Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

«География России съеживается»

На ярмарке Non/fiction финалисты «Русского Букера» 2015 года Алиса Ганиева, Роман Сенчин и Гузель Яхина сравнили, какую роль играет география и история в их книгах

Текст: Альбина Гимранова
Коллаж ГодЛитературы.РФ

Все три романа — «Зулейха открывает глаза» Гузель Яхиной, «Зона затопления» Романа Сенчина и «Жених и невеста» Алисы Ганиевой — вышли в «Редакции Елены Шубиной». Но авторов объединяет не только это. Их проза описывает три разных отдаленных уголка России, где человек несет в себе историю, а история несет в себе человека.

8Роман Сенчин знаком российскому читателю прежде всего по роману «Елтышевы», вошедшему в шорт-лист «Русского Букера». Сибиряк по рождению, Сенчин в «Зоне затопления» обращается к теме уничтожения деревни и тем самым выступает продолжателем традиции Валентина Распутина, и прежде всего, его повести «Прощание с Матерой». Действие романа проходит в нулевые во время строительства Богучанской ГЭС. Жителей деревни, подлежащей затоплению, переселяют в специально построенный город. Они этому сопротивляются, но борьба идет неравная — и согнанных с насиженных мест, вырванных с корнем, спресованных системой людей ждет безрадостная участь.

За Алисой Ганиевой закрепилась репутация писательницы, которая рассказывает о земляках с Кавказа. В 2009 году она получила премию 9«Дебют» за повесть «Салам тебе, Далгат». В «Женихе и невесте» — ее третьем произведении — речь идет о жителях дагестанского поселка на прикаспийских солончаках. В центре внимания — особенности матримониального института Дагестана: родители жениха арендуют зал для свадьбы, но при этом невеста еще не выбрана. Такая одержимость свадьбой отражает самосознание людей, принадлежащих к традиционной культуре, где свадьба — это не частное дело двух людей, а центральное событие для всего общества. Это роман о людях, которые утратили свои корни, оторвались от традиционной культуры, но еще не вписались в глобализированный урбанистический мир.

Дебютный роман Гузели Яхиной «Зулейха открывает глаза» называют одной из главных литературных сенсаций 2015 года. События романа охватывают период с 1930-го по 1946-й годы. В центре повествования — судьба тёмной крестьянки Зулейхи, сосланной после раскулачивания в рабочий поселок в Сибири. Это не только история выживания забитой хрупкой женщины, но и история преображения и становления личности в суровых географических условиях.

Дискуссия развернулась вокруг вопросов: в какой мере география определяет текст произведения? Какие проблемы, связанные с историей и географией страны, освещают авторы? Какова связь описанных событий с современностью?

«География России съеживается»

У Сенчина в «Зоне затопления» события происходят в деревушке, глухой даже по сибирским меркам. «Такие места для литературы интересны своей отдаленностью. Вектор снова повернулся к почве, к земле, к глубинке, туда, где еще теплится жизнь», — считает автор. И добавляет: «География России съеживается».

Заброшенных деревень, как и покинутых городов, становится все больше. «У меня в книге есть момент, когда жители покидают деревню, и все отвоеванное у природы пространство вновь занимает тайга. В Сибири тайга — это такая темная сила, которая буквально лезет на человека. И пока тайга все не поглотила, стоит это запечатлеть в книге».

В романе «Жених и невеста» действие происходит на окраине России, на Северном Кавказе, где сосуществуют десятки малочисленных народов, говорящих на разных языках.

«Регион специфичный, — говорит Алиса, — со стычками религиозных течений, с рудиментами политического устройства 90-х годов, где борются кланы и пестрит частная жизнь людей. Это точка — стык Запада, Востока, разных культурных традиций, где все, что происходит в России, сгущается, концентрируется. Северный Кавказ выступает декорацией романа, но все, что там происходит, отражает ментальную географию того, что происходит в головах людей, независимо от того, живут они на Кавказе, Самаре или Дальнем Востоке».

7В романе «Зулейха открывает глаза» география определяет практически все. Для Яхиной это прежде всего семейная тема. Гузель обратилась к истории своей бабушки, которая семнадцать лет провела в Сибири, куда была сослана с родителями.

«Действие романа сконцентрировано в двух географических точках. Первая — глухая татарская деревня Юлбаш. Это такой собирательный образ татарской деревни в 1930-м году. Первая точка мне хорошо знакома, потому что я провела детство у бабушки в деревне, в черте Казани, где еще сохранялся крестьянский уклад. И второе место действия — это приток Ангары и маленький таежный поселок. В моем романе место называется Семрук. Я хотела туда поехать, но сейчас поселение перестало существовать. И теперь на этом месте сплошная тайга», — рассказывает Яхина.

Яхина считает, что исчезновение деревень и городов — проблема общемировая, и связана она с протяженностью стран. Задачу литературы автор видит в том, чтобы запечатлеть места, сделать их фотоснимок, пока они полностью не исчезли. «Что касается нерва, то географически он у каждого свой, а исторически — общий», — считает Яхина.

«Понять будущее, не зная прошлого»

Исторически действие романа «Зона затопления» происходит в нулевые. В романе Сенчина люди живут здесь и сейчас, и в то же время помнят об истории основания деревни, помнят, что на их месте жили люди с теми же фамилиями. Это обстоятельство их связывает и побуждает интересоваться историей своих предков.

«В основном люди не знают своих корней, но кризисы заставляют их задуматься, а что же они потеряли? — говорит Сенчин. — У меня нет дара писать о том, что происходило пятьдесят лет назад. Я тот человек, который воспринимает жизнь современно».

«А у меня наоборот, нет дара писать о современности», — признается Яхина. Именно по этой причине ее роман обращен в историю. Хотя первоначальная структура была совсем иной. Предполагалась современная героиня — правнучка Зулейхи, которая бы изучала судьбу своей прабабушки по архивным документам и двигала повествование вперед. Но автор отказалась от этой затеи. «Удалось показать только историю, а современность показать не удалось, — сетует Яхина. — Хотя связь с современностью заключается в том, что когда сейчас люди читают этот роман, то вспоминают историю своей семьи, своих прабабушек и прадедушек».

В романе Алисы Ганиевой действие происходит в современной России, но в той ее части, где все пропитано историей. «То, как мы формируем наше историческое прошлое, как к этому относимся — это пункт гражданской важности. Мы все — и читатели, и герои, и писатели — хотим обрести себя в этой истории. А это не всегда удается. И тогда все начинают сочинять на ходу, придумывать себе этот бэкграунд. Мои персонажи заняты поиском истории, а в итоге оказывается, что она — суррогат, и по сути никакого прошлого ни у кого из героев нет. Стоит ли тогда искать этот образец подражания в истории? Но с другой стороны, как понять будущее, не зная прошлого?» — вопрошает Ганиева.

Но такие больные вопросы требуют особого осмысления. И литература играет далеко не самую последнюю роль в реконструкции истории, а подчас и в ее мифологизации.

Ссылки по теме:
Советская сказка на фоне ГУЛАГа — ГодЛитературы.РФ, 09.07.2015
Больше, чем литература — ГодЛитературы.РФ, 16.11.2015
«Жена не должна таиться от мужа…» — ГодЛитературы.РФ, 17.04.2015
«Большая книга» отправится в Татарстан — ГодЛитературы.РФ, 11.11.2015
Большая карта для маленькой Зулейхи — ГодЛитературы.РФ, 17.11.2015
«Большую книгу» вручат 10 декабря — ГодЛитературы.РФ, 26.11.2015
Алиса Ганиева: «В Дагестане легко быть необычным» — ГодЛитературы.РФ, 03.04.2015
В Махачкале открылась книжная ярмарка — ГодЛитературы.РФ, 25.09.2015
Женщины идут — ГодЛитературы.РФ, 09.07.2015
«Они встречались по-современному…» — ГодЛитературы.РФ, 13.03.2015
Роман Сенчина — ремейк повести Валентина Распутина — ГодЛитературы.РФ, 04.03.2015
«Матера» — территория любви — ГодЛитературы.РФ, 13.03.2015

01.12.2015

Просмотры: 0

Другие материалы раздела ‹Публикации›:

Нонфикшен2019

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ