САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Сеансы с разоблачениями, или Все проще, чем кажется

У Антона Чижа есть свои десница и шуйца. Ну, или две души

Совершенно неожиданно эта рецензия оказалась последним текстом Петра Моисеева, который мы публикуем — наш постоянный автор скоропостижно скончался на 41-м году жизни. Мы вновь выражаем соболезнования его коллегам и родным.


Текст: Петр Моисеев

С одной стороны, Чиж — это автор, который, как правило, умеет создать не только захватывающий, но и красивый сюжет, в котором все линии аккуратно увязаны, а всем загадкам даны объяснения (не всегда, но часто — лаконичные и убедительные). И у этого же автора — в тех же самых романах — мы наблюдаем: открытие философского камня («Пепел и пурпур»); теорию множественности миров («Лабиринт Просперо»); проклятие, тяготеющее над родом сыщика («Лабиринт Химеры»); математическую теорию, дающую возможность регулярно выигрывать в рулетку («Рулетка судьбы»). Правда, эта вторая тенденция, судя по всему, пошла на спад. Но тяга к потустороннему нет-нет да и проглянет — например, в выборе материала. В новом романе Чижа «Машина ужаса» фигурантами по делу являются: гипнотизеры (две штуки), предсказательница (одна штука), маг, умеющий читать мысли (одна штука), спириты (много штук), машина, умеющая управлять чужой волей. И если бы Чиж был не Чиж, а какой-нибудь, например, Уильям Ходжсон, роман так и скатился бы в мистику и оккультизм. Но Чиж не так прост. Когда читатель уже готов впасть в отчаяние, не понимая, как можно реалистически объяснить все вышеперечисленное, автор его от этого отчаяния спасает. По крайней мере, и чтение мыслей, и спиритизм, и та самая машина ужаса оказываются мнимой мистикой. Читатель может выдохнуть и попытаться вставить обратно вырванные в порыве отчаяния волосы, а рецензент — поподробнее объяснить, с каким делом на этот раз пришлось возиться петербуржскому сыщику Ванзарову (не путать с московским сыщиком Пушкиным).

В Петербурге 1898 года действует кружок спиритов. Во время одного из сеансов хозяин дома получает сообщение о том, что его вскорости ждет новый брак (притом, что он уже женат). И действительно, скоропостижная смерть жены не заставляет себя ждать, ну а потом — кто такой господин Иртемьев, чтобы противиться судьбе. Дальше — больше: кружком начинают интересоваться компетентные органы, на спиритические сеансы начинает заглядывать молодой человек в штатском, который, разумеется, тоже погибает. Распутывается эта история достаточно просто, а мотивы преступника вполне убедительны.

Однако тут в игру снова вступает шуйца: секретное оружие убийцы — гипнотические способности. С их помощью он может заставить человека хоть застрелиться, хоть с крыши броситься, хоть забыть какой-то кусочек своей жизни. Причем гипноз этот действует мгновенно. Между нами говоря, с такими способностями вообще не надо придумывать никаких хитроумных планов — надо просто выбрать на глаз господина побогаче и попросить отдать тебе всю наличность. Так что не надо задаваться вопросом, каким именно образом удалось убить Сверчкова (того самого молодого человека): гипноз — страшная штука. Одно хорошо: о том, что у преступника есть такая возможность, можно догадаться — самое позднее — к середине книги (ну или из рецензии на нее), после чего этот факт просто превращается в фактор повышенной опасности преступника и, в сущности, оказывается мало связан с загадкой (чего добивается злодей?).

Так что из всего многообразия заявленных в начале кудесников к концу остаются только гипнотизер — и пророчица. И если гипноз — все-таки научный факт, то пророчица — это немножко чересчур. Но и тут есть свое «но», да и не одно: во-первых, в сюжете ее предсказания очень большой роли не играют — так, нагнетают атмосферу. Во-вторых — как ни странно, пока что нельзя с уверенностью говорить, что пророчица — подлинная. Дело в том, что Чиж решился на эксперимент, и он, честное слово, обещает быть гораздо более интересным (на мой взгляд), чем три альтернативные реальности в финале «Просперо»: в последней главе «Машины ужаса», когда план преступника уже понятен, вновь начинаются загадочные события. Причем это не просто новая история про Ванзарова, а прямое продолжение «Машины»: кто-то злой и упорный убивает практически всех участников этой истории. Пока что самым аппетитным выглядит тот факт, что, по крайней мере, в одном случае (а то и в трех) причина смерти неясна: жил человек и вдруг умер. Не исключено, что в следующих романах и пророчества объяснятся реалистически.

Так что есть повод ждать следующего сеанса «черной магии» — разумеется, с последующими разоблачениями.