Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Интервью с Верой Байдак, генеральный директор издательства «Октопус»:

«Октопус»: от «Глупой Лошади» до «Смерти Артура»

Вера Байдак, генеральный директор издательства «Октопус»: «Первое, чем мы пожертвовали, — коммерческий успех…»

Беседовал Дмитрий Шеваров
Фото предоставлены издательством

Шеваров Дмитрий ГеннадьевичУдивительное все-таки явление — книга! Искусство, в котором соединяются и автор, и художник, и дизайнер, и культура самого издательства. И что особенно интересно: не только издательство создает книгу, но и книга создает издательство, объединяет вокруг себя людей. Если книга задумана по гамбургскому счету, то она ставит сложные и интересные задачи перед художником и дизайнером, она воспитывает их.

Недавно премию «Книга года» в номинации «Искусство книгопечатания» получило издательство «Октопус» за книгу Томаса Мэлори «Смерть Артура». И это удивительно — потому что маленькое независимое издательство все-таки в основном специализируется на современной детской литературе, а не на воспроизведении литературных памятников. Сегодня мы беседуем с генеральным директором издательства «Октопус» Верой Байдак.

Сейчас много красивых замечательных книг, и каждая ярмарка приносит какие-то открытия, но по моему ощущению, классическая русская иллюстрация, идущая от Бенуа, Фаворского, Конашевича и Юрия Васнецова, — она умирает. Ведь в нашей иллюстрации всегда была некая бережность по отношению к ребенку, особое тепло. Знаю, что вы стараетесь держаться именно этой традиции. Насколько трудно это вам дается?
Вера Байдак: Да, мы с удовольствием выпускаем и классику книжной иллюстрации, — например «Ладушки» Юрия Васнецова, «Глупую Лошадь» с иллюстрациями Спартака Калачева, «Крошку Вилли Винки» с иллюстрациями Льва Токмакова. Но любят нас, скорее, не за это, а за серию современной детской поэзии — «Радугу-дугу», и оформляют ее, кстати, современные же иллюстраторы.

Особая ценность вашего издательства для меня то, что вы работаете с молодыми авторами, то, что вы даете некий старт. Расскажите, как вы находите авторов, как вы с ними работаете.
Вера Байдак: Это всегда индивидуальная история.  Кто-то находит нас, кого-то находим мы. В той же серии «Радуга-дуга» было много дебютных книг. Елена Липатова, Рената Муха, Наталья Ключарева — в нашей серии их первые книги вышли в жанре поэзии для детей. А всего в серии вышло больше тридцати книг.

С современной поэзией для детей мало кто работает из издательств. 
Вера Байдак: Это не самое прибыльное направление, современную поэзию очень мало знают. На выставках к нам приходят люди и спрашивают: «Есть у вас Маршак? А Чуковский?..» Мы говорим: нет, но вот у нас есть замечательный поэт Тим Собакин, Марина Бородицкая, Анастасия Орлова. А еще Рената Муха, Дарья Герасимова, Елена Липатова, Маша Лукашкина. Они говорят: «Не может быть! Ничего хорошего с тех пор не написано!» И очень трудно людей в этом переубеждать. В советское время прекрасно работала пропаганда детского чтения. Детских писателей показывали по телевизору, снимали фильмы по их произведениям, мультфильмы. Было очень трудно пробиться в число таких «публикуемых» авторов, в том числе и по идеологическим причинам, но те, кому это удавалось, становились известны всей стране. Сегодня такое невозможно, поэтому страна очень плохо знает своих детских писателей…  Но это совсем не означает, что их нет.

Вы против течения идете или вас подхватило и тащит?
Вера Байдак: В некотором смысле мы идем против течения, потому что мы продолжаем все-таки издавать бумажные книги, причем делаем упор на качество — текста, оформления.  «Смерть Артура» Томаса Мэлори, за которую нас наградили премией «Книга года» — как раз очень яркий пример, — над этой книгой мы работали почти год, реставрировали изображения Обри Бердсли, собранные из разных источников, по большей части английских изданий позапрошлого века. Полный комплект иллюстраций, кстати, очень непросто было собрать. И она не первая для нас такая книга — у нас выходит целая серия, которую мы называем «золотой» — очень ценной с точки зрения текста, и очень трудоемкой с издательской точки зрения. Мы таким образом выпустили, например, стихотворения Стивенсона с иллюстрациями Чарльза Робинсона, Эдгара По, сказки Киплинга.

А течение, основное, сейчас такое, что текст переходит в электронную форму, а бумажная книга с ее падающими тиражами и растущей ценой стремительно возвращается к статусу именно произведения искусства. Но пока, при всем этом, большая часть рынка электронных книг паразитирует на бумажной книге. То есть сначала выходит бумажная версия, а потом из нее же компонуется электронная. При этом все затраты окупаются продажами бумажных книг, а электронная их медленно, но верно вытесняет с рынка. Сложность сегодняшнего момента для творца, для писателя и художника в том, что форматы не устоялись, река не нашла еще свое русло. Для всех, кто любит бумажную книгу, ситуация остается тревожной.

У нас пока с электронными книгами сложилось не очень. Но, конечно, мы присутствуем и на этом рынке.

Я не представляю пятилетнего ребенка, который читает электронную книжку. 
Вера Байдак: Я представляю.

А как же помять, порвать, нарисовать что-то?
Вера Байдак: Пока никак. Но это вопрос времени, потому что компьютер постепенно приближается к бумаге. То есть он становится плоским, его уже скоро можно будет и сложить, и что-то на нем нарисовать. И стоит он все дешевле…

Но это же не бумага! — теплая, живая, сделанная из целлюлозы с примесью какого-нибудь сена или опилок, как в нашем детстве…
Вера Байдак: Да, это будет совершенно другое. Но это будет. Причем уже скоро. Нам, книгоиздателям, надо подготовиться к приходу этого всего. Это то, с чем нам придется иметь дело в ближайшие десять лет.

Мне кажется, что этой самой подготовкой вы как бы заведомо согласитесь на капитуляцию…
Вера Байдак: Нет, это просто другое направление. Книга как искусство тоже останется. И детская книга, в некотором смысле, наверное, она будет и там, и там. То есть она будет и в виде листа бумаги электронного на столе, и в традиционном бумажном виде. И бумажная книга будет улучшаться, чтобы конкурировать.

Интервью с Верой Байдак, генеральный директор издательства «Октопус»:Вспомним, какие у нас были в детстве книжки. Сейчас переворачиваешь их, смотришь: 7 копеек, 12 копеек, 20 копеек. Тираж — миллион, полтора миллиона. А иногда — два, два с половиной миллиона. Сейчас, конечно, они все старенькие, ветхие, из этих миллионов не много что осталось. Но они, эти тоненькие книжки, формировали поколения. А сейчас мама покупает детскую книгу в среднем за 500 рублей и говорит при этом ребенку: «Не дай бог, порвешь, я тебе задам!»
Вера Байдак: В принципе, бумажные тоненькие книжки в мягком переплете остались. Но еще в 90-е годы, когда советское книгоиздание приказало долго жить, вот эти большие тиражи перестали продаваться, то есть пропала система распространения, и это просто спровоцировало обвал на рынке детской литературы.

Вы и сегодня заложники книгораспространения.
Вера Байдак: Но все-таки на обломках этой системы мы как-то нашли свою нишу. Когда мы появились, ситуация на рынке была такая: большие издательства издавали дешевые книги, потому что в регионах дорогую не купят, а до ваших изысков там никому нет дела. Но все-таки изыски оказались востребованы. На фоне всего этого появились «Самокат», «Мещеряков»,  наш «Октопус» — издательства, которые до сих пор стараются издавать качественные книги.  

Сегодня, чтобы издавать качественные книги, от издателя требуется почти каждодневное самопожертвование.
Вера Байдак: Первое, чем мы жертвовали все это время, был, собственно, коммерческий успех.

Семейный, дружеский круг влиял на вашу издательскую политику?
Вера Байдак: Конечно да. Многие книги из моей домашней библиотеки перекочевали в наш издательский портфель. И семья, конечно, очень стимулирует к издательским размышлениям —  моему сыну сейчас десять лет, издательству — пятнадцать.

То есть вы растете вместе с сыном.
Вера Байдак: Общение с сыном мне очень много дало в понимании того, насколько важны хорошие иллюстрации. Сын помогал мне, когда я пыталась узнать: а что, собственно, человеку нужно в этом возрасте? Если детей нет, то это очень трудно понять. А тут ты видишь нюансы развития, думаешь: вот сейчас надо цвета добавить, ведь он больше цветом интересуется, а вот пришло время, и он начал понимать текст. Сейчас ему в этом тексте интересно одно, потом другое. И это очень интересный процесс. Причем он разный у мальчиков и девочек.

За эти годы у вас не было книги, которую вам было стыдно показать своему сыну?  Были какие-то неудачи?
Вера Байдак: У нас, по-моему, не было плохих книг ни одной. А неудачи бывают. Для нас неудача — это когда книга не находит своего читателя. Вот это неудача.

Как в регионах люди находят ваши книги?
Вера Байдак: Сейчас можно заказать книгу через интернет и почта ее доставит в любой регион. Это отлично решает проблему, кстати. Ведь в последнее время небольшие книжные магазины закрываются один за другим.

Интервью с Верой Байдак, генеральный директор издательства «Октопус»:Насколько это затратно для самого издательства?
Вера Байдак: Интернет-магазины очень сильно сбивают закупочные цены, а сами много наценивают. Но поневоле приходится в этом участвовать, потому что это очень хороший канал сбыта, большой, работающий.

Насколько удачным был для вас уходящий год? 
Вера Байдак: Мы довольно стабильно себя чувствуем. У нас каких-то резких взлетов не было. И это нас спасает от резких падений.

Сейчас чего вы боитесь больше всего как издатель?
Вера Байдак: Что люди перестанут читать.

Страшный сон издателя…
Вера Байдак: Вдруг раз… и все люди с потрохами в интернете. Им уже не нужно все то, что мы делаем.

А на что ваши надежды?  
Вера Байдак: Только на читателей. Очень приятно, когда какие-то из наших книг им нравятся настолько, что они просят нас их переиздать.

Желаю вам таких книг и таких читателей.

Объявлены победители национального конкурса «Книга года» — 2018

Просмотры: 250
10.10.2018

Другие материалы проекта ‹Издательство›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ