят научные институты?

Дмитрий Сечин: Для читателя - не проще. Видите ли, в этой сфере все делается довольно неторопливо. Пока академическое издательство соберет коллектив, найдет материалы, подготовит книгу и получит от государства средства на ее печать, могут пройти долгие годы. Выпуск полного академического собрания сочинений затягивается на десятилетия!

Это процесс неизбежный, связанный с сегодняшними реалиями, но малоутешительный как для тех, кто подготавливает издания, так и для его покупателей, часто не надеющихся дожить до завершения многотомной эпопеи.

Вот пример. Сейчас у нас затевается новое собрание Дмитрия Мережковского. Создана большая редколлегия, собрание будет выходить под двумя грифами - ИМЛИ (Институт мировой литературы) и ИРЛИ (Институт русской литературы — знаменитый Пушкинский дом). Ведется серьезная научная работа с текстами и комментариями. Это очень хорошо. Но есть и оборотная сторона: процесс затягивается, неожиданно приостанавливается - и надолго.

ИМЛИ, ИРЛИ... Как возникло такое сотрудничество?

Дмитрий Сечин: Пару лет назад я обратился в ИМЛИ с предложением переиздать выпущенное в начале двухтысячных шеститомное собрание Велимира Хлебникова. Они согласились. Мы заключили договор, который действует и в настоящее время. Выпуск собрания был осуществлен в течение полутора лет. Опыт сотрудничества оказался удачным и взаимовыгодным.


Так зарабатывается репутация.

Работа издателя во многом построена на личных контактах.


Составители, с которыми я работаю - известные исследователи-литературоведы, у них большой круг знакомых и коллег в литературной и научной сфере. В зависимости от результатов нашей совместной работы они могут порекомендовать издательство или наоборот, отсоветовать другим со мной связываться.

К счастью, я не заслужил плохой репутации. Так что люди, работающие в этой области, идут со мной на контакт.

Расскажите немного о том, как составляются собрания сочинений.

Белый

Дмитрий Сечин: Если у выбранного автора ранее выходило собрание сочинений, то его можно взять за основу, дополнив новыми материалами и выверив текстологию уже опубликованного. Еще к собранию пишутся статьи, делаются комментарии - даты издания текстов, расшифровка цитат, пояснение терминов и тому подобное.

Но если у автора ранее не было полноценного собрания сочинений, то дело существенно осложняется для составителя и издателя.

Что самое сложное в этом процессе?

Дмитрий Сечин: Лично для меня - поиск труднодоступных материалов, которые находятся в библиотеках, архивах, частных коллекциях.

Например, собрание сочинений Аркадия Аверченко шло легко, пока мы не добрались до двух последних томов с рассказами из «Нового Сатирикона» и газет эпохи революции и Гражданской войны, где они зачастую были напечатаны под разными псевдонимами. Эти рассказы надо собирать буквально по крупицам в разных архивах и библиотеках. А мои составители — люди, как правило, пожилые, им нелегко тратить массу времени и сил на поиск материалов.

Как я понимаю, на выбор авторов во многом влияет суровая реальность...

Дмитрий Сечин: Конечно. И дело не только в поиске материалов и специалистов, готовых работать над собранием. Издательство у нас небольшое, поэтому и масштабы работы соответствующие. Есть собрания, на создание которых не жалко всю жизнь положить. Например,


Иван Бунин. У нас до сих пор нет полного собрания его сочинений.


Но такая работа - не дело одиночки. Наши собрания, конечно, менее амбициозны, зато нам они по силам.

Но они тоже масштабны - скажем, в собрании Георгия Адамовича, которым занято сейчас ваше издательство, планируется восемнадцать томов...

Аверченко2

Дмитрий Сечин: Это особый случай. Дело в том, что у составителя, Олега Анатольевича Коростелева, весь материал по Адамовичу есть в электронном виде. Он его собирал более десяти лет. Труд, согласитесь, титанический. Готовить такое масштабное издание с нуля я бы не взялся. К счастью, самая трудоемкая и затратная по времени работа по поиску текстов уже проделана. А теперь требуется отбор наиболее значимых комментариев, написание статьей и предпечатная подготовка. Пока у нас неплохо получается - вышли уже три тома.

А еще многие ваши книги - это переиздания и завершения неоконченных собраний...

Дмитрий Сечин: Здесь работает «книголюбский» аспект. Я ведь тоже покупал собрания в девяностых и начале двухтысячных. Знаю страх того, что серия может оборваться на середине. Поэтому мне хочется довести незавершенные собрания до логического конца.

Например, собрание Д. Мережковского, над которым мы сейчас работаем, было начато «Республикой» в 1996-м. В свет вышло семь томов и читатели, которые ожидали выхода новых, поняли, что продолжения не будет. А ведь текстов и материалов для публикации в творческом наследии Дмитрия Сергеевича наберется еще немало!

Мы будем издавать это собрание с комментариями, заново сверенной текстологией, но с учетом тех семи томов, которые вышли ранее. Поэтому мы сознательно сделали оформление нашего продолжения очень похожим на собрание от «Республики». Люди смогут к тем книгам, что у них уже есть, просто докупать наши тома. Тираж томов Мережковского у «Республики» поначалу был десятитысячным, и я надеюсь, что хотя бы тысяча прежних читателей (и, конечно, новых) проявят интерес к этому изданию.

Как обстоят дела с продажами ваших книг?

Дмитрий Сечин: Нетрудно догадаться, что наши проекты - далеко не самые прибыльные. Например, Андрей Белый. Феноменально одаренный мыслитель, поэт, писатель и литературовед, «гений въедливости», как назвал его Набоков. Но это не тот автор, книги которого захочет приобрести каждый.

У нас есть несколько договоров с книготорговыми фирмами, мы продаем наши книги на всевозможных литературных мероприятиях, книжных выставках.

И все же тираж многотомных собраний сочинений расходится медленно - в течение трех и более лет. Так что возврат денег идет маленьким ручейком.

И все же в будущее вы смотрите скорее оптимистично...

Дмитрий Сечин: Да, ведь


книги в конце концов покупают! У нас есть постоянный читатель


- очень культурные, образованные люди. В большинстве своем они, конечно, небогаты, но на хорошую книгу денег не жалеют. Для них мы и работаем.

О некоторых планах издательства вы уже упомянули. Какие еще намечаются проекты?

Дмитрий Сечин: Недавно ко мне через знакомых попала интереснейшая вещь - дневники художника Константина Сомова, одного из основателей объединения «Мир искусства». Правда, с работой связано много сложностей, и я подхожу к проекту с большой осторожностью. Но надеюсь, что в ближайшие полгода первый том дневников выйдет.

Еще очень хотелось бы издать седьмой том Шопенгауэра. Мы планируем делать его совместно с издательством «Культурная революция». Тут тоже есть ряд сложностей, так что говорить, что проект уже полностью оформился, рано.

Сколько интересного! И как вам, частному издателю, это все удается!

Дмитрий Сечин: Здесь нет ничего невозможного. Пусть это прозвучит нескромно, но я - наглядный пример того, что


обычный человек может что-то сделать в издательством бизнесе.


Я начинал с нуля и в не самое благоприятное время. Но мне нравится это занятие, я его не хотел бы его менять ни на что другое.

Издательское дело, конечно, непростое. Далеко не каждый день приносит даже моральное удовлетворение. Но когда выходит хорошая книжка и люди говорят тебе спасибо, ты понимаешь, что работал не зря.

И это доступно почти каждому. Любой человек, даже не обладая значительными финансовыми возможностями, может издать одну, две и даже больше хороших книг. Тех книг, которых ему самому не хватает, о которых он давно мечтает. Благо, в нынешние времена издателю не надо иметь своих полиграфических мощностей, не требуется получать всяческих лицензий и разрешений.

Запретов нет, заняться издательским делом может любой энтузиаст. Ведь по сути я таковым являюсь.