Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Веселая наука Максима Амелина

Поэт, издатель, стиховед и «архаист-новатор» представил на Красной площади свою ироикомическую поэму о Якове Брюсе «Веселая наука, или Подлинная повесть о знаменитом Брюсе, переложенная стихами со слов очевидцев»

Текст: Фёдор Косичкин
Фото: форзац книги работы художника Перевезенцева

Уроженец московской Немецкой слободы, прямой потомок шотландских королей Яков Вилимович Брюс (1669—1735) — одна из самых ярких и загадочных фигур небедного на яркие фигуры петровского времени. Генерал-фельдцейхмейстер, первый командир и фактический создатель русской артиллерии, дипломат, переводчик, создатель высшего учебного заведения, а еще — астролог, (ал)химик. А в народном сознании — просто «колдун и чернокнижник с Сухаревой башни».

Родившийся почти ровно триста лет спустя после Брюса Максим Амелин — точно не колдун, но все-таки, кажется, немножечко чернокнижник. Потому что иначе непонятно, как он умудряется в качестве главного редактора издательства ОГИ выпускать столь разные книги — подзабытых поэтов конца XVIII — начала XIX века, сгинувших классиков советского авангарда, заниматься огромной работой по составлению многотомной антологии литературы народов России. И при этом — оставаться оригинальным поэтом, лауреатом ряда премий, в том числе — последним (а не «крайним») лауреатом премии «Поэт».

Фото Марианны Власовой с сайта премии «Московской счет» mospoetry.ru

Именно в качестве «поэта-чернокнижника» Максим Амелин предстал на Красной площади 4 июня. Представляя свою поэму о Якове Брюсе, опубликованную в «Новом мире» еще в 99-м году, но лишь через двадцать лет обретшую отдельную книжную жизнь совместными усилиями издательства «Август» и художника Петра Перевезенцева. Маленькую поэму называют сейчас «поэмой-фэнтези», и на то действительно есть основания: герой поэмы, он же герой записанных фольклористами рубежа XIX-XX веков, в первую очередь Евгением Барановым, городских легенд, от которых поэт отталкивался, сооружает действующий «аэроветролет», позволяющий в мановение руки перенестись из Петербурга в Москву, напускает в Зимний дворец потоп, способен явиться перед грозные очи своего царя сразу в четырех персонах, слетать на небеса и создать из цветов себе настоящую живую жену — Флору.

При этом сии удивительные происшествия изложены нарочито архаичным слогом, едва ли не гекзаметром:

Брюс по столам расставил пузырьки да подзоры
и распихал по полкам тыщи тяжелых книг,
карт, чертежей и планов переворочал горы, —
ногу поставить негде, но разобраться в них

некому, кроме Брюса. — Вот алфавит вселенной
перелагает с тарабарского языка,
брови насупя, — ради пользы, не славы бренной
для изводить чернила не устает рука…

что дает основания называть «Веселую науку» не только «поэмой-фэнтези», но и, на манер XVIII века, «ироикомической поэмой», сочетающей высокий слог и великие деяния с просторечными выражениями и забавными происшествия.

Об этом и рассуждали в шатре «Детская сцена», представляя изящную книжку, получившую, кстати, только что, здесь же на площади, одну из премий «Московский счет», сам автор, издатель и их друзья.

После чего все переместились в ГУМ на торжественный обед с оглашением Короткого списка «Большой книги».

05.06.2019

Просмотры: 0
Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ