Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

«Сбор-ник» для писателей и читателей

«Нельзя же удрать с полученным гонораром, как Паниковский с гусем», — объясняет создатель краудфандингового писательского проекта Вадим Нестеров

Текст: Александр Драган, для сайта ГодЛитературы.РФ
Фото: gazeta.ru

6 марта запущен первый в России краудфандинговый книжный проект — «Сбор-ник». Концепция его проста: автор публикует начало произведения (на собственное усмотрение: от сборника стихотворений до научной монографии) и объявляет сбор средств, которые позволят его дописать. Дальше всё зависит от читателей: жертвуют деньги они. Автор, который собирает заявленную сумму, получает деньги, затем дописывает произведение и публикует его на сайте в открытом доступе.

За платформой «Сбор-ник» стоит Вадим Нестеров — автор литературного проекта «Большая игра» и создатель легендарного «экспресс-конкурса» фантастического рассказа «Рваная грелка». «Год Литературы» расспросил его о «Сбор-нике», о краудфандинге, о будущем книгоиздательства.

C чего начинался этот проект? Что подтолкнуло вас создать «Сбор-ник»?

Вадим Нестеров: С моего опыта написания книги. Я много лет ждал, когда кто-нибудь напишет российскую версию истории Большой Игры — воспетого Киплингом столкновения Британской и Российской империй из-за Индии, Афганистана и Средней Азии. Дождался только реплики от коллеги-историка — «если ты не напишешь, никто и не напишет».

Проблема была в том, что я, как любой журналист, много раз пытался написать книгу, но так ни одной и не дописал. И тогда я сделал очень хитрый, как мне показалось, ход — решил собрать свой авторский гонорар сразу с читателей, минуя издателей. То есть — сделал сайт, на котором начал выкладывать написанные главы; если кому они нравились, он мог перечислить мне деньги. Деньги пошли, и я понял, что книгу точно придется дописывать — нельзя же удрать с полученным гонораром, как Паниковский с гусем.

Но дальше пришел азарт, и я заключил сам с собой пари — а смогу ли я получить от читателей такой же гонорар, как и платят издательства за дебютную книгу? Пари я выиграл, но понял одну важную вещь. Знаете, что было самым трудным? Привлечение новой аудитории. Продвижение проекта «Большая игра» забрало примерно половину вложенных усилий и две трети вложенного времени. То есть я оказался в положении певца, которому для того, чтобы дать концерт, надо предварительно построить для выступления концертный зал. И я подумал — вот если бы была площадка, куда любой автор может прийти и выложить свою книгу…

На сей раз я не стал дожидаться реплики «если ты не сделаешь…».

В России краудфандинг не столь популярен, как на Западе: если там успешных платформ десятки, то у нас пока что всего две — это Planeta.ru и Boomstarter. И обе — платформы универсальные, широкого спектра. Они выходят за рамки исключительно творческих областей. В чем принципиальная новизна «Сбор-ника» по сравнению с ними?

Вадим Нестеров: Ну, конечно же, осознав необходимость построения пресловутого концертного зала, я вовсе не ринулся с лопатой наперевес копать котлован. Естественно, как всякое ленивое создание, первым делом я поинтересовался — нельзя ли использовать под свои цели уже имеющиеся площадки. И пошел на Boomstarter — собирать деньги на электронное издание уже дописанной к тому времени книги: на оплату работы художника, корректора, редактора, верстальщика и т.п. Деньги собрал, и понял еще одну важную вещь — этот вариант не годится.

Обе упомянутые вами площадки «всеядные» — там собирают деньги на все что угодно. В этом их сила, но в этом же и их слабость. Смотрите — собирают люди, допустим, на археологическую экспедицию в Египте. Провели рекламную кампанию, привели на сайт людей, собрали с них деньги, поехали копать. Что делать на сайте оставшимся любителям археологии? Жертвовать на запись дебютного альбома панк-группы «Свиньи не пахнут»?

Самая большая проблема «универсальных» сайтов — у них практически нет собственной, стабильной аудитории. Посетителей к ним приводят авторы проектов, и, как правило, ненадолго. Примерно 95% моих спонсоров на Boomstarter были моими читателями, которых я туда и привел. По сути, российские краудфандинговые платформы просто предоставляют площадку для сбора денег.

Осознав это, я пошел строить тематическую, узконаправленную площадку. Чтобы собрать там людей, которые до сих пор любят рыться в книгах. На мое счастье, двое таких людей тоже загорелись этой идеей, и этой командой мы и строили сайт. Без них ничего бы не было.

Что ваш проект сулит писателю? Почему ему стоит выбрать именно «Сбор-ник», а не Планету.ру и не Boomstarter?

Вадим Нестеров: Ну, я собственно, уже сказал. Суть проекта «Сбор-ник» — это попытка «сложения» аудиторий разных писателей. Если на площадке выставляются только книги, а каждый автор приводит людей, готовых не только читать книги, но и платить за них авторам, логично предположить, что хотя бы часть из посетителей заинтересуется и другими выставленными книгами. Произойдет взаимный переток, и аудитория каждого увеличится. Случится это или нет — пока не могу сказать, мы только на прошлой неделе стартовали.

А что ваша платформа сулит читателю?

Вадим Нестеров: Некоторое количество книг, большая часть которых будет несусветной ерундой, но некоторые, возможно, окажутся классными. Больше мне нечего предложить. Ну, разве что осознание того, что эти классные книги без тебя бы не появились на свет.

Как рассчитывается комиссия? Например, на Planeta.ru комиссия составляет 10% — половина уходит платежным системам, половина — площадке. Boomstarter берет комиссию порядка 13%. А вы?

Вадим Нестеров: Точно так же, как на Planeta.ru: 10% комиссии, из которых 5% идет нам, а 5% — платежным системам. На самом деле чуть меньше, но так проще считать. Реально мы будем получать 5-6% от успешных сборов минус налоги. Это не позволяет надеяться, что с этого проекта когда-нибудь можно будет жить, но, если идея сработает, это позволит обеспечить функционирование площадки.

Вы пишете на сайте, что проекты, которые собирают 20% от нужной суммы, вы начинаете поддерживать и продвигать сами. Как именно? На какого рода поддержку может рассчитывать автор?

Вадим Нестеров: Нет, мы поддерживать и продвигать не обещаем — мы не рекламное агентство. Я там писал о «сакральности 20% сборов». Ну и сборы у нас на дефолтовой странице сортируются по результатам читательской финансовой активности. Грубо говоря, если ты собрал хотя бы пятую часть, вероятность того, что посетитель сайта кликнет по твоему проекту, начинает расти в прогрессии. Просто из любопытства — на что же это тут деньги дают?

По статистике на ноябрь прошлого года, на Планете.ру было 103 завершенных книжных проекта. Из них всего 21 успешный. Это 20%. Остальные не вызвали интереса и искомой суммы не собрали. Выходит, на каждый успешный проект приходится четыре провальных. Негусто, прямо скажем. Как по-вашему, с чем это связано?

Вадим Нестеров: Все не так плохо, на самом деле все гораздо хуже. Все-таки на «Планете» обычно выставляются «статусные», известные авторы, у которых есть и широкая аудитория, и рекламные возможности, и т.п. Я, когда запускался, посчитал статистику на «Бумстартере» — больше 80% книг, выставленных на сбор денег, так никогда и не пересекают отметку в 10%, больше половины не набирают и 2%. Почему я всегда и говорю — если кто-то собрал хотя бы 20%, почти наверняка его текст стоит внимания. Не факт, что вам понравится, но что-то в нем наверняка есть.

А что до вопроса, с чем связано… Писатель, как известно, отличается от всех других людей, пишущих художественные тексты, только одним — ему за них платят. Доля писателей в общей популяции всегда ничтожно мала — это закон. Мало кому дано писать так, чтобы читатель не только ободряюще написал «аффтар пеши исчо», но и полез в карман за бумажником.

При этом даже самые успешные книжные проекты не могут похвастаться миллионными сборами. Примеры, когда удавалось собрать хотя бы 200–300 тысяч рублей, тоже довольно редки. Сможет ли «Сбор-ник» переломить эту тенденцию?

Вадим Нестеров: Нет. Писательские гонорары в ближайшие годы будут только падать.

«Сбор-ник» — первая в России платформа, которая специализируется только на литературе. В свою очередь, на Западе таких платформ несколько: это и Pubslush, и Authr, и unglue.it, и unbound… С одной стороны, это говорит о том, что в западном краудфандинге на смену площадкам широкого спектра приходят нишевые ресурсы. С другой стороны, можно сделать вывод, что книжный краудфандинг — предприятие востребованное. Есть ли у вас на этот счет какая-то статистика? Выше ли там процент успешных проектов? Сколько, в среднем, собирают англоязычные авторы? И охотнее ли, чем у нас, читатели жертвуют деньги для писателей?

Вадим Нестеров: Статистики у меня нет, это работа на кандидатскую, но, по общему впечатлению, процент успешных проектов примерно одинаков. Абсолютные цифры сборов у них, естественно, выше, но в процентном отношении примерно то же самое — хороший читательский гонорар за книгу составляет примерно месячный доход специалиста средней квалификации. Вот в чем они реально нас опережают — это в рекламе. Там даже обыватель очень неплохо знает, как надо продвигать свой проект. У нас примерно у 85% населения разработка рекламной кампании завершается на этапе «так, первым делом я расскажу об этом у себя в блоге».

Вы называете «Сбор-ник» «народным издательством». Как думаете, наступит ли день, когда издатель — конечно, в традиционном его понимании — окажется автору попросту не нужен, а взаимодействие между писателем и читателем будет происходить напрямую?

Вадим Нестеров: Нет, не наступит. Цепочка «писатель — издатель — читатель» всегда будет оставаться базовой. Просто формы взаимодействия автора и читателя становятся все более разнообразными, грех не поиграться с новыми возможностями. Но «Сбор-ник» — это в дополнение к традиционным издательствам, а не вместо них.

17.03.2015

Просмотры: 0

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ