Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Новый «Клуб самоубийц»?

Издательство «Эксмо» — большой молодец в том, что касается открытия новых имен в русском детективе. В этом году оно представило читателю романы Марии Долонь. Увы — рождения звезды не произошло

Текст: Петр Моисеев
Обложка предоставлена издательством

Петр-МоисеевМария Долонь. «#черные_дельфины»

Серия «Татьяна Толстая рекомендует. Новый детектив».

Издательство «Эксмо», 2018
 
Мария Долонь — коллективный псевдоним пяти авторов, занимавшихся на семинаре Татьяны Толстой. Зачем было хорошей писательнице Толстой (которая сама признавалась, что не умеет придумывать сюжеты) проводить мероприятие под названием «Пишем детектив» — вопрос интересный. Впрочем, в предисловии к первому роману Долонь «Черная полка» наставница слегка подстраховалась: «…я ничему их такому особенному не научила — они и сами все прекрасно сумели сделать».

Рецензия на книгу Долонь Черные дельфиныЧто сами — охотно верю. А вот насчет того, насколько прекрасно… В только что вышедшем романе «Черные дельфины», как и в «Черной полке», в роли следователя выступает журналистка Инга Белова.

Журналист — профессия вполне детективная; Гастон Леру в своем шедевре «Тайна Желтой комнаты» сделал сыщиком журналиста аж в 1907 году. Но, как говорили муми-тролли, не шляпа красит человека: чтобы создать удачный образ сыщика или сыщицы, одной профессии мало. Белова, спору нет, очень активна, постоянно суетится, сует нос то туда, то сюда. Но, как ни стараются авторы, в итоге мы видим не «великого детектива», а просто женщину, в основном женскими проблемами и озабоченную. Ведь у нее: проблемы с дочерью (дочка — подросток, начинает жить своей жизнью, периодически врет). Проблемы с бывшим мужем (сойтись? — не сойтись? — ах!!! у него другая!). Проблемы с лучшим другом (неужели я его совсем не знала? Неужели он был совсем не такой? Другой, чужой, жестокий — или просто со своей жизнью, про которую он мне ничего не рассказывал?). Проблемы с поклонником (ах, он такой верный, а я его не люблю; с другой стороны, он такой капризный — иногда он на меня даже обижается!!!).

Но, с другой стороны,


о чем думать героине, которая по ошибке попала в криминальный роман из дамского? Тем более что и расследовать ей по большому счету нечего.


У Инги погибает друг-фотограф Олег Штейн, помогавший героине в ее расследованиях. Поскольку на руках у компаньонов было расследование махинаций, связанных со сносом памятников архитектуры, наша сыщица подозревает воротил большого бизнеса. Почти сразу же на горизонте появляется «группа смерти» в одной из социальных сетей, глава которой доводит своих учеников до самоубийства. Инга, не долго думая, предполагает, что эта группа связана с дельцами, сносящими дома. Железная логика, не правда ли? Вообще героиня так часто садится в калошу, что уважение к ней как к сыщику способно вызвать только одно (!) умозаключение, которое она делает в финале романа. Но, прежде чем действие дотечет до финала, Инга успеет — не очень понятно зачем — внедриться в эту самую группу смерти, испытать на себе таланты ее руководителя, а в конце… найти все его координаты (фамилия, имя, отчество, адрес, номер телефона) в тетрадке, которую завещал ей Олег. Нет чтобы сразу с завещанным разобраться.

Как можно увидеть даже из этого очень беглого пересказа, особой загадки в романе нет — если не считать того, что хороший человек Олег, не имевший особых суицидальных наклонностей, зачем-то вступил в эту самую группу смерти. Но только простодушная героиня может недоумевать по этому поводу; для читателя же основной мотив Штейна ясен с самого начала. Правда, справедливости ради надо сказать, что есть и еще одна причина, по которой Олег вступает в этот клуб самоубийц, и обнаружение этой причины — одно из тех маленьких удовольствий, которые все же способен подарить этот роман. Второй неожиданный поворот — личность и мотив убийц Штейна; все же не все оказывается так просто с этим первым убийством, хотя развязка внушает не столько восхищение перед проницательностью героини, сколько досаду от ее бестолковости: угодно же ей было так долго смотреть совсем не в ту сторону. Предубежденность, однако.

Так что детектива не получилось. Что поделать? Сюжетная выдумка (в частности, изобретение загадки) — дело сложное; тут одними модными темами не отделаешься. «Любовница смерти» — далеко не лучший роман Акунина; но все же интереснее «Черных дельфинов». А уж до «Новых арабских ночей» Стивенсона Марии Долонь и вовсе далеко.

 

Жорж Сименон — заслуги перед детективом

Детектив Басинского о первой русской феминистке

Россия — родина детективов?

Просмотры: 280
06.08.2018

Другие материалы проекта ‹Рецензии на книги›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ