Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Что за «КомМиссия»?!

Директор Центра комиксов и визуальной культуры РГБМ Александр Кунин — о работе с регионами и о крупнейшем фестивале рисованных историй 1–12 мая

С 1 по 12 мая в московским центре дизайна ArtPlay пройдет «КомМиссия» — существующий с 2002 года крупнейший фестиваль визуальной культуры во всех ее проявлениях, но в первую очередь — комиксов, давших фестивалю название. Третий год основными организаторами фестиваля выступает Центр комиксов и визуальной культуры, вот уже пять лет существующий в Российской государственной библиотеке для молодежи, и лично его директор Александр Кунин. Он заглянул к нам в редакцию Года литературы.

Интервью: Михаил Визель
Фото: Игорь Курашов

Давайте начнем с простого вопроса. Центр комиксов и визуальной культуры — это, попросту говоря, библиотека комиксов?

Александр Кунин: И да, и нет. Название появилось пять лет назад, и в ту пору говорить о комиксах, манге, графических историях в библиотеке было как-то совершенно неудобно. Но комикс — это уже привычное явление в мировой библиотечной практике. Мы хотели сделать его более-менее понятным и для наших библиотекарей. Поскольку РГБМ — библиотека федерального уровня, то всякая идея, всякий эксперимент, к которому мы обращаемся, серьёзно воспринимается в отрасли, в регионах. Мы опасались ошибиться. Поэтому решили подойти к комиксам со стороны визуальной культуры в целом. Показать их как часть общемирового культурного пространства, и объяснить, что почти все привычные визуальные клише (из кино, сериалов и т.д.) связаны с комиксами. Показать наглядно нашим библиотекарям, что, как бы мы ни относились к этому виду искусства, если не будем с ним грамотно работать, то можем потерять целую группу молодых читателей.

Поэтому сначала мы создали вот такую форму — Центр комиксов и визуальной культуры — и, соответственно, в поле своего внимания включили не только комиксы, но и кино, анимацию, книжную иллюстрацию. Теперь мы перестраиваемся и переходим к более узкому направлению, подготавливая почву для создания Национального центра рисованных историй и изображений — по тому же типу, как это существует во Франции, в Китае или в Японии. Углубимся в пространство книги еще больше.

А что вообще послужило толчком для выделения в Молодежной библиотеке отдельного структурного подразделения со своим штатом и расписанием — Центра комиксов и визуальной культуры? Это лично под вас было создано или как вообще это получилось?

Александр Кунин: В 2010 году в Интернете появилась информация о том, что в РГБМ есть комиксы. Я в то время занимался различными экспериментами в этой области, пользуясь поддержкой Хихуса, первого директора фестиваля «КомМиссия». Одним из таких экспериментов был круглый стол издателей, книготорговцев и библиотекарей, в рамках которого планировалось обсудить комиксы с позиции различных сфер книжного бизнеса. Естественно, узнав о Библиотеке для молодежи и о том, что в их фонде есть комиксы, я обратился к директору, Ирине Борисовне Михновой.

Она откликнулась, и это был единственный библиотекарь, который согласился участвовать в проекте. Встреча получилась феноменально успешной. Люди заплатили деньги за билет, чтобы оказаться на встрече, задать вопросы издателям: «Почему вы издаете дешевую мангу с плохим переводом вместо того, чтобы публиковать культовые и классические произведения?», «Почему не обращаетесь за переводом к фанатам-сканлейтерам, которые сами переводят комиксы и выкладывают в Интернет уже многие годы?».

С другой стороны, они спрашивали книготорговцев: «Почему вы размещаете комиксы и мангу в детском отделе, и мы — подростки 14–17 лет — чувствуем себя какими-то изгоями в книжном магазине?» Ну и, соответственно, много было вопросов и библиотекарям: «Неужели вы воспринимаете этот книжный формат?», «В вашей библиотеке это есть?» На Ирину Борисовну встреча произвела впечатление, она поняла, что комиксы — это сложная, проблемная тема, а Библиотека для молодежи — это место решения проблемных вопросов молодежи. Тогда родилась идея организовать специальный уголок под комиксы, меня пригласили на правах консультанта, но увидев библиотеку, увидев ту команду, которая занимается ее организацией, я предложил им концептуальный план комикс-центра — то есть его организационную структуру, форматы работы, потенциал. Так был организован сектор в отделе культурно-образовательных программ. А спустя несколько лет оказалось, что работы по нашему направлению так много, что я один уже не справляюсь, и наш штат стал понемногу расширяться.

Вам известно, в скольких еще городах, в скольких библиотеках есть такое выделенное структурное подразделение?

Александр Кунин: Это Петербург, Красноярск, Владимир… Возможно, кого-то я еще не учел.

Умберто Эко, большой любитель и знаток комиксов, свои публичные лекции, посвященные «Галактике Гутенберга», любил начинать с того места из «Собора Парижской Богоматери», где каноник Фролло указывает сначала на печатную книгу, потом на фрески, росписи собора, и говорит: «Это убьет то», то есть, общедоступная печатная книга и сопутствующая ей всеобщая грамотность вытеснит поучение через доходчивую картинку. А теперь выясняется, что не убила и не вытеснила. Комиксы — это «месть» этих фресок, или же это явление совершенно другой природы?

Александр Кунин: Я полагаю, что, когда мы говорим о творчестве, об искусстве, то ставить одно против другого — нельзя. Все равно, что противопоставлять кинематограф театру или литературе… Можно говорить о конкретных людях и о том, как они используют потенциал, доступный им в разных видах искусства. Есть, например, совершенно низкопробная литература, а есть книги, которые становятся культурным достоянием. То же самое и с комиксами и рисованными историями. Нужно говорить о культурном значении произведений, и бороться за то, чтобы у авторов была возможность доступа к различным форматам, к различным опытам и, чтобы творчество отечественных или иностранных авторов было доступно читателю.

Ну что ж, давайте поговорим о творчестве отечественных и зарубежных авторов. Вы упомянули, что библиотека, частью которой вы являетесь, — это федеральная библиотека. Вы ведете работу именно как флагман? Ездите в провинцию, устраиваете там какие-то мастер-классы для библиотекарей и для почитателей визуальных историй? Вообще, как и в чем этот федеральный статус проявляется?

Александр Кунин: Работа Центра комиксов и визуальной культуры Российской государственной библиотеки для молодёжи строится в трех основных направлениях. Первое — работа с читателем, с нашим фондом книг и журналов. Второе — культурно-досуговая деятельность: фестивали, клубные встречи, выставки и т.д. Третье — методическая работа, консультирование специалистов из регионов, анализ развития индустрии рисованных историй в России. Мы экспериментируем, разрабатываем новые форматы работы с комиксом. Цели разные: приобщение молодежи к чтению, работа с отдельными категориями читателей, перенаправление внимания читателя к другим видам творчества и видам чтения. Своими наработками охотно делимся с региональными библиотеками. Рассказываем, что такое комикс, что такое манга, что такое рисованные истории как явление глобального мира, и как в разных странах, где нам удается бывать, используется этот формат в библиотеках.

В России 85 субъектов федерации, и в каждом свои социокультурные обстоятельства, свои читатели. Где-то интерес к комиксу именно как к развлечению, а где-то он служит основой для самостийного объединения молодежи в сообщества по интересам. Так же как это было на волне увлечения фотографией в советские годы.

Вы можете сказать, где он «служит основой»?

Александр Кунин: На северо-западе страны ориентируются больше на американский комикс и на скандинавские рисованные истории, что вполне естественно. Самара — центр увлечения рисованными историями, созданными и распространяющимися почти исключительно в интернете, т.н. веб-комикс. А в Новосибирске, Екатеринбурге, Воронеже — больше интерес к манге, то есть к азиатской культуре рисованных историй. Кстати, в Воронеже в конце 1990-х годов стартовал первый, в общем-то, российский аниме-фестиваль, на котором манга так или иначе присутствует все эти годы.

И как, ваша деятельность находит понимание у региональных библиотекарей?

Александр Кунин: С самого начала, а мы начали эту работу с регионами в конце 2010 года, наш директор, Ирина Борисовна Михнова, внедрила в мое сознание мысль, что не надо никому свои интересы навязывать. Пусть каждый регион и каждая библиотека сами решают, что считать достойным для своего читателя, ведь публика всюду разная. И кто, как не региональный библиотекарь, понимает, чем именно рисованные истории могут быть полезны в его работе. К нам обращаются представители региональных библиотек разного уровня — и публичные библиотеки, и специализированные, и ведомственные — и говорят: «У нас есть такой-то интерес у читателей, и мы планируем организовать что-то в своей библиотеке, направить этот интерес в какое-то полезное русло». Мы их консультируем, отвечаем на вопросы, стараясь быть гибкими и адекватными. А затем, если это необходимо, включаемся в совместную работу — это может выражаться в наших визитах с лекциями, мастер-классами и выставками, в организации встреч с художниками, исследователями, в специальных программах для библиотекарей и для читателей. Если эта работа имеет отклик не только в сознании библиотекарей, но и у читателей, то работа продолжается.

Например, в Красноярске несколько лет назад был организован региональный фестиваль визуальной культуры и комиксов, и библиотекари сами придумали всю программу — мы только подсказали им, каких авторов можно пригласить из ближайших регионов. Были задействованы авторы из Иркутска и Екатеринбурга, а сам фестиваль проходил в Красноярске. Со своей стороны мы попытались донести в рамках этого сотрудничества идею, что у региона есть огромный литературный багаж: Астафьев, Шукшин, Распутин

То есть, писатели, совсем не связанные с молодежной субкультурой.

Александр Кунин: Да, по большому счету. Но это наше наследие, наша литература, и я пытался доказать, что библиотеки могут использовать рисованные истории не только для того, чтобы лишь привлечь читателя в библиотеку. Это будет сиюминутный, недолгий успех. Но можно использовать комикс для развития более серьезной культурной идеи, и это может сработать.

У вас есть такой опыт?

Александр Кунин: Мы получили такой опыт! На следующий год после фестиваля в Красноярске запустили конкурс по Астафьеву, организовали клуб в Краевой молодежной библиотеке и читателям предложили прочитать, собственно говоря, классику русской литературы. И ребята выразили свое восприятие в формате рисованных историй. Смысл был не в том, чтобы переложить Астафьева на комикс, а в том, чтобы показать творчество Астафьева глазами молодежи. Ведь времена меняются, а текст остается прежним. Каким становится восприятие этого текста? Они провели конкурс и сделали выставку. И получили нужный эффект: актуализировали классику литературы в сознании молодежи.

И сейчас, когда мы запускаем всероссийский конкурс «Герой моей семьи, герой моей страны», приуроченный к 70-летию Победы, — мы отчасти опираемся на опыт наших красноярских коллег. Наша идея — попытаться выйти за рамки клише, связанных со Второй и Первой мировыми войнами. Мы предлагаем читателей рассказать о конкретных людях, родственниках, местных героях, но не в привычной для нас патетике. Вот, например, люди, жившие в тылу. Ведь там тоже масса была героических людей и событий.

Но рассказать надо языком комикса?

Александр Кунин: Да. Таким образом, мы, возможно, сломаем этот странный стереотип, который складывается сейчас в молодежной среде: если начали говорить о войне, о патриотизме, о героизме русского народа, то ребята сразу замыкаются, закрываются, они уже знают, о чем и как пойдет речь.

Этим занимается Центр визуальной культуры или Молодежная библиотека?

Александр Кунин: Я говорю сейчас и о нашем Центре, и о Библиотеке для молодёжи, и о библиотекарях в регионах, которые работают с темой патриотического воспитания и считают необходимым в этом поле серьёзно и ответственно работать. Опять же — у нас регионов очень много. Когда я был в Белгороде и жил в студенческом общежитии, ночью я услышал, как люди поют во дворе народные песни. Я подумал, что они издеваются, но оказалось, это не так, фольклор — часть их культуры. Это была молодежь, которая учится в институте — для них совершенно естественно петь песни своих дедушек и бабушек. И это было для меня таким потрясением, что я понял — в этом направлении надо работать. Где-то есть места, где наша национальная культура не заклишированна. Нужно опираться на них.

Есть еще одна задача. Организовав этот конкурс — а в будущем это может быть не военная тема, а научная фантастика, какие-то исторические мотивы и сюжеты — хочется, чтобы регионы увидели друг друга. Поскольку страна огромная, мы друг друга практически не знаем. Возможно, у литературы, у различных видов искусства, в том числе и рисованных историй, эта задача должна быть одной из важных — объединять нацию.


А как технически организован конкурс? Вы кидаете клич и вам присылают по электронной почте работы?

Александр Кунин: Мы объявили конкурс на сайте РГБМ, разослали информацию по библиотекам страны. Ориентируемся в первую очередь на те библиотеки и на тех библиотекарей, которые работают с молодежью. Хотя круг библиотек очень широк, от публичных районных до университетских. До 25 сентября по заявкам региональных библиотек мы выезжаем к ним или устраиваем встречи онлайн. Даем мастер-классы и вводные лекции для библиотекарей, где рассказываем, как можно использовать этот конкурс в библиотечной работе, к каким форматам он дает доступ. А затем проводим мероприятие для читателей, чтобы библиотекари увидели всё это на практике.

У вас большая команда?

Александр Кунин: Нас всего пять человек. Сегодня в штате, кроме меня, руководитель клубного формирования Алим Велитов, киновед-кинокритик, он ведет несколько клубов. Есть профессиональный библиотекарь и пара специалистов, занимающихся исследовательской деятельностью, причем кто-то исследует американскую культуру комиксов, кто-то азиатскую… Один из них непосредственно занимается мониторингом региональной активности.

Но это сотрудники именно Центра визуальной культуры, у них нет других обязанностей в библиотеке?

Александр Кунин: Да, это конкретно наша команда, нас пять человек, мы работаем без выходных практически, поскольку библиотека открывается в 11 утра и закрывается в 10 вечера в будни и работает в выходные, и каждый сотрудник нашего центра по графику работает в зале. Для нас принципиально общение с читателем, чтобы не уйти в какие-то эмпирические дали. В то же время мы ведем клубную работу и ездим по регионам.

Графическая история, комиксы, манга — достаточно специфический вид книжной продукции, который у нас пока развит гораздо меньше, чем в Западной Европе, не говоря уже про Японию и Америку. У вас объективно должны быть какие-то сложности с комплектованием. Каков сейчас ваш фонд по размеру? Каково в нем процентное соотношение русских книжек и изданных за пределами России?

Александр Кунин: Наш фонд насчитывает порядка четырех с половиной тысяч единиц хранения. Это и журнальный и, собственно, книжный фонд. Журнальный фонд у нас представлен теми изданиями, что сейчас выходят. Также мы собираем журналы, вышедшие в девяностые годы, советские и российские. Начиная с конца 1980-х в нашей стране стали выходить разные — переводные в первую очередь — издания, хотя было большое количество и отечественных проектов, которые теперь представляют собой особый интерес и библиографическую редкость, хотя выходили тиражами по сто-двести тысяч экземпляров. Масса была интересных вещей, которые теперь мы разыскиваем, или они у нас есть в одном экземпляре.

Что касается собственно комплектования, то мы предпочитаем иметь дело напрямую с магазинами комиксов (в Москве это «БизаррБук», «Чук и Гик», «28-ой» и ряд других). Появляются дистрибьюторы, которые занимаются комиксами, например, петербургская «Лавка Апельсин» представляет фактически всю подобную продукцию, которая выходит на русском языке — и журналы, и книжные издания.

Что дальше? Каким вам видится дальнейший путь развития этих визуальных историй, рисованных книг? Это путь слияния с книгами традиционными? То есть ситуация, когда человек уже забывает, в каком виде он воспринимает информацию, в виде букв или картинок. Или, наоборот, дальнейшее размежевание? Отдельные книготорговые сети, отдельная дистрибуция, отдельные библиотеки…

Александр Кунин: Вероятно, эти два мира будут существовать параллельно, часто пересекаясь между собой. Всегда будут люди, которые воспринимают мир через текст, и те, кто воспринимает его через музыку или изображения.

Тогда последний вопрос. Расскажите о другом направлении деятельности вашего центра и вашей личной деятельности — о фестивале «КомМиссия». Что будет на «КомМиссии» в 2015 году? Чем она будет отличаться от предыдущих?

Александр Кунин: Международный фестиваль рисованных историй «КомМиссия» возник в 2002 году и все эти годы успешно существует, по сути — он единственный профессиональный фестиваль в этой области, существующий у нас в России, и единственный фестиваль, на котором наши читатели в таком объеме могут познакомиться со всем разнообразием мира комиксов и рисованных историй. Мы устраиваем и лекции по истории, и мастер-классы, и встречи с издателями, и презентации новых проектов (в частности — нашего проекта с писателем-фантастом Олегом Дивовым), и всякое прочее в том же духе.

В разные годы фестиваль проходил на самых популярных площадках Москвы, от галереи «М’Aрс» до «Винзавода». Теперь основная площадка — Центр дизайна Artplay, с 1 по 12 мая мы займем три больших зала, в совокупности около 10 000 кв. м.

В 2015 году в фестивале примут участие делегации из Китая, Франции, Великобритании, Швеции, Финляндии, Германии и Швейцарии. Главный гость — комиксист Брайан Болланд, работавший вместе с Аланом Муром над образами Бэтмена и Джокера. Будет представлена большая выставка проекта «Респект», посвященного вопросам толерантности и работе с различными социальными группами. Масса творческих и образовательных проектов для начинающих комиксистов. Мы покажем им не только мир комикса, но и смежные пространства, ведь рисованные истории — это путь и в мир рекламы, графического дизайна, анимации, современного искусства… Так на выставке «Влияние 2015: Современная живопись», которая впервые пройдет в рамках фестиваля и впоследствии станет ежегодной, известные российские художники, на которых оказали влияние комиксы, представят свои работы. Среди авторов — Гоша Острецов, Леонид Тишков, Александр Савко, Георгий Литичевский и другие. Будет большая ярмарочная программа, аллея авторов… А то журналисты на фестивале часто спрашивают: «А где же наши, русские художники?»

Теперь мы готовы представить им целую аллею авторов в ответ.

ГодЛитературы.РФ благодарит Софию Сно за помощь в подготовке материала

Сайты по теме:
КомМиссия
Центр комиксов РГБМ

Просмотры: 846
29.04.2015

Другие материалы проекта ‹Библиотеки›:

Обсуждение закрыто.

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ