САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

В Италии «пересобрали» Гоголя

Университет южноитальянского города Паэзе-дей-Буджарди опубликовал список литературы к спецкурсу «история ЛГБТ-литературы», в котором нашлось место и нескольким произведениям русского классика

Strambetty
Strambetty

Текст: Фёдор Косичкин

Иллюстрации Strambetty к книге Мауро ди Лео «Мой первый Гоголь. Нос», выпущенной издательством Atmosphere libri (Рим)


Филологический факультет университета города Паэзе-дей-Буджарди в итальянской провинции Базиликата вывесил на своём официальном сайте список курсов, которые предлагается пройти студентам, начиная с сентября, а также список литературы к каждому из них. Среди них – курс «история ЛГБТ-литературы», который будет читать профессор Назолунго.

Обращает на себя внимание, что в списке рекомендованной литературы к курсу, наряду с такими бесспорными образчиками жанра, как лирика Сафо, «О любви небесной» Аристотеля, «Баллада Редингской тюрьмы» Уайлда и «Прочие распутники» Тонделли, нашлось также место для известных сочинений «Нос» и «Иван Фёдорович Шпонька и его тётушка» русского классика Николая Гоголя.

В комментариях профессор Назолунго объясняет свой выбор так:

«Николай Гоголь много времени провёл в Италии и вполне напитался духом античного Эроса. Разумеется, по цензурным условиям своего времени он не мог выразить его прямо, но, будучи гениальным писателем, сумел передать под видом гротеска и фантасмагории, вполне, однако, красноречивых. Нос майора Ковалева – очевидный субститут другого выдающегося органа, и когда он отправляется на поиски приключений по Невскому проспекту, после чего оказывается в руках цирюльника (стилиста, говоря по-современному), – это очевидный намек на то, о чем, видимо, мечтал, но на что так и не решился сам Гоголь. Характерно, что при этом резко обостряются отношения самого Платона (обратим внимание на греческое имя) Ковалева с потенциальной тёщей. Что же касается «Ивана Фёдоровича…» – мало где в мировой литературе так ясно выражен страх перед иррациональным женским началом, в буквальном смысле не поддающимся логическому осмыслению:

“Вдруг кто-то хватает его за ухо. «Ай! кто это?» — «Это я, твоя жена!» — с шумом говорил ему какой-то голос. И он вдруг пробуждался. То представлялось ему, что он уже женат, что все в домике их так чудно, так странно: в его комнате стоит вместо одинокой — двойная кровать. На стуле сидит жена. Ему странно; он не знает, как подойти к ней, что говорить с нею, и замечает, что у нее гусиное лицо. Нечаянно поворачивается он в сторону и видит другую жену, тоже с гусиным лицом. Поворачивается в другую сторону — стоит третья жена. Назад — еще одна жена. Тут его берет тоска. Он бросился бежать в сад; но в саду жарко. Он снял шляпу, видит: и в шляпе сидит жена. Пот выступил у него на лице. Полез в карман за платком — и в кармане жена; вынул из уха хлопчатую бумагу — и там сидит жена… То вдруг он прыгал на одной ноге, а тетушка, глядя на него, говорила с важным видом: «Да, ты должен прыгать, потому что ты теперь уже женатый человек»”.

Благодаря длительному пребыванию Гоголя в Италии в этой стране сложилось особое отношение к этому русскому писателю. Уже нашедшее, в частности, выражение в постмодернистском рассказе итальянского классика Томмазо Ландольфи (1908–1979) «Жена Гоголя» (русское издание – М.: Аграф, 1999).

Нынешнее включение произведений Гоголя в список ЛГБТ-литературы можно рассматривать как проявление дальнейшей деконструкции и «пересборки» европейского цисгендерного канона, осуществляемого сейчас в западных университетах.

Напоминаем, что день рождения Гоголя выпадает как раз на 1 апреля. С которым мы с университетом Paese dei Bugiardi (то есть "страна лжецов") и профессором Nasolungo («Длинный нос») и поздравляем наших читателей!