Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

«Вот тебе добро!»

«Китайский сказочный мир совсем не похож на тот, к которому мы привыкли», уверяют Ирина и Владимир Захаровы — авторы-составители книги китайских народных сказок

Интервью Елены Калашниковой
Фото с Московского фестиваля «Книги России» со страницы в «Фейсбуке» издательства «Лингва-Ф»

В ряду многочисленных событий Московского фестиваля «Книги России» на Красной площади прошла презентация книги «Из года в год желаем счастья». В ней представлены китайские народные сказки и благопожелания, собранные и обработанные китаистом Владимиром Захаровым и кандидатом искусствоведения, старшим научным сотрудником ГМИИ им. А. С. Пушкина, автором международного выставочного проекта «Дети рисуют сказки» Ириной Захаровой. ГодЛитературы.РФ встретился с соавторами, чтобы выяснить, зачем понадобилась эта книга и чем она отличается от других.

2_fbВ чем уникальность вашей книги? Я уже читала, например, сборник китайских сказок, составленный филологом-китаистом Борисом Рифтиным.

Владимир Захаров: Китайские сказки издавались у нас в 1950–1960-е годы. После первого издания, осуществленного под руководством Бориса Львовича Рифтина, можно сказать, выросло два поколения. Китай — великая страна, с которой у нас очень продолжительная граница, наши двухсторонние отношения улучшаются, и мы должны лучше понимать друг друга.

А в чем подход Бориса Рифтина к составлению книги отличается от вашего?

Владимир Захаров: Поскольку Борис Львович воспользовался правом первооткрывателя, он собрал многожанровые сказки: о животных, бытовые, волшебные. Мы же постарались выделить одну тему, основную — это сказки о животных 12-годичного цикла. Встречая свой или китайский Новый год, мы говорим: «Наступает год Барана (или Свиньи)», а что это означает, какие с этим связаны традиции и верования, мы в этой книжке постарались объяснить. В предисловии вы можете найти год своего рождения и узнать, какому животному он соответствует, и много другой информации, все изложено сжато, есть там и литературная характеристика животных в пословицах, поговорках, благопожеланиях. А затем представлены сказки 12-годичного цикла. Китайский сказочный мир совсем не похож на тот, к которому мы привыкли.

Для кого предназначена ваша книга? Для детей или для семейного чтения?

Владимир Захаров: Было бы хорошо восстановить у нас традицию семейного чтения. Ирина Владиславовна ведет семейные группы в Центре эстетического воспитания «Мусейон» ГМИИ им. А. С. Пушкина, и у нее накоплен богатый опыт работы с семейной аудиторией. Структура книги строилась таким образом, чтобы быть интересной и познавательной и для взрослых, и для детей. Мы хотели, чтобы в процессе семейного чтения возникало творческое общение, обмен впечатлениями, ответы на вопросы.

Вы себя ощущаете авторами или, скорее, составителями этой книги?

Владимир Захаров: Автор собранных нами сказок — китайский народ. Мы открыли для себя эту тему в ходе путешествий по Китаю. Собрали сказки, обобщили и постарались рассказать их понятным и ребенку, и взрослому языком.

Сильно ли вы обрабатывали тексты для публикации?

Владимир Захаров: Во время работы над книгой мы многое перепроверяли в литературных и других источниках. А на последнем этапе, когда уже нашли издателя, Елену Фесенко, было легко, и мы практически за полтора месяца все сделали. Текст был готов, поэтому корректура, редактура прошли быстро, но самое главное, нам удалось избежать работы с художником — у нас накопился богатый материал в виде коллекции китайской народной игрушки.

Сколько лет вы собираете сказки?

Владимир Захаров: Трудно сказать.

Вы говорили, что игрушки собираете с 1981-го года, когда вашей маленькой дочке подарили китайскую народную игрушку.

Владимир Захаров: Да, так случилось, что китайская народная игрушка стала для нашей семьи своеобразной путеводной звездой в познании богатого мира китайского народного искусства. Многие игрушки неразрывно связаны с народными сказками. Началась активная стадия накопления сюжетов. Мы посещали разные провинции Китая, встречались с народными мастерами, выясняли сюжеты. Мы старались собрать материал, посвященный всем 12 персонажам зодиакального цикла. Таким образом постепенно выстраивалась структура книги.

Наверное, не раз бывало такое, что одни и те же сказки или их вариации встречались вам в разных местах Китая?

Владимир Захаров: Да, встречались. Историческая литературная память китайского народа настолько глубока, что все эти сюжеты известны и ребенку, и взрослому. Часто в начале беседы, когда происходит заминка, один говорит: «Я — Ван, родился в год Дракона», а другой: «А я — Чжан, родился в год Свиньи», и уже появляется тема для разговора, а уж если они родились в один год… Сказочные сюжеты хороши и для подобной социализации.

Скажите, а были ли какие-то курьезные или яркие случаи, связанные с игрушками или сказками?

Владимир Захаров: Ирина Владиславовна часто приводит такой пример: когда нашей дочери в Китае подарили народную игрушку — мальчик верхом на рыбе, дочка спросила: «А что это означает? Почему он рыбу держит?» Символика тут такая: в Китае не всегда жили, как сейчас, достаточно богато, условия в деревне были довольно жесткими, и поэтому народные мастера изображали ребенка в игрушке полным и розовощеким. А почему рыба? Слово «рыба», «юй», созвучно слову «богатство» — это омофоны (иероглифы разные, но слова звучат похоже). Когда вы видите изображение рыбы, значит, автор выражает пожелание богатства. А пять летучих мышей означают пять счастий: радость, счастье, богатство, долголетие, а пятое — спокойно умереть. Китайское народное искусство глубоко символично и наполнено благопожеланиями. Мы говорим «Здравствуйте» — то есть желаем другому здоровья, а по-китайски это «Ни хао»: «Ни» — это «ты», а «хао» — «добро», значит, «Добра тебе».

Как были организованы ваши «полевые исследования»?

Владимир Захаров: Мы ездили в разные провинции и города Китая, где читали лекции о политике и культуре, встречались со студентами, изучающими русский язык и преподавателями-русистами. И в то же время старались использовать каждую минуту свободного времени, чтобы поближе познакомиться с местными народными традициями.
Мы посетили многие провинции и автономные районы, хотя было это и непросто. Во всяком случае, в книге мы хотели расширить географические рамки, ведь Китай — не моноэтническая страна, там живет 56 национальностей, основное население — ханьцы, это самоназвание китайцев, для книги мы выбирали именно ханьские сказки.

3_fbИрина Захарова: Сказок сейчас издается много, через сказку мы можем понять душу народа, его традиции. Можно просто уловить сюжет, а можно вникнуть в какие-то тонкости. Почему китайские сказки подверглись нашей литературной обработке? Потому что многие понятия, ясные носителю языка и культуры, непонятны российскому читателю. Когда китайцы говорят про Новый год или Чуньцзе (Праздник весны), за этим стоит целый мир. Например, Новый год для китайца — это главный праздник в году, начало новой эпохи, и нам надо было объяснить, что с этим связано. Или Праздник фонарей — что за фонари, какие, электрические, что ли? Этот праздник знаменует завершение 15-дневного праздничного новогоднего цикла. По всему Китаю в этот день идет продажа фонарей, их продают и в деревнях на обочине дорог, а в старое время, когда женщинам из богатых семей не разрешалось одним ходить по улице, этот праздник был исключением. Поэтому в переводе и литературной обработке нам было важно развернуть то, что в китайском источнике обозначено одним словом или понятием.

То есть вы старались приблизить книгу к русскому читателю?

Ирина Захарова: Мы хотели приблизить читателя к той культурной среде, в которой рождались эти сюжеты, поэтому литературный текст в книге сопровождают подлинные игрушки. Обычно художественное оформление китайских сказок, которые я видела в России и не только, носят авторский характер, свое прочтение, это такой стиль «шинуазри», рокайльный вариант. Многие современные издания оформлены в стиле анимэ, но в этом есть какая-то агрессивность, и это не соответствует богатому материалу литературных сюжетов, фольклора, народной традиции.
Много лет мы мечтали о том, чтобы издать китайские сказки, которые были бы проиллюстрированы подлинной китайской народной игрушкой и бумажной вырезкой. И вот в издательском доме «Лингва-Ф» нам помогли осуществить эту мечту. Многие, смотревшие нашу книгу, не могут поверить, что народная вырезка, которая замечательно легла на лист, — это не работа художника для данного издания. В книге есть еще удивительный прием, когда вырезка или игрушка начинается на одном развороте, и заканчивается на другом. Этот прием связан с идеей творчества и домысливания, он есть и у Пикассо, и у Матисса… В некоторых работах Пикассо изображен чистый холст на мольберте, и зритель должен дофантазировать сюжет. Этот прием используется и в китайской классической литературе — заканчивается глава, а то, что произошло дальше, вы узнаете, если перевернете страницу и прочитаете следующую главу.

Этот прием в книгу вы привнесли?

Ирина Захарова: Это результат совместных усилий издателя Елены Фесенко, фотографа Глеба Анфилова и дизайнера Натальи Кутеповой, потому что работа над книгой — коллективная, она была удивительно созидательной и плодотворной. Может быть, это еще связано с оптимистическим, что ли, характером самого материала. Несколько человек, не сговариваясь, мне сказали: «Мы посмотрели книгу, и у нас улучшилось настроение». Вся традиция народного искусства обращена на оптимизм, на радость. Почему на презентациях я акцентирую внимание на значении и использовании иероглифа счастье? Изображение иероглифа счастье многократно используется в народной игрушке, вырезке, лубке — это своеобразная установка на счастье.

А у вас дома много иероглифов, обозначающих счастье?

Ирина Захарова: Мы живем в небольшой квартире, конечно, мы меняем что-то в обстановке, но так как символика предметов нам понятна, вещи и изображения даже невольно несут благопожелательный смысл, и в этой книге удалось это передать. Когда мы думали о дизайне обложки, у нас было пять вариантов, и мы с ними поехали в посольство КНР в Москве — последнее слово было за китайцами. И они приняли тот вариант, который предлагался издателем, а меня внутренне настораживал.

Почему?

4_fbИрина Захарова: На красном фоне обложки выделялся белый ажурный орнамент. И когда китайцы это увидели, они сказали: «Замечательно! Очень похоже на российские узоры!» На что я возразила: «Вот этого как раз не надо, нам нужен чисто китайский вариант». В итоге на обложке на тонированном фоне изображены народные игрушки, представляющие животных 12-летнего зодиакального цикла, а на корешке книги — кружевные узоры. Когда вы открываете книгу, на форзаце буря красок — это пионовая ткань, она благопожелательна, ее часто встретишь в домах простых китайцев, сейчас она вошла в моду, и из нее делают целые коллекции. Вы открыли книгу — и эти пионы, птицы феникс, яркие краски сразу дают ощущение радости. Книга — это путешествие в народную традицию и через слово, и через иллюстрацию. Ее очень интересно читать и разглядывать всей семьей, искать пересекающиеся сюжеты в сказках других народов, фантазировать и творить вместе с детьми. Ведь почти все сказки можно поставить вместе с детьми, вот вам традиция домашних спектаклей. Можно нарисовать или вырезать из бумаги животных 12-годичного цикла и устроить выставку в школе, в библиотеке… Важно такую книгу почувствовать как стимул к совместному семейному творчеству, к познанию мира. Поэтому и название у книги «Из года в год желаем счастья», ведь все понимают, что через познание культур других народов рождаются настоящие дружеские связи на долгие годы.

21.07.2015

Просмотры: 0

Другие материалы раздела ‹Публикации›:

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ