Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Мода пушкинской эпохи

Узкие талии и уникальные фраки

В Государственном музее А.С. Пушкина открылась выставка «Мода пушкинской эпохи» из коллекции Александра Васильева

Текст: Наталья Соколова/РГ
Иллюстрация с сайта Государственного музея А.С. Пушкина

Во времена Пушкина понятия «высокая мода» не существовало. Светские дамы следили за парижской модой, выписывали модные журналы из заграницы и просили своих портних воспроизвести то, что носили в Европе. Все платья шились вручную: швейная машинка была изобретена только в 1853 году. Кроме того, все они создавались из натуральных тканей без применения искусственных красителей. А натуральные красители изготавливались на основе цветов, листьев, коры деревьев, ягод и даже насекомых. Дама, имевшая в своем гардеробе не менее 20 платьев, могла считаться зажиточной. Но вещи в шкафах не залеживались: туалеты надевали в свет всего 3–4 раза, а затем их отдавали прислуге или раздавали бедным.

На выставке можно проследовать за светским человеком в течение всего дня: костюмы распределены по трем залам в зависимости от того, чем занимались в то или иное время суток. Причем платья на манекенах помещены в интерьеры первой четверти XIX века — спальни, кабинета, ложи театра. Все предметы мебели пушкинской поры (кресла-бочонки, тумба в стиле жакоб, кресло-банкетка, стол для рукоделия) предоставлены Музеем Пушкина.

Представленные вещи не вынуты из «бабушкиного сундука»: они приобретались на мировых аукционах, в том числе аукционной распродаже Бруклинского музея, в рамках которой на торги выставили около 25 тыс. предметов. Все вещи имели реальных владельцев. Как и сейчас, так и в эпоху Пушкина, они стоят немало — к примеру, шали по своей стоимости были сопоставимы с каретой. Так что когда Пушкин закладывал шали Натальи Николаевны в ломбард, это действительно могло дать передышку в борьбе с хроническим безденежьем.

Коллекция Васильева содержится под Вильнюсом, в специальных хранилищах: условия хранения от музейных не отличаются — платья оберегают от света, сырости и грызунов. Все туалеты в безупречном состоянии. Занимаются реставрацией в Фонде Васильева всего восемь человек. Но на восстановление одного платья уходит несколько месяцев: так, чтобы восстановить ридикюль, вышитый бисером, необходимо приобрести очень тонкие иголки, которых в России просто нет, они изготавливаются и продаются только в Японии. Все другие современные иглы имеют слишком узкое ушко, чтобы в него вошла нить, подходящая для старинного бисера.

«Я собирал эту коллекцию почти сорок лет, — рассказал на вернисаже Александр Васильев. — Это только небольшая часть. Всего в коллекции около 50 тыс. вещей. Здесь представлено около 300 предметов. Одновременно я провожу сразу несколько выставок по всему миру. Мода пушкинской эпохи еще не была представлена в России в таком объеме. Кстати, Пушкин — главный модник эпохи романтизма, в двадцать лет ставший франтом и денди».

Первый зал — утро. В утреннем туалете — халате, белоснежных хлопковых рубашках с кружевами — выходили к завтраку, виделись с домочадцами и близкими друзьями. День проходил неспешно: слегка небрежный вид для утра был делом привычным.

В первом зале посетителей встречает копия знаменитого портрета Пушкина кисти Тропинина, где поэт изображен в халате, считавшемся своего рода «парадным неглиже». В витринах — многочисленные хлопковые рубашки.

В литературе немало примеров описания утренних туалетов. Герой пушкинской повести «Барышня-крестьянка» Алексей Берестов, приехав в дом Муромских рано утром, застает Лизу, читающую его письмо в «белом утреннем платьице». А мать Татьяны Лариной, выйдя замуж и уехав в деревню, «обновила, наконец на вате шлафор и чепец». Шлафор, или шлафрок, — это просторная одежда без пуговиц, подпоясанная обычно витым шнуром.

На смену «ленивого» утра приходило время визитов. Особой заботой здесь был визитный костюм, который должен был быть нарядным, изящным, но не парадным. Точность соблюдения правил визита безошибочно указывала на принадлежность человека к светскому обществу. При утреннем визите мужчинам полагалось быть в сюртуках с жилетками, дамам — в туалетах, специально для этого предназначенных.

Два-три часа пополудни — Кузнецкий мост и Невский проспект (две главные мекки моды Москвы и Петербурга соответственно) наводняли прогуливающиеся барышни и господа. Для утреннего выхода надевали фрак зеленого цвета (популярными также были синий и темно-лазурный), воротник обтягивали бархатом иного цвета. Поговаривают, что Пушкин носил фрак черного цвета — верх дерзости и одновременно верх щегольства. Женщинам позволялись цветные платья и шляпки разнообразных фасонов.

Четыре часа — время обеда. Причем холостые мужчины предпочитали не держать повара, а ходить на обед в ресторан, которых в те времена было не так много. Смена декораций — новая смена костюма.

После обеда гостей принимали в кабинете — наступало время вечерних визитов. Дамы звали в гостиную или музыкальный салон, а хозяин дома обязан был провести встречу в кабинете, который становился центром дома, — там выпивали рюмочку, курили трубку (фрагмент кабинета пушкинской эпохи занял особое место в экспозиции — в нем внимание на себя обращают длинные курительные трубки из Турции — чубуки).

Третий зал выставки посвящен вечеру — времени театров, балов и английских клубов. За вечер можно было успеть и в театр, и на бал: представления начинались в шесть, а заканчивались в девять.

Кстати, мужских туалетов представлены единицы. Это потому, что, как объясняет Васильев, мужчины занашивали одежду до дыр и потом ее выбрасывали. Женщины себе такого не позволяли. Так что мужской костюм первой четверти XIX века — вещь необычайно редкая в мировом масштабе. Все женские платья — с невероятно узкой талией: всего 48 см.

Бесчисленные аксессуары на выставке разместились в стеклянных витринах. Каждый из них достоин отдельного внимания — они создавались с особой тщательностью и вкусом. Это митенки, флаконы с нюхательной солью (она использовалась вместо нашатыря, если даме во время раута из-за тесного корсета стало плохо), кулоны, кошельки, веера (преимущественно из черепахи, остальные бумажные — для балов, на которых карандашом записывалась последовательность кавалеров), браслеты… из человеческих волос. В те времена было модно носить при себе волосы умершей сестры или матери — из них делали браслеты, их вкладывали в медальоны. Своеобразная и немного жутковатая по нынешним меркам дань памяти усопшим родственникам.
Все это можно увидеть в Музее Пушкина до 10 мая.

Сайт по теме:
Выставка «Мода пушкинской эпохи» на сайте Государственного музея А.С. Пушкина

20.02.2015

Просмотры: 0

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ