Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Интервью с ректором МПГУ Алексеем Лубковым о школьных учебниках

«Учебник должен быть подъемным для ребенка»

На вопросы о школьных учебниках отвечает член Научно-методического совета по учебникам Минпросвещения России, ректор МПГУ Алексей Лубков

Текст: Ксения Колесникова/РГ
Фото: Википедия

Алексей Владимирович, какие учебники нужны современной школе? Которые помогут сдать ЕГЭ? Или научат применять знания на практике?
Алексей Лубков: Учебники не должны сводиться к натаскиванию на ЕГЭ. Сама проблема, на мой взгляд, несколько надуманна. У нас есть хорошие, стабильные издания, которыми пользуется большинство учителей. Они методически выверены, дают системное представление о предмете, позволяют и подготовиться к ЕГЭ, и применять знания в жизни.

Возьмем, к примеру, учебник и пособия Леонида Боголюбова по обществознанию. Ими пользуются многие педагоги. Но вовсе не потому, что они «заточены» под ЕГЭ, а потому, что они действительно хорошие.

В основной части федерального перечня осталось 863 учебника. Какие оказались «за бортом»?
Алексей Лубков: Дополнительная экспертиза направлена на то, чтобы еще раз посмотреть: какие учебники могут «прописаться» в школах, а какие нуждаются в доработке. Были исключены издания, к которым у экспертов возникли серьезные вопросы. Учебники для начальной школы, по географии, истории и ряду других предметов грешили опечатками, методическими и фактическими ошибками.

Если издатели устранят недочеты, учебники могут снова пройти процедуру экспертизы и претендовать на возвращение в перечень.

Эксперты считают, что трех — пяти линеек учебников по каждому предмету достаточно, чтобы выстроить единое образовательное пространство. Но в одобренном сегодня списке — 12 линеек по биологии! С разной методической основой, содержанием. Нужен ли школе такой широкий выбор?
Алексей Лубков: Трех — пяти линеек действительно вполне достаточно. Сейчас профессиональным сообществом активно разрабатываются и принимаются единые концепции преподавания большинства школьных предметов. Например, после разработки историко-культурного стандарта у нас осталось три линейки учебников по истории. В них есть и общее фундаментальное ядро, и вариативность. По биологии такая концепция тоже сейчас разрабатывается.


При этом в образовательном процессе все-таки главную роль играет не учебник, а педагог.


Никто не запрещает учителю пользоваться дополнительными материалами, электронными ресурсами, чтобы разнообразить свою программу. Главное — сделать правильный выбор, сориентироваться в огромном информационном поле. И здесь очень много зависит от профессиональной подготовки учителя. Это уже вопрос к нам — педагогическому университету.

Все советские школьники учились физике «по Перышкину». Эта линейка выдержала более 20 переизданий. И сегодня ею по-прежнему пользуются 85 процентов учителей. Однако, как говорит министр Ольга Васильева, недопустимо, когда учебники заканчиваются изучением открытий 30-летней давности. Но если добавить что-то новое — значит, что-то убрать из классической базы? Кто должен принимать такие решения?
Алексей Лубков:


Учебник должен быть подъемным для ребенка не только по весу, но и по содержанию.


И это очень серьезная методическая проблема: как вместить новую информацию, не увеличивая часы для изучения.

И здесь опять же можно ориентироваться на принятые предметные концепции. Историко-культурный стандарт разрабатывали ведущие ученые, методисты, преподаватели. В нем прописана основная канва — то, что должно быть обязательно. В остальном авторы учебников могут опираться на образовательные стандарты, свой опыт и мастерство.

Экспертиза учебников серьезно изменится. Школьные учителя должны принимать в ней участие?
Алексей Лубков: Формирование федерального перечня учебников — процесс для многих болезненный. Нужны прозрачные механизмы экспертизы. Мы должны хорошо знать тех людей, которые решают: рекомендовать учебник школе или отклонить. И здесь позиция педагогического сообщества, безусловно, важна. Мы привлекаем к обсуждению и предметные ассоциации, и отдельных учителей. И, конечно, педагоги должны участвовать в апробации учебников. Но все-таки последнее слово должно быть за экспертами-профессионалами. Они должны нести персональную ответственность за учебник наравне с его авторами.

От экспертизы готовых изданий предлагается перейти к экспертизе авторских рукописей. Что это значит?
Алексей Лубков: Нужно понять, что в данном случае мы имеем в виду под «авторской рукописью». Будет ли это «полуфабрикат», где изложено только содержание, или все-таки почти готовый «продукт»? С полноценным методическим аппаратом, с вариантом оформления и другими ключевыми элементами. В идеале рукопись учебника должна быть апробирована в реальных условиях, в работе с детьми. То есть в школе.

Оригинал статьи: «Российская газета» — 25.03.2019

27.03.2019

Просмотры: 0
Нонфикшен2019

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ