САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

В помощь школьнику. 9 класс. Л. Н. Толстой. «Детство. Отрочество. Юность». Часть 1

Первая неделя марта. В марте девятиклассники проходят произведение, которое побуждает задуматься: правда ли, что, о чём бы ни писал автор, он всегда пишет о себе?

 Л. Н. Толстой. «Детство. Отрочество. Юность» / godliteratury.ru
Л. Н. Толстой. «Детство. Отрочество. Юность» / godliteratury.ru

Текст: Ольга Разумихина

Начало девятого класса — время, когда школьники полноценно знакомятся с творчеством Л. Н. Толстого; до этого ребята проходили разве что рассказы «Кавказский пленник» (не путать с поэмами Пушкина и Лермонтова) и «После бала». Теперь же Льва Николаевича в школьной программе будет видимо-невидимо: вслед за «Детством...» пойдут «Севастопольские рассказы», а спустя год школьники примутся читать «Войну и мир» и, в школах с углубленным изучением литературы, «Анну Каренину». И на каждом уроке будет неизменно вставать вопрос: каково соотношение автобиографического и вымышленного?

Какого героя Л. Н. Толстой «списал» с кого-то из родственников, друзей или с самого себя, какого выудил из исторической хроники, а какого придумал целиком и полностью? И — самое главное — насколько читателю важно об этом знать?

Правда и вымысел

Проклятый вопрос — насколько личность автора отражается в его произведениях — не давал покоя писателям и читателям всех времён и народов. Впрочем, рассуждая о классиках XIX — начала ХХ века, времён, когда мировая литература ещё не испытала повального увлечения фантастикой и фэнтези, все более или менее сходятся на том, что классики выбирали темы произведений исходя из собственного жизненного опыта либо профессиональных интересов.

Так, наше всё Александр Сергеевич Пушкин обратился к периоду пугачёвского восстания, описанного в «Капитанской дочке», не просто так, а потому что изучение этого временного отрезка было продиктовано служебными обязанностями (или, скорее, служебными возможностями). В начале правления Николая I, начиная с 1831 года, Пушкин служил в Министерстве иностранных дел, что давало доступ к огромному количеству архивных документов; задумав роман о дворянине, нарушившем клятву верности Екатерине II, Александр Сергеевич сначала написал научный труд «История Пугачёвского бунта», который представил «к Высочайшему рассмотрению». И только получив одобрение от Николая I (а ещё, очевидно, сообразив, что после этого цензуре будет труднее «зарезать» художественное произведение на ту же тему), классик принялся за работу над «Капитанской дочкой», а абстрактный барин-отступник трансформировался в коварного Швабрина, ставшего полной противоположностью милейшему Петруше Гринёву.

Л. Н. Толстой вёл дневник с юных лет до конца жизни. Записи из тетради 1891—1895 гг. Фото: Wikipedia

Конечно, соотношение личного и вымышленного в творчестве разных писателей неодинаково. Так, если М. Ю. Лермонтов, с рядом оговорок, в большинстве лирических произведений проговаривает собственную боль (как мы знаем, с родственниками и приятелями, с прекрасным полом и с коллегами по цеху отношения у классика не складывались), то с А. А. Фетом ситуация обратная. Случайный прохожий, увидев, как этот крепкий хозяйственник объезжает свои владения на ослике по кличке Некрасов, вряд ли предположил бы в нём автора тончайших стихотворений о природе, временах года, сущности поэзии и обречённой любви.

Однако и здесь со Львом Николаевичем — который всю жизнь был дворянином, пишущим о дворянах, — возникает дополнительная проблема. Всё дело в толстовской манере подачи, часто предполагающей повествование от первого лица, а также содержащей множество мельчайших деталей — вплоть до точных цитат из писем близких и указания конкретных дат. Вспомним, какими словами начинается повесть «Детство»:

Николай Ильич Толстой, отец писателя. Неизвестный художник. Бумага, акварель. 1823 г. Фото: Wikipedia

"12-го августа 18..., ровно в третий день после дня моего рождения, в который мне минуло десять лет <...>, в семь часов утра Карл Иваныч разбудил меня, ударив над самой моей головой хлопушкой — из сахарной бумаги на палке — по мухе. Он сделал это так неловко, что задел образок моего ангела, висевший на дубовой спинке кровати, и что убитая муха упала мне прямо на голову. Я высунул нос из-под одеяла, остановил рукою образок, который продолжал качаться, скинул убитую муху на пол и хотя заспанными, но сердитыми глазами окинул Карла Иваныча. Он же, в пестром ваточном халате, подпоясанном поясом из той же материи, в красной вязаной ермолке с кисточкой и в мягких козловых сапогах, продолжал ходить около стен, прицеливаться и хлопать".

Ну и как тут не поверить, что эта милая история произошла с автором лично? Ведь, кажется, нарочно такого не придумаешь! Одно дело — сочинить что-то интуитивно понятное: неловкий диалог двух влюблённых, которые прячутся от любопытных глаз в садовом лабиринте, или ссору прижимистого отца и его нерадивого сынка-кутилы, или, на худой конец, выволочку, которую устраивает крепостник ленивому слуге. Но как выдумать хлопушку из сахарной бумаги, и метко убитую муху, и покачнувшийся образок, и кисточку на вязаной ермолке Карла Ивановича?

Силуэт М. Н. Волконской — единственное изображение матери писателя. 1810-е гг. Фото: Wikipedia

Добавляет сумятицы и то, что главный герой повести на первый взгляд очень похож на юного Льва Николаевича. Многие реалии из жизни классика — переезд в город с целью получить образование в гимназии, жизнь у блестящей великосветской родственницы, финансовые проблемы отца — перекликаются с эпизодами «Детства» и «Юности». Да что там говорить, если у настоящего Льва Николаевича и вымышленного Николеньки Иртеньева даже дни рождения рядышком: у автора — в конце августа, у его героя — в начале!

Но когда нас пугали сложности? Давайте разбираться.

Детство Толстого

Для начала погрузимся в биографию классика — и увидим, что его сходство с Николенькой Иртеньевым не такое явное, каким кажется на первый взгляд.

Лев Николаевич Толстой родился в Тульской области, в знаменитом имении Ясная Поляна, в 1828 году. Помимо него, в семействе уже подрастало трое детей. Спустя полтора года после появления на свет будущего классика мама родила долгожданную дочку — и умерла от так называемой родильной горячки (то есть от занесённой в кровь инфекции, что, к сожалению, в начале XIX века не было событием из ряда вон). Вот крохотная часть огромного генеалогического дерева Л. Н. Толстого:

Толстой и его брат Николай перед отправлением на Кавказ, 1851 г. Фото: Wikipedia
  • •отец будущего писателя — Николай Ильич Толстой (1794-1837);
  • •мама — Мария Николаевна Толстая, в девичестве Волконская (1790-1830);
  • •первый сын — Николай (1823—1860);
  • •второй сын — Сергей (1826—1904);
  • •третий сын — Дмитрий (1827—1856);
  • •четвёртый сын — Лев (1828—1910);
  • •дочь Мария (1830—1912).

Итак, будущий классик в силу возраста не запомнил матери; более того — в семье не сохранилось ни одного её портрета.

Так что впоследствии, пытаясь воссоздать облик Марии Николаевны, писатель представлял идеализированный образ любящей, нежной и сострадательной матери семейства. В этом он опирался на «Педагогический дневник», который вела княжна Волконская. В нём она действительно с любовью рассказывала о каждом дне, проведённом с детьми. Мария Николаевна много писала о сыновьях — и почти ничего о себе, что лишний раз убеждало Толстого: это была самоотверженная женщина, растворившаяся в семье, но ни разу об этом не пожалевшая, напротив — почитавшая такую долю как высшее счастье. И это притом, что мама пятерых детей тяготела к искусству и даже сама писала стихи и прозу: так, в архивах семьи Толстых сохранилась её неоконченная повесть «Русская Памела», написанная под влиянием Ричардсона (да-да, того самого французского автора, которым зачитывалась Татьяна Ларина, главная героиня пушкинского «Евгения Онегина»).

После смерти Марии Николаевны заботу о воспитании пятерых Толстых взяла на себя Татьяна Александровна Ергольская, дальняя родственница, рано оставшаяся сиротой и воспитывавшаяся в семье Толстых. Николай Ильич — отец будущего классика — в молодости питал к ней симпатию и даже сделал предложение руки и сердца, но, поскольку княжна Волконская была более выгодной партией, ему пришлось забыть о юношеской влюблённости. (Впрочем, брак родителей Толстого, хотя и произошёл в первую очередь по расчёту, но всё равно оказался на удивление счастливым. В какой-то мере Николай Ильич, его супруга Мария Николаевна и Татьяна Александровна, так и не вышедшая замуж, стали прототипами для других толстовских героев — Николая Ростова, Марии Болконской и Сонечки из романа «Война и мир».)

Но вернёмся к отцу Льва Николаевича — и обнаружим, что и он оставил семью довольно рано. Желая дать сыновьям образование, Николай Ильич перевёз семейство в Москву, но вскоре умер от кровоизлияния в мозг. Произошло это в 1837 году: будущему классику на тот момент не исполнилось и десяти лет. После этого семья вернулась в Ясную Поляну, и началась другая история — не менее интересная, но и драматичная; спустя же семь лет, в 1844 году, Толстой вновь покинул родовое гнездо и переехал в Казань, чтобы выучиться в университете, но диплома о высшем образовании в силу разных причин так и не получил.

Ну а что же с семейной историей вымышленного Николеньки — героя знаменитых толстовских повестей?

Из-за недостатка средств над каменным этажом яснополянского дома, построенным его тестем Волконским, граф Толстой возвёл этажи деревянные и даже неоштукатуренные. Фото: Wikipedia

Детство Иртеньева

Как и сам Лев Николаевич Толстой, вымышленный Николенька Иртеньев с детства был окружён многочисленными родственниками, близкими и дальними, — а также друзьями семьи, учителями и слугами. Вот основные персонажи повести «Детство»:

  • •Пётр Александрович Иртеньев — отец семейства, вечно гоняющийся за удовольствиями; женился по расчёту, взял в качестве приданого за супругой богатое имение Хабаровка, но всё равно испытывает финансовые трудности;
  • •Наталья Николаевна Иртеньева — его супруга, идеализированная, нежнейше преданная мужу и детям, кроткая, спокойная и творчески одарённая женщина;
  • •Володя — старший сын, исполнительный, спокойный, трезвомыслящий и, пожалуй, слишком циничный для своего возраста;
  • •Любочка — средняя дочка, эмоциональная, неусидчивая, любопытная и порой чересчур плаксивая;
  • •Николенька — младший сын, робкий, чересчур податливый; наделён бурным воображением, но при этом нередко задумывается о вечном.

Значительную роль в судьбе юного Николеньки также играют следующие персонажи:

  • •Наталья Савишна, бывшая няня Колиной матери, крестьянка; осталась в услужении у Иртеньевых, несмотря на то, что мама выписала ей вольную;
  • •Карл Иванович, первый учитель — добрый и заботливый опекун, но требовательный педагог;
  • •St.-Jérôme, второй учитель, для Николеньки — само воплощение бессмысленной жестокости;
  • •Мими, гувернантка Иртеньевых; по выражению Натальи Николаевны, «добра и скучна»;
  • •Катенька, дочка Мими и по совместительству — закадычная подружка Любочки;
  • •графиня бабушка, живущая в Москве, женщина добрая, учтивая и знающая себе цену; сочувствует дочери из-за того, что её супруг оказался человеком слишком вольных нравов.

Вот только в отличие от реального Льва Николаевича Николеньку все эти люди окружали на протяжении десяти лет его жизни, а некоторые и того дольше. Так что детство Иртеньева-младшего было безоблачно счастливым — чего, как мы уже выяснили, нельзя сказать о Толстом.

А вот какую роль сыграли эти люди в судьбе Николеньки — обсудим в следующей статье.