САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Классики напросились на спойлеры

В новой книге Елены Клишиной современные девятиклассники испытали на прочность классические произведения из школьной программы

Обложка и фрагмент книги публикуются с разрешения издательства
Обложка и фрагмент книги публикуются с разрешения издательства

Текст: Наталья Лебедева

Старшеклассники хотят читать «Гарри Поттера», «Убить пересмешника», «Generation П» и «Вино из одуванчиков». Они выбирают братьев Стругацких, Дмитрия Быкова, Эриха Марию Ремарка, Павла Санаева, Уильяма Голдинга, Сьюзан Коллинз и Людмилу Улицкую. А школа, точнее, образовательная программа навязывает им «золотой» канон отечественной литературы и жестоко карает за незнание снижением баллов на ЕГЭ и ОГЭ.

К чему это привело? Школьную программу по литературе подростки читают из-под палки и строго дозированно. Учителя выкручиваются как могут, стараясь вложить в юные головы необходимый минимум знаний, который позволит с наименьшими потерями написать обязательные для всех итоговое сочинение и ЕГЭ по русскому языку.

Но ни Пушкин, ни Толстой, ни Гоголь, ни даже Карамзин с Жуковским не виноваты в том, что их произведения в лучшем случае читают в кратком изложении, проглядывая значимые цитаты. И что же делать? Как вдохновить подростка на чтение и размышление о прочитанном? Как объяснить, что экранизация – это хорошо, но книга-то круче? Наконец, как убедить, что классики литературы – это не скучный нафталин, а классное, модное и увлекательное чтиво.

Не верите? Тогда ищите в социальных сетях аккаунт девятиклассника Захара Табашникова, главного героя новой книги Елены Клишиной «Спойлеры».

Захар не просто прочитал основные тексты из школьной программы по литературе, но и откровенно поделился своими впечатлениями со своими френдами.

А что было делать, если учитель по литературе приперла его к стенке, да еще и попыталась взять на слабо: «Ты даже можешь завести другой аккаунт, если не хочешь писать под своим именем. Вдруг чтение русской литературы считается между вами чем-то таким предосудительным. Вдруг ты боишься быть неправильно понятым». Бояться?! Нет, это точно не про Захара, и он начал читать.

Выпускница факультета филологии и журналистики Алтайского госуниверситета, лауреат премии Крапивина Елена Клишина написала очень смешной, остроумный и ироничный роман о том, как читается и воспринимается русская классика современными подростками. И вот перед нами уже не неподъемный скучный кирпич «Война и мир», а захватывающие «карты, деньги, два ствола».

А чего только стоит неудавшееся похищение Наташи Ростовой Анатолем! Дуэли! Интриги! Движуха! Молодежь тогда вон как развлекалась.

И вдруг оказывается, что


«Бедная Лиза» – про секс, Обломов – дауншифтер и прокрастинатор, Печорин – мажор, а «Барышня-крестьянка» – позитивная лавстори.


Не верите? Возьмите и прочитайте! Или перечитайте, если в школе на уроках вам рассказывали совсем иное.

Идея Клишиной, конечно, не нова. Осовременить классические произведения пробовали не раз. И относиться к подобным экспериментам можно по-разному. Кто-то категорически не приемлет слишком уж вольные трактовки и отказывается воспринимать подростковый жаргон. А кто-то оценит авторский юмор и искренне посмеется над комментариями директора школы, который специально подписался на своего ученика, чтобы убедиться, что он не сошел с ума, раз в каникулы читает Карамзина.

В этой книге можно увидеть только «хайп», «сорян», «чики» и «как это развидеть», а можно копнуть поглубже и понаблюдать за тем, как герои книги – подростки приходят к тому, что книги написаны не зря и они реально чему-то учат. Как пишет Елена Клишина. русская литература и плачет, и протягивает, и видит человека, и нам дает посмотреть на него.

Так что, если все разумные доводы исчерпаны, а «Обломов» и «Бесприданница» так и не прочитаны, попробуйте начать со «Спойлеров». Свежий взгляд и неоднозначные комментарии, с которыми неизбежно захочется поспорить, возмутиться или неожиданно согласиться, заставят взять книгу в руки и прочитать текст самому. И кто знает, что нового вы там для себя найдете.

Отрывки из книги «Спойлеры»

Итак, «Бесприданница». Любовь? Не, не слышали. Бабосы? Оеее! Бабосы рулят! Девочки продаются, мальчики покупают. Мальчики, прости хосспаде, тоже продаются — Островский еще когда написал, не я ваще придумал. Времена Островского с высоты нашего птичьего полета — темные времена, дикие нравы. Легко порицать и фукать, как там все было у них плохо устроено и неправильно заведено. А сейчас что, лучше, что ли? Если бы Огудаловы жили в наши дни, то старушка Харита Игнатьевна еще бы и наставляла свою доченьку, куда колоть ботокс и в какой клинике лучше закачивать силикон, как лучше дакфейс свой заселфить и где запостить.

Да еще бы сама за лучших хахалей с дочерью бы билась и селфилась бы в розавиньком, стразиках и леопардовых принтах (буэээ, как это теперь развидеть?). Ох и дрались бы девачки, запасайтесь поп-корном! Мож, Харита бы сама Ларису и застрелила бы. Или наоборот. Что, скажете, нет? И так же бы вливала в уши: «Этот мальчик из хорошей семьи, у него папа (нужное подчеркнуть) чиновник, начальник, при бизнесе, дружи с ним. А этот мальчик...» — ну и далее по тексту Островского. Мерзкие все в этой истории. Пожалеть Ларису? Ага, щас. Маленький человек Карандышев? Ну да, так себе чел. Но что та, что этот свои проблемы хотят решить за счет другого. Использовать— так, кажется, это называется. Этой в лес сбежать надо от маменьки и всего общества. А тому, наоборот, чтобы приняли в обществе, чтобы мог купца Кнурова на обед приглашать и тот бы его не посылал на три буквы — зашибись жизненные цели и установки у человека (смайл «задумался»). Я, кстати, погуглил, что за фамилия Кнуров, — так вот, свинья, короче. Что за Огудаловы, погуглил. Огудать— обольстить, обмануть. Норм фамилии, чо. Для таких-то персонажей. Мальчики тоже продавашки еще те. Вообще я возмущен этим инсайтом, который возник у меня при прочтении этой пьесы. Крутой бизнесмен Паратов (в переводе, блин, бойкий) скоро женится на девушке, у которой отец владеет золотыми рудниками и пару рудничков отсыплет зятю в качестве приданого. Так-то бы он, мож, на Ларисе женился, но она девушка бедная и не их круга, хоть и прелестная. С ней вот Кнуров и Вожеватов хотят на выставку скататься. Как это называется? Правильно, эскорт. Замуж она выходит, говорите? А мы все равно подвалим с подарками и двусмысленными предложениями! Ларису чо— вообще за человека никто не считает? А она-то сама себя считает? Следуя в Бряхимов, где весь этот зашквар про-исходит, Паратов подбирает на острове фрика, и тот при нем как обезьянка или собачка, а его кореша оставляет на острове. Типа спас, молодец. Ну а чо тогда не двоих? Герой тоже мне, блин. Фрик Робинзон — тот вообще за бухло продается, лишь бы наливали. Закончилось все опять очень плохо. Если бы Островский писал пьесу сегодня, какой у нее был бы финал? А) Лариса бы так и так погибла: ревность, разборки — тема вечная. Б) Скаталась бы на выставку и стала дорогостоящей эскортницей, жила бы на содержании Кнурова-Вожеватова и не парилась бы. Или парилась бы, металась и пыталась соскочить с этого дела. Этот вариант кажется мне наиболее вероятным. Чего бы Островскому даже такую пьесу было не написать? В развитие, так сказать, психологизма русской литературы, о котором нам втирают на каждом уроке. В) Включила бы мозги и ушла бы от матушки искать нормального чувака, училась бы, работала, чувака бы нормального встретила. Финал возможный, но маловероятный и не экшен.

***

Представьте, френды, такую ситуацию: ваш дружбан уезжает на три года, ну например, в Москву. Живет там себе, потом приезжает и начинает понты колотить: «у вас все те же на манеже», «фу, деревня», «колхозаны», «фу, ацтой». Что хочется сделать в такой ситуации? Правильно, подвинуть ему корону лопатой. Либо корона сядет, как надо, и не будет давить ему на мозг, либо дружбан не поймет тонких намеков и продолжит чморить некогда родные просторы и проживающих на них. Вам, канешн, это будет обидно, и вы, возможно, скажете: «Вася, ты дятел. Вали в свою Москву обратно». Вася будет глубоко оскорблен, будет думать «да чо не так-то» и уедет. И это я вам сейчас задвинул не какую-то там гипотетическую ситуацию, а вполне реального Грибоедова. Это был краткий пересказ пьесы «Горе от ума», пропущенной через мое несовершенное и критически настроенное сознание.

Вот и Чацкий. Приехал спустя три года в Москву, пошел первым делом к любимой девушке, получил по щам — та обиделась на разные его подколы, вбросила, что он псих, и все поверили. Чувак обиделся и уехал. Вот что оставил потомкам Грибоедов. Мне всегда интересно, какой чувак это все понаписал, поэтому иногда я заглядываю в биографии наших великих. И вот что есть у Грибоедова. Как его звали, легко запомнить. Как Пушкина — Александр Сергеич. Стрелялся на дуэли, как Пушкин, только повезло Грибоедову больше: попали в руку. Из-за какой-то балерины (по картинкам — страшная шокапец). Отказался ехать на службу в США. Действительно, чего там, в 1818 году, в США было интересного? Ну, присоединили пять штатов, индейцы бегают — фигня какая-то. А поехал Грибоедов в Персию, и его там растерзали религиозные фанатики прямо в российском посольстве. Нет, шансы-то не погибнуть у него были: он то уезжал, то возвращался в Персию. Ну и в итоге вот. Международный этот скандал персидский шах замиривал с русским императором какими-то охрененно дорогими драгоценными камнями.