Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Улицкая с режиссёром своей мечты

«Похороны» на родине Кукоцкого

Людмила Улицкая посетила премьеру спектакля по своей повести в Перми и дополнила ее текст

Текст и фото: Игорь Карнаухов/РГ, Пермь
На фото: Людмила Улицкая и режиссёр Анджей Бубень

В Пермском академическом «Театре-Театре» выпустили «Весёлые похороны» по одноименной повести Людмилы Улицкой. Постановку осуществил польско-петербургский режиссер Анджей Бубень, на счету которого это уже шестая инсценировка произведений прозаика. Популярная писательница приехала на премьеру.

Смерть как вызов

Фактически действие не выходит из пределов нью-йоркской студии умирающего эмигранта Алика (Вячеслав Чуистов). Талантливый и преуспевающий художник, жизнелюб и любимец женщин, характерный представитель богемы, и в Америке он сумел сохранить московские привычки и воссоздать широкий и незаурядный круг общения — за редким исключением, из эмигрантов, точнее, эмигранток. И вот, он неотвратимо угасает на руках у жены и ее соперниц. В антураже минималистских декораций из стеклопластика и металла рассказ о своей насыщенной жизни ведет он сам и его возлюбленные и поклонницы, от жены Нины (Екатерина Романова) до дочери эмигрантки-циркачки Тишорт (Алёна Терёхина). У каждого образа на самом деле два исполнителя. Кроме актера, Алика еще изображает немой манекен, обозначающий жалкое настоящее героя, в то время как рассказ от первого лица о бурном, насыщенном прошлом ведет живой человек. Такие же «дублеры»-куклы, облаченные в одежку тех же тонов, что и героини, есть у каждой из дам; ненавязчивая параллель, напоминания о том, что Аликова участь однажды ожидает всех и каждого. В потоке воспоминаний и монологов мешаются советская провинция и Америка, послевоенная пора и девяностые, мастерская художника и ночная жизнь Нью-Йорка.

да ему везде кайфово

«Веселые похороны» — одно из ранних сочинений Улицкой, завершено в 1995 году, опубликовано в «Новом мире» в 1998-м. Однако для этой инсценировки Улицкая написала дополнительные монологи. Кроме того, постановщик Анджей Бубень вплел в текст повести стихи Шарля Бодлера, строфы Данте, молитвы на идиш и церковнославянском.

вот такой ещё дубль— Эта ситуация смерти близких людей повторялась на моих глазах несколько раз, — рассказала Людмила Улицкая, отвечая на вопрос корреспондента «Года литературы». — Так, мой первый муж умирал от того же недуга, что и герой повести, от рассеянного склероза. Он был очень притягательным человеком, имел множество друзей. Уже почти сорок лет, как его нет, а его друзья по сей день собираются у его матери помянуть — настолько яркая была это личность. Когда при сходных обстоятельствах ушел четвертый или пятый человек, я поняла, раз мне с такой настойчивостью являют похожую картину, надо уже принять этот вызов… Потом еще несколько незаурядных людей уходили, сумев оставить после себя ауру любви. Последним таким был Виталий Длуги, художник, скончавшийся как раз в Нью-Йорке… А, надо сказать, эмиграция чрезвычайно обостряет все отношения, это среда жесткая, недружественная, потому и местом действия я выбрала этот большой город, в котором сопутствует и большое одиночество. А вот сцена «крещения» не оттуда (в спектакле есть эпизод: супруга уговаривает героя перед смертью креститься. — Прим. ред.). Умирал муж моей подруги, наполовину еврей, наполовину армянин, и она его втихомолку крестила.

Вышла в пространства

Содержание и манеру эмигрантских разговоров Улицкая усвоила в поездках в Америку в пору, когда там жили ее дети, в течение десяти лет.

Из года в год я приезжала и проживала, отрывочно и очень избирательно, американскую иммиграцию, — сообщила она. Встречалась из раза в раз с теми же людьми, десятилетие наблюдала развитие отношений, сюжеты судеб…

вокруг него

«Весёлые похороны» дважды экранизировались: во втором фильме, режиссуры Владимира Фокина, сыграл Александр Абдулов, который сам, как и герой, вскоре угас преждевременно; однако обе ленты, сообщила Людмила Евгеньевна, не доставили ей радости, в отличие от увиденного на подмостках «Театра-Театра». После премьерного спектакля, под аплодисменты взойдя на сцену, гостья заявила, что у нее был счастливый день.

— Анджей снова попал в цель! — заявила прозаик. — Причем в такие пространства, куда я и не целилась

Бубень готов открыть пространстваПоставивший теперь и «Похороны», Анджей Бубень давно пользуется репутацией «специалиста по Улицкой». Поляк окончательно покорил писательницу тем, что совершил, по ее мнению, «невозможное», — инсценировал «Даниэля Штайна, переводчика» в Петербурге в 2008 году, роман, который сама Улицкая считала неподдающимся переложению средствами сцены. После этого прозаик предоставила ему право брать в работу любой ее текст по его выбору. И, кроме «Штайна», Бубень поставил еще «Русское варенье» в том же Театре сатиры на Васильевском, «Зелёный шатёр» и «Детство 45-53: а завтра будет счастье» в «Балтийском доме», «Потанцуем» в московском «Современнике» (в 2015 году).

Над премьерой в Перми вместе с режиссером работали художник-постановщик Елена Дмитракова и композитор Виталий Истомин, написавший нежную и трогательную музыку; эти же соавторы работали, в частности, и над «Даниэлем Штайном», и над «Детством…».


Довольный Бубень сообщил на пресс-конференции, что считает себя счастливым — ведь не каждому везет встретить своего автора.


Как режиссёру мне важно передать его мысль, — пояснил он свое кредо. – Не себя показать, а что автор хотел сказать. И если это удается, значит, мы не зря потратили несколько месяцев.

Предложений о постановке произведений Улицкой, по его словам, поступает много, он ещё и не на все соглашается. Кроме посещения спектакля, писательница провела творческую встречу с читателями. Похоже, состоявшаяся премьера только откроет дорогу героям Улицкой на пермские сцены; в театре юного зрителя в будущем году запланировали постановку ее пьесы «Мой внук Вениамин».

типа прибытие в Америку

КСТАТИ
На встрече с читателями Улицкая коснулась также генезиса другого своего популярного романа «Казус Кукоцкого» (2001) и западноуральских, как выяснилось, корней прототипа его главного героя.
— Кукоцкому предшествовал конкретный живой человек, — поведала писательница. — Огромная часть биографии героя — это события из жизни Павла Алексеевича, фамилия которого на самом деле была другая, отчима моей любимой подруги Ирины Павловны Уваровой — театроведа, которая известна всем людям театральной профессии, особенно связанным с кукольным жанром. Так вот, ее отчим, гинеколог, действительно, потрясающий доктор, родом был из Перми. Семья переехала в Москву, и в столице он потом руководил крупным институтом. Многие истории, рассказанные мною в этом романе, — реальные случаи из практики Павла Алексеевича. Портрет его в белом халате висит у меня дома на стене, где и портреты других людей, которые, как и он, оказались прототипами моих персонажей.

Ссылки по теме:
«Политики сильно преувеличивают свою роль…»
«У каждого в семье есть своя версия истории»

Просмотры: 89
07.10.2016

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ