САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Алексей Сальников — о «Петровых в гриппе»

«Фильм самодостаточный, во многих моментах просто чарующий…»

Фото из фейсбука Алексея Сальникова
Фото из фейсбука Алексея Сальникова

Текст: Светлана Мазурова, Санкт-Петербург

9 сентября в широкий прокат выходит фильм Кирилла Серебренникова «Петровы в гриппе», экранизация романа Алексея Сальникова «Петровы в гриппе и вокруг него». К кинопремьере вышло специальное издание романа с новой кинематографической обложкой. И петербургский книжный магазин «Буквоед» устроил встречу с писателем, лауреатом литературных премий «Национальный бестселлер» и НОС. Живет Алексей Сальников в Екатеринбурге, и общение проходило в онлайне.

- Изменилась ваша жизнь после выхода этого романа и появления экранизации?

- Изменилась. И сейчас, хотя эпидемия еще не закончилась, все равно куда-то приглашают, я еду на встречи. И московские гости к нам в Екатеринбург приезжали, у нас состоялась премьера.

- В связи с выходом фильма вы ощутили волну интереса к роману, который вышел достаточно давно (впервые был опубликован еще в 2016 году — в журнале «Волга»)?

- Ощущаю по многочисленным конференциям – в «зуме» в основном. Последние две недели у меня, по-моему, не было дней без каких-либо встреч. И еще поеду в путешествие, приуроченное к выходу фильма (тур).

- Не испортили вашу книгу?

- Не испортили. Это разные языки. Кино и литература дополняют друг друга. Какие-то вещи не передать средствами кино, и наоборот.

Есть в фильме сцены, которые сильно выглядят на экране, великолепно сыграны актерами – словами не передать.

Трудно описать пейзаж или внешность человека, или квартиру, чтобы это запоминалось.

Фильм получился очень теплым, светлым. В финале, когда заканчивается история Петровых и на самом пике начинается история Снегурочки, казалось бы, куда дальше, больнее? И появляется новый оттенок, и это очень тепло и светло.

- Когда вы посмотрели кино?

- Летом, во время Каннского фестиваля, мне присылали ссылку.

- Ваши эмоции от того, что картина поехала на такой престижный фестиваль?

- Почувствовал радость за съемочную группу, хорошо, что у них получилось это сделать. Я в этом участия не принимал. Я только написал книгу, а всю работу делала масса людей, и все держалось на энтузиазме Кирилла Серебренникова.

- Разве вы не автор сценария, как сообщают разные источники?

- Нет, я только автор первоисточника.

- Во время подготовительного периода, кастинга режиссер советовался с вами?

- Мы говорили о некоторых вещах. Где найти аутентичных советских детей, чтобы снять в кино? Сейчас дети едят фрукты, любые, круглый год – не то что в семидесятые. И шампуней таких не было. Мне в детстве, помню, мыли голову хозяйственным мылом. Если проявить сноровку, одеть их так же, подстричь так же, то можно, оказывается, сделать современных детей похожими на советских.

- Петров и Сергей – это одно лицо?

- Я когда писал, то не думал, что это одно лицо. И в фильме это разные люди, хотя обоих зовут Сергеями.

- Советуете ли вы тем, кто не прочитал вашу книгу, ознакомиться с первоисточником перед просмотром фильма? Или лучше это сделать в обратной последовательности – посмотреть фильм, а потом прочитать роман?

- В любой последовательности можно. Фильм самодостаточный, во многих моментах просто чарующий. Но и шокирующих моментов хватает. Если у вас слабые нервы, нужно подготовить себя к просмотру. И к тому, что это сложное киноповествование, требующее определенного внимания. И там есть моменты, которые вас захватят.

Думаю, что молодое поколение более подготовлено к просмотру этого фильма.

В соцсетях я вижу, как сегодня раскрепощены люди, готовы шокировать, веселиться над многим. В моей ленте в Фейсбуке активные люди. Мне нравится многообразие мнений – настолько, что за несколько лет я забанил только одного человека.

- А в создании спектаклей по «Петровым» вы принимали участие?

- Не принимал. Приходил уже на готовенькое, радовался. Спектакли замечательные – в нашем екатеринбургском Центре современной драматургии, и в «Гоголь-центре», московский бьет масштабом и при этом - интимностью, что удивительно.

- Вашу книгу называют спорной, разные мнения о ней есть. Как вы относитесь к этому?

- Может, людям непонятно, что происходит в произведении? Так много где не понятно, что происходит. Я, например, недавно обнаружил, что не понимаю финала советского фильма «Приключения Буратино». В конце герои куда-то уходят, в киноэкран. В какой горизонт они удаляются? В светлое будущее?

Сейчас у нас любое произведение спорное.

Люди могут выражать свое мнение в Сети, могут добавиться к автору в друзья и сказать что-то личное, высказаться. Это раньше нужно было получать специальное образование, заработать соответствующую репутацию, чтобы тебя услышало много людей, - было несколько газет и журналов, где критики могли оставить отзыв о произведении. Возможно, сегодня масса мнений создает то среднеарифметическое, на которое люди могут ориентироваться. Но каждый остается при своем мнении, как правило.

- Продолжение книги будет?

- Снова вокруг Петровых? Не было у меня такой мысли. Зарекаться не буду, может, на старости лет…

- Что сейчас пишете?

- Городское фэнтези. Долго нахожусь на финальном этапе – слегка приболел, оклемывался. «Петровы» - тоже городское фэнтези, но в новом романе больше веселья, экшена, диалогов.

- Пишете ли вы пьесы? Заказывают вам театры?

- Задумки были, но как-то не сложилось. То не сошлись мировоззрением, то у меня идей не было. Пишу рассказы и с профессиональной безответственностью размещаю их там и сям.

- Какой совет вы можете дать начинающим писателям?

- Начинающих писателей не бывает. Человек написал что-то – бац, и он уже писатель.

Надо дописывать как можно быстрее, а потом пытаться разместить это где-то. Иначе можно потратить жизнь на написание романа и так и не узнать о его судьбе, понравился он людям или нет.

Будет поздно. Если есть идеи – надо реализовывать их, писать одну вещь, а потом следующую. А как иначе? По-другому и не работает. Писать, писать…

- Хотели бы вы поработать с кем-то из писателей в соавторстве?

- Нет, не представляю соавторства - в юности у меня был подобный опыт, и я сделал вывод - слишком это трудно. Это редкое совпадение – чтобы люди писали вдвоем. Можно вспомнить Ильфа и Петрова, братьев Гримм, сестер Бронте, а современных тандемов и не припомню.

- Что вы сейчас читаете?

- Мне подарили замечательную книгу (я искал ее) – воспоминания и переписка Антона и Александра Чеховых. Они писали друг другу письма, довольно откровенные, не стесняясь в выражениях.

- К каким книгам возвращаетесь время от времени?

- Обычно - к Зощенко и к Ильфу и Петрову.

- А что произвело на вас впечатление из просмотренных теле -, киноновинок?

- Тут я не всегда эстет. Мне понравился визуальный стиль боевика «Безумный Макс: Дорога ярости». Смотрим с женой сериалы, с удовольствием – «Шифр» на Первом канале. Удивительный сериал сняли на Урале, в Златоусте – «Выжившие».

О ЧЕМ КНИГА

Петровы — самая обычная семья. Он — автослесарь, она — библиотекарь, у них есть сын, но вместе они не живут. Казалось бы, ничего особенного. Но повседневная реальность взрывается в тот момент, когда семья заболевает гриппом, и жизнь оказывается полной безумия, фантастики и сюрреализма.

ФАКТ

Оператор фильма «Петровы в гриппе» Владислав Опельянц получил премию Высшей технической комиссии 74-го Каннского кинофестиваля.