САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Давайте все вместе! Обозревая итоги уходящего литературного года

«На место советской идеологии пришла диктатура супермаркета…»

итоги-года
итоги-года

Текст: Павел Басинский/РГ

Фото: ru.wikipedia.org

Pavel-Basinskiy.jpg

Обозревая итоги уходящего литературного года, хочу отметить одну важную, на мой взгляд, тенденцию, которая родилась не в этом году, но сейчас окончательно доказала свою неслучайность и жизнеспособность.

Я имею в виду литературные "флешмобы".

Помните 90-е годы? Тогда крупные издательства стали загибаться и исчезать с горизонта. Например, издательство "Современник", одно из самых крупных в СССР, в 1986 году выпустило 371 книгу общим тиражом 29,1 млн экземпляров, а в 1998 году там вышло 34 книги тиражом 261 тысяча. В "нулевые" годы издательство практически перестало существовать. Или возьмем такого гиганта книгоиздания, как "Художественная литература" - бывший "Гослитиздат". В 1986 году - 334 издания тиражом 85 млн экземпляров, в 1995-м - вообще ни одной книги, а в 1996-м - всего 38 изданий тиражом 0,5 млн. В 1992 году прекратила существование "Советская Россия" - самое крупное республиканское издательство. "Московский рабочий", орган книжной продукции МГК КПСС, в 1973 году выпустил 251 книгу тиражом 11 млн экземпляров, в 90-е перешел на издание классики и краеведения, а в начале 2000-х приказал долго жить.

Казалось, что советский принцип книгоиздания, когда произведение какого-то автора выходило тиражом от 50 до 100 тысяч экземпляров, правильно менять в противоположном направлении. В начале 90-х годов возник этот девиз: "Больше авторов (книг) хороших и разных".


С появлением новых издательств началась новая эра книгоиздания - количество наименований книг стало расти, а тиражи - падать.


Сегодня обычный тираж книги серьезного писателя - 3—5 тысяч экземпляров. Некрупные издательства выпускают книги тиражом в лучшем случае 500—1000 экземпляров.

Я не возьмусь оценивать этот процесс. Он объективно закономерен. Но еще раз выскажу мысль, которую высказывал не один раз. На мой взгляд, задача литературы (и вообще культуры) не разделять людей "по интересам", а объединять их в духовном плане. Собственно, это и есть знамя, которое литература (культура) должна была подхватить из рук коммунистической идеологии.

Коллективная идеология никуда не исчезнет. На место советской идеологии пришла диктатура супермаркета. Просто на демонстрации приходить заставляли, а в супермаркет вы пойдете добровольно, но вместо запланированной вашим свободным разумом, допустим, пачки соли купите тележку непонятных продуктов. Вашим сознанием так или иначе, но манипулируют.

Марки автомобилей объединяют сегодня людей в социальные группы с большим успехом, чем литература. Но и огромные тиражи книг никуда не ушли. Просто они достаются не писателям масштаба Шукшина, Распутина и Астафьева, а Донцовой и Акунину. А сегодня и целой стае авторов "популярной психологии", которые научат вас, как жить, как вести себя на работе, в обществе, как себя "поставить" и какое колоссальное значение в вашей жизни имеет кишечник...

Однако жажда того, что я назвал бы "духовным коллективизмом", не исчезла, и - слава богу! Но одна Церковь удовлетворить эту жажду не в состоянии.

И я с радостью замечаю, что в последние годы становятся все более популярными литературные "флешмобы". Хотя вообще-то flashmob переводится с английского как "миг" + "толпа". Это когда большая группа людей собирается в общественном пространстве, в течение некоторого времени выполняет заранее оговоренные действия и расходится. Советские демонстрации были "флешмобами", только слова такого еще не было.


Сегодня самым массовым "флешмобом" является "Бессмертный полк",


зародившийся как частная инициатива в Томске в 2012 году, а сегодня ставший всенародным движением, в один день собирающим миллионы людей более чем в 80 странах мира.

Если говорить о литературных "флешмобах", то пальма первенства принадлежит "Тотальному диктанту". Я подчеркну, что это не только акция по стимуляции грамотности, но и литературный проект, потому что тексты диктантов для разных часовых поясов уже десять лет пишут современные российские прозаики.


Также литературным и в то же время педагогическим "флешмобом" является "Живая классика" -


самый масштабный детский проект, в котором ежегодно принимают участие более 2,5 млн школьников из 60 стран и 85 регионов России. Дети и подростки вслух читают отрывки из своих любимых произведений. Лучшие соревнуются уже в финальном конкурсе в "Артеке", а самые-самые талантливые чтецы выступают на Красной площади. В этом проекте активно участвуют учителя словесности и библиотекари. В этом году в Петербурге прошел IV Международный гуманитарный педагогический форум "Живая классика", собравший более 300 учителей и библиотекарей из 85 регионов России и 60 стран мира.

Наконец, себя не похвалишь, никто не похвалит.


"Российская газета" вместе с электронным порталом "Год Литературы" уже не первый год проводит акции по коллективному чтению вслух шедевров русской классики.


В 2017 году был реализован видеопроект по чтению вслух "Евгения Онегина". Чтецам предлагалось по две строфы Онегина на выбор, любой интернет-пользователь мог начитать это на камеру и прислать запись. Обладатели гаджетов из 23 стран мира и более чем 30 регионов России, школьники, журналисты, студенты, домохозяйки, знаменитые актеры и политики принимали в этом участие. В этом году аналогичная акция прошла с чтением басен Ивана Крылова. А в сентябре стартовал новый проект "Читаем Абрамова всей страной", организованный правительством Архангельской области, областной библиотекой и театром драмы при поддержке "Года Литературы" в преддверии 100-летия Федора Абрамова, которое мы будем отмечать 29 февраля нового года. И это тоже объективный и закономерный процесс. Но почему-то мое сердце он греет больше, чем механическое падение тиражей книг при росте их наименований.